18+
// Рецензии / Фестивали

Берлин-2018: «Транзит» Кристиана Петцольда

На фестивале показали новый фильм одного из главных авторов «берлинской школы», Кристиана Петцольда. И это, наверное, самая новаторская его работа — по крайней мере, мы не удивимся, если его за нее наградят. О «Транзите» рассказывает Наталья Серебрякова.

 

Немецкие войска вот-вот вступят в Париж. В последний момент Георг бежит в Марсель на товарном поезде, увозя с собой безногого друга. В его багаже — рукописи писателя Вейделя, который перерезал себе вены в дешевом парижском отеле. В пути Георг читает его последний роман и письмо жены, подписанное именем «Мари». Есть еще и мексиканская виза на имя писателя. Не доехав до Марселя, друг умирает. Георг, казалось, не собиравшийся изображать писателя, случайно им становится Вейделя — с самоубившимся романистом его путают в американском посольстве . И вот он уже — счастливый обладатель мексиканской визы, который готовится покинуть Францию на корабле. Но на пути счастливого финала встает таинственная брюнетка Мари, которая ищет мужа. Кроме того, Георга задерживает семья погибшего друга — немая жена и сынишка с астмой, которым нужно помочь.

«Говорят, „Монреаль“ затонул где-то между Дакаром и Мартиникой: наскочил на мину. Пароходство не дает никаких справок. А быть может, все это только слухи. Впрочем, если сравнить судьбу „Монреаля“ с судьбой других пароходов, до отказа набитых беженцами, пароходов, которым нигде не разрешают пристать и скорее дадут сгореть в открытом море, чем бросить якорь в порту, — только потому, что визы пассажиров на несколько дней просрочены, — так вот, если сравнить судьбу „Монреаля“ с судьбой таких пароходов, то весть о его гибели никого не поразит», — так начинается написанный в 1944 году в изгнании роман Анны Зегерс. Это самый исчерпывающий комментарий к фильму. «Транзит» поставлен по этому произведению, и очень литературен. Начать хотя бы с того, что Петцольд, кажется, впервые применил закадровый текст. И закочаить, конечно же, тем, что Георгу, чтобы подтвердить в посольстве личность, приходится дословно воспроизвести последние слова романа Вейделя.

 

 

Простая, на первый взгляд, история, оказывается на удивление многослойной (с несколькими фальшивыми финалами) и затягивает, как хорошая проза.

Петцольд снимал в современном Марселе: не строил исторических декораций, не надевал на актеров военную форму. Фашисты тут — полиция. Бесконечно сигналят сирены «скорой помощи», а загадочная Мари одета в плащ, даже если на улице ярко светит солнце, и туристы в майках отправляются на современном «фольксвагене» загород. Кого-то может покоробить столь прямая отсылка к современной ситуации с беженцами в Европе — их Петцольд сравнил с теми, кто бежал от оккупантов в 1940-х. За это прозрачной метафорой, впрочем, кроется еще история вневременная — о женщине, которая бросила мужа и бесконечно ищет его в каждом прохожем, надеясь на прощение: мужчины, которые призваны спасать, сменяют друг друга, не умея заменить того, кого любишь. История о судьбе, которую нужно принять и невозможно изменить, сколько бы счастливых билетов она тебе бы ни посылала. Женщина-призрак, женщина-видение Мари села на «Монреаль», но неизвестно, осталась ли в живых.

Режиссер не был столь убедителен со времен «Барбары», за которую получил «Серебряного медведя» за режиссуру (2011). Второй раз подряд после «Феникса» Петцольд обращается к военной теме и делает это, с одной стороны, деликатно, а с другой — совершенно перверсивно.

Subscribe2018
Бок о бок
Зимние братья
Закат
Сеанс68
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»