18+
// Блог

Бал пожарных

8 февраля аудитории Европейского университета в Санкт-Петербурге были опечатаны. Учебный процесс в одном из лучших вузов страны приостановлен, его преподаватели и студенты оказались в очень трудной ситуации.

Более десяти лет Европейский Университет дает возможность всем выпускникам российских вузов получить дополнительное образование европейского уровня и таким образом включиться в мировой научно-исследовательский процесс.
По официальным данным, Европейский университет закрыли исходя из соображений пожарной безопасности. Мы не будем вдаваться в детали этой истории, поскольку они нам в точности неизвестны. Хронологию событий вокруг Университета лучше всего отслеживать на официальном сайте ЕУ.
Европейскому университету в Санкт-Петербурге сейчас очень нужна поддержка. Вы можете поставить свою подпись под обращением в защиту ЕУ на сайте www.ruthenia.ru/euspb/. Связаться с сотрудниками ЕУ, если у Вас есть какие-либо предложения, можно по e-mail’у rector@eu.spb.ru.

Европейский университет в Санкт-Петербурге — часть моей любви к этому городу. Я не могу поверить, что город откажется от столь умного и одаренного своего детища. По-моему, города Европы могут позавидовать Петербургу: немного появилось на свет новорожденных вузов такого ранга за последние два десятилетия! Этот младенец сосет молоко из европейского интеллектуального мира, и в то же время он генетически связан с Академией наук, с Эрмитажем.
Университет — часть новой, свободно и смело развивающейся России, которая сегодня является на редкость плодовитым интеллектуальным центром. Это символ Санкт-Петербурга XXI века. Это не только окно в Европу. Это для нас, европейцев, окно в Россию; и мы любим, уважаем это окно, эту новую «республику» науки.
Жорж Нива, почетный профессор Университета Женевы, Кавалер ордена Почетного легиона, член Европейской академии

События вокруг Европейского университета напоминают мне закрытие Музея кино в 2005 году. Такое ощущение, что кто-то задался целью уничтожить все лучшее, что было сделано в стране за последние десятилетия. То, что создавалось с любовью, ценой огромных усилий, разрушается — и это очень печально. Сейчас под угрозой оказался один из немногих российских университетов, который отвечает международным критериям академического качества. Основать подобный университет сегодня, в условиях общего кризиса образования, совершенно невозможно. Едва ли кому-то удастся собрать столь уникальную группу высококвалифицированных преподавателей, найти деньги и проделать весь тот огромный труд, которого требует создание университета мирового уровня.
Михаил Ямпольский, профессор Нью-Йоркского университета

Ситуация с Европейским Университетом в Санкт-Петербурге не просто скверная, а очень скверная. Куда звонить при пожаре, знает каждый первоклассник, а куда звонить, когда пожарные закрывают учебное заведение, не знает никто. Какая именно сигнализация здесь сработала, точно не известно, но опечатала здание именно пожарная инспекция (заметим, что Университет арендует это здание более десяти лет, и до нынешнего года тот же самый инспектор никакой пожарной опасности тут не находил). Сто пятьдесят учащихся стали бездомными погорельцами.
Кому предъявлять счет и как оценивать моральный ущерб и интеллектуальный урон, нанесенный Университету, а вместе с ним и всему научному сообществу? Ведь в этой истории нет даже пресловутого стрелочника — он предусмотрительно заменен фигурой доблестного пожарного.
При любом развитии событий больше всего меня и моих ближайших коллег в Институте лингвистических исследований РАН, беспокоит именно судьба студентов. Ведь эти люди сделали свой жизненный выбор, выдержали вступительные экзамены и приступили к серьезной работе. Что будет с ними, с их начатыми научными трудами, диссертациями, проектами, планами? Если Европейский университет закроют, для молодых это будет тяжелый удар, а для нас, не сумевших его предотвратить, — позорное поражение.
Лариса Степанова, главный научный сотрудник Института лингвистических исследований Российской Академии наук

За четырнадцать лет своего существования Европейский университет стал одним из лучших вузов страны и местом, где выросла значительная часть молодой интеллектуальной элиты России. Очень важно, что политика университета всегда предусматривала работу не только с петербуржцами, но и с выпускниками провинциальных вузов. Именно Европейский университет предлагал молодым ученым из провинции все возможности для получения образования самого высокого уровня (в числе этих возможностей – и бесплатное общежитие в Петербурге). В течение всех этих лет благодаря своему существованию и активной научной деятельности Европейский университет, предоставляя своим преподавателям и студентам все ресурсы для перспективного обучения и работы, предотвратил отток молодых специалистов за рубеж. В «НЛО» мне приходилось работать с очень разными авторами. Среди самых ярких и талантливых было много выпускников или преподавателей Европейского университета, и поэтому я рассматриваю его как важнейший интеллектуальный ресурс российской гуманитарной науки.
Университет — это живой организм. Приостановление учебного и исследовательского процесса даже на несколько недель — серьезная угроза дальнейшему существованию университета, и поэтому его работа должна возобновиться как можно скорее. Я убеждена, что исконное здание Европейского университета на Гагаринской совершенно необходимо сохранить. Оно было с любовью оборудовано в соответствии с выработанной в университете моделью образовательной и исследовательской работы и стало подлинным домом для многих российских и зарубежных ученых.
Мария Майофис, редактор отдела «история» журнала «Новое литературное обозрение»

