Эпизоды
Эпизоды
Эпизоды
Эпизоды
Эпизоды

Эпизод «Аудитория».


Съемка

Подготовка


Ольга Опенок, художник-бутафор:

«У этой сцены необычное световое решение: чтобы добиться нужного эффекта «тюремности», «зоопарковости», чтобы основной рисунок кадра был изрешечен, мы делали специальные оконные переплеты.

Что было сделано еще? Вручную перекрашивали стены. Весь этот огромный объем (размер помещения 14×10 м, высота 8 м) был покрашен кисточками и масляной краской. Мы старались воспроизвести метод покраски того времени — оставляли подтеки на стенах, ворсинки от кисточек. Потом были восстановлены старые парты, привезены столы и изготовлена огромная вра- щающаяся школьная доска.

И дальше началась наша «эпопея» с потолком.

Дано: потолок с огромной позолоченной с люстрой по центру, которая имела свойство опускаться, и, соответственно, была опущена. Режиссером и оператором-постановщиком было принято решение потолок задекорировать. Денис Шибанов, главный художник, говорил: представь себе, что здесь была старинная фреска, которая начала рушится. Чтобы ее сохранить, — так раньше делали, — потолок затянули тканью. Выбор ткани был соответствующий: военный брезент, лен, двунитка. Итак, моя задача: создать крой для потолка. Ничего особенного.

Но тут Илья Андреевич захотел крови, мозгов, грязи и человеческого пота. Во-первых, мы должны были «постарить» этот брезент в количестве 72 кусков 2×2 м. Я поехала в единственную промышленную прачечную города Харькова, где мне сделали несколько степеней отбеливания. Но ни одна из них не подошла по цвету, нужно было отбеливать больше. При этом прачечная уже отказывалась увеличивать концентрацию хлорки, потому что это может привести к отравлению. Но раз Илья Андреевич сказал, что надо больше — значит, надо больше. И я, закупившись 60 литрами живой хлорки, отбеливала ткань в противогазе и резиновых перчатках в собственной ванной. Было страшновато. Но отбелить было лишь половиной дела. Мои помощницы несколько раз ездили в 5 утра за свиной кровью на рынок. Бабушки из этой крови делают кровяную колбасу, поэтому она должна быть свежайшей, и продается в 3-литровых банках, в единственном месте на рынке исключительно в 5 утра. Закупившись кровью, мы сделали несколько проб, и режиссер выбрал не свежую, которая была слишком живописна, а сварившуюся. Так что пришлось вываривать кровь и красить, добавлять мазут, добавлять грязи. Тканевый потолок был размером 300 м2, потому что он довольно сильно провисал. Режиссеру нужно было, чтобы оттуда что-то свисало, протекало, чтобы на нем были следы мазута и запекшейся крови. На этом потолке написана история, мы слышим отголоски гражданской воны: должно быть, в этот брезент заворачивали тела, кого-то им накрывали, после войны он провалялся на складе и был оттуда извлечен, когда в аудитории начал рушиться потолок".


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: