18+

«Интимные места». Критика о фильме

То, что при пересказе кажется какой-то нелепой фантасмагорией, на самом деле при просмотре кажется чистой, до документальной скуки, правдой. Смотришь на экран и понимаешь: ну да, а что? Люди так живут, я таких людей знаю, вот радость узнавания. Единственный раз, когда приходится скривиться — это когда понимаешь, что идея «сорокалетняя девушка служит в комитете по нравственности и цензурирует Бертолуччи, потому что у нее нет мужика нормального» показана нам во всей своей полноте и серьезности, без иронии и задней мысли. А с другой стороны, а разве это не так? Разве бывает по-другому?

Семен Кваша, The Hollywood Reporter

 

Режиссеры-дебютанты Наталья Меркулова и Алексей Чупов (выступивший и в качестве актера) прошли большой путь от своего, отчасти безумного, замысла до воплощения. Можно сказать, они прошли этот путь, занявший три-четыре года, вместе со страной. Вначале приходилось, по их собственному свидетельству, напрягать фантазию, выискивать в интернете всякие казусы из сексуальной жизни современников, а также примеры лицемерной борьбы за нравственность. Авторы хотели в гиперболизированной форме высмеять эти явления, но жизнь догнала и обогнала их. Появившись, «Интимные места» оказались милой фривольной, лишенной вульгарности комедией нравов. Но чтобы стать достойной происходящего в нашем обществе социальной сатирой, понадобился бы совокупный талант Гоголя, Щедрина и Свифта.

Андрей Плахов, Коммерсантъ

 

«Интимные места» — представитель незаслуженно забытого жанра секс-комедий, популярного в Италии 1960-х, Испании 1980-х и постперестроечной России; другими словами, в периоды эстетических и идеологических революций. Разница в одном — по ощущениям сорежиссеры Меркулова и Чупов спохватились снимать свой дебют не на заре вседозволенности, а перед самой отправкой свободы слова в утиль. В связи с этим несколько странно, что «Места» не столько говорят о сексе, сколько пытаются изобретательно показать все то, что последние десять лет никто почему-то не показывал.

Василий Миловидов, Афиша

 

Задаваясь вопросом об отсутствии в российском кино попыток разговора о сексуальной жизни, стоит вспомнить, чего еще так отчаянно в нем не хватает — подлинного чувства юмора. Герои «Интимных мест» чаще всего смешны (порой фильм и вовсе скатывается в анекдот) — в силу именно слишком серьезного отношения к вопросам секса. Ответов на эти вопросы у режиссеров, впрочем, нет — почти каждая новелла здесь заканчивается или шуткой, или немой сценой. И если любой фильм — так или иначе кино о кино, то «Интимные места» — это еще и фильм о том, что когда сексуально фрустрированно целое общество, неизбежно зашедшим в тупик, растерянным будет и его кинематограф.

Денис Рузаев, Interview

 

Главное — не идти на «Интимные места» в ожидании какой-то особой дерзости, сексуальной раскрепощенности или про что там еще пишут те, кто пока не видел фильм, но уже слышал звон. А то получится, что придут люди посмотреть на то, что у других в штанах и под юбками скрыто, а им — про одиночество да про неврозы. И про художника, который силится что-то ему самому неясное изобразить — в то время как разговор о творчестве сводится к спорам о том, можно или нельзя неприкрытым органом в арт-пространство тыкать. Можно, конечно, а если этот вопрос многих еще беспокоит, то, наверное, и нужно.

Владимир Лященко, Газета

 

В некоторых отношениях мы все устроены одинаково: лучшее доказательство этого стародавнего тезиса — самая яркая из новелл, посвященная чиновнице, коротающей ночи с вибратором, а днями сражающейся за нравственность в разных государственных комитетах. Сыгравшая эту роль Юлия Ауг, которую законно можно объявить актерским откровением этого года, получила за нее приз на «Кинотавре», где сам фильм был объявлен лучшим дебютом: на радостях режиссеры тут же на сцене объявили, что женятся. И вправду, лучше — точнее, смешнее, пронзительнее — ничего в 2013 не было. Это и политическое, в высшем, а не вульгарно-публицистическом смысле слова, и социологическое, и мировоззренческое кино. Но в то же время — комедия, согласно которой, невзирая на цензуру и законы, в России все-таки есть секс. И слава богу.

Антон Долин, Вести. fm

 

Как все писали 25 лет назад о постельной сцене с Натальей Негодой, так и сегодня восхищаются тем, как героиня, глава комиссии по нравственности Людмила Петровна (в исполнении актрисы Юлии Ауг), появляется в кадре с фаллоимитатором, а также тем, что все гениталии в кадре остались как есть. Этот факт — что не вырезано, что показали — всех приводит по-прежнему в необычайное возбуждение. И то, что нам опять это «разрешили», говорит, в сущности, о той ничтожной дистанции, которую наше кино прошло с 1988 года до сегодняшнего дня. Говорит о диком отставании от мирового контекста, где исследование сексуальности и перверсий — норма; где это — регулярная, кропотливая работа, инструмент, а не самоцель.

Андрей Архангельский, Огонек

 

Конечно, в западной культуре вопросы сексуальной фрустрации давно стали едва ли не общим местом, но в России они переходят в область политики. К тому же жизнь, что называется, вносит свои коррективы, принуждая к трактовке сюжета и с этой стороны.

Алена Солнцева, Московские новости

 

«Интимные места» состоят не из нескольких новелл, как принято писать: скорее уж из нескольких завязок. Дебютанты Наташа Меркулова и Алексей Чупов обрывают сюжеты незадолго до момента, где, по идее, должна наступить кульминация: как кончить, не знают ни они, ни герои. Души персонажей разъедают неясные желания, которые не всегда даже получается сформулировать: иногда сформулировать — значит потерять лицо, сильно измениться в собственных глазах и погубить ту парадную версию себя, которую всю жизнь создавал и предъявлял окружающим. В результате все не так и выхода нет.

Денис Корсаков, Ведомости

Чаплин
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»