Я не знаю, каковы реальные причины приостановки деятельности Европейского университета в Санкт-Петербурге. Возможно, это политическое давление, возможно — подготовка к рейдерскому захвату здания. Но очевидно, что речь идет не о простой проверке. В Питере много высших учебных заведений, расположенных в старых зданиях, чье состояние тоже не вполне соответствует идеалам пожарной охраны. При этом никто не запрещает проводить там занятия.
Как бы то ни было, происходящее с Европейским университетом — это позор для нынешней администрации Петербурга. Еще несколько лет назад мы не могли бы себе представить, что власти города, гордящегося своим интеллектуальным потенциалом, будут содействовать или попустительствовать давлению на один из лучших научных и образовательных центров России. Печальная параллель — закрытие в 2004 году Европейского гуманитарного университета в Минске. Хочется надеяться, что наши чиновники все-таки не столь невежественны и трусливы, как Лукашенко и его министры.
Александр Панченко, ведущий научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинский дом) Российской Академии наук, профессор РГПУ им. А. И. Герцена

Я подписал письмо в защиту Европейского университета по двум причинам. Первая заключается в том, что в случае его закрытия многие мои коллеги останутся без работы. Наш долг — их поддержать. Вторая причина касается университета как такового. У меня нет никаких сомнений в том, что это один из лучших вузов страны. Сохранить его совершенно необходимо, потому что он незаменим для нашей науки: выполняемые им функции в настоящий момент не может на себя взять никакой другой университет в России. Многие дисциплины (такие как современная социология, этнопсихология) именно в Европейском университете преподаются и изучаются на уровне самых весомых университетов мира.
Владимир Маркович, профессор кафедры истории русской литературы филологического факультета СпбГУ

Чем больше учебных заведений, тем лучше. Создавать всегда хорошо, уничтожать — всегда плохо. Европейский университет в рекомендациях не нуждается. Он уже успел приобрести известность и завоевать авторитет в мировой академической среде, и в то же время он еще очень молод. Именно поэтому Университет свободен от официозной застылости, которая могла сохраниться в других вузах еще с глухих советских времен.
Сама структура учебного процесса отвечала европейским стандартам и предполагала постоянное и многогранное взаимодействие с западными университетами. На многие лекции, проводимые в его стенах, собирались интеллектуалы со всего города. Атмосфера университета подвижна и свободна. В нем всегда обучались очень талантливые и разнообразно одаренные студенты. Они создавали в стенах университета свободную живую среду, в которой было очень легко и приятно работать. Многие из его выпускников уже сейчас заняли видное положение в культурной среде города.
Безусловно, исчезновение Европейского университета неизмеримо обеднит культурную жизнь Петербурга. Городу будет не хватать атмосферы свободы и независимости, которая жила не только внутри университета, но и в его выпускниках — весьма примечательных фигурах в петербургской жизни. Зачем с этим бороться? Я не понимаю, или, точнее, — понимаю слишком хорошо.
Аркадий Ипполитов, искусствовед, хранитель итальянских гравюр в Государственном Эрмитаже

Руководство Европейского университета в Санкт-Петербурге сейчас категорически отказывается заниматься какими бы то ни было спекуляциями по поводу возможных причин происходящего. Я думаю, что друзья университета должны сегодня поддержать эту позицию. В то же время есть вещи очевидные. Европейский университет — это не просто уникальная образовательная институция, дающая лучшее в России постдипломное образование в области гуманитарных и общественных наук. Это еще и один из немногих в нашей стране примеров безусловно успешной общественной инициативы. Прекращение его деятельности, какими бы ни были причины, станет событием знаковым не в меньшей степени, чем фактический разгром «Нового мира» в начале 70-х годов, и будет иметь для образования, культуры и общественной жизни в России не менее глубокие и долгосрочные последствия. Сегодня каждому из нас следовало бы осознать меру нашей личной и общей ответственности за собственные действия или за бездействие.
Андрей Зорин, профессор Оксфордского университета

Решение о переводе Европейского университета в новое здание, по имеющейся информации совершенно не приспособленное для учебного заведения такого уровня, означает его фактическое закрытие. Не могу судить об истинных мотивах питерских властей, но совершенно очевидно, что пожарная безопасность здания — лишь предлог для этой варварской акции. Она наносит удар по российскому образованию и культуре вообще. Если решение властей не будет отменено, пострадает не только интеллектуальный и моральный потенциал нашего общества, но и честь нашей страны.
Юрий Апресян, действительный член (академик) Российской Академии наук

Подготовила Анна Ковалова

Panahi
Subscribe2018
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»