18+
17-18

Никто не хотел выживать

Их всех убьют, — сказала ты, когда пошли заключительные титры.
Да, — ответил я.

Еще один шальной выстрел, еще одна случайно задетая растяжка — и этих ребят положат как крысаков, незванно заведшихся в доме. Положат как нечего делать. Потому что нечего делать на чужой земле с автоматом наперевес. Эта чудовищная перспектива прочитывается в фильме — однако для сего потребно некоторое усилие.

Бравому Ивану Бровкину на такой войне, казалось бы, уже делать нечего. Но стилистика «Блокпоста», с его натужным ерничеством, заставляет вспомнить как раз о нем, родимом. Не будем поминать стоуновский «Взвод и Апокалипсис…» Копполы. Есть аналогия поближе — невзоровское «Чистилище». Прошу прощения за самоцитату — но вот что писал я год назад в связи с этой картиной, говоря о том, чего в ней нет: «Навзничь в травах с ромашечкой в зубах и звонким жаворонком в поднебесье. Фотка любимой девушки в кармане гимнастерки. Немудреные шутки у полевой кухни. Какой-нибудь мудила с баяном. Неуклюжий прапор и орел-майор. Ротная животина типа кабысдох. Можно почитать Рильке, если кто очкарик. Его же первого и грохнуть — чтоб медленно так сполз щеткой по кирпичной стене и очки хрясь».

Невзоров до такой лажи не опустился — у него хватило ума и умения выхватить из кровавой мешанины пару-тройку запоминающихся персонажей, не ступая на тот пош­лый путь, по которому двинул Рогожкин.

В «Блокпосте» один грассирует, другой фигуряет с лисьим хвостом на каске, третий безмерно предан покойному крысаку. Личностно при этом не запоминается никто — включая рассказчика, одного из. Из кого? Да вы никто, ребята. Даже не пу­шечное мясо, а, если угодно, пулеметная падаль, которая до поры до времени может пить водку, звонко лязгать затворами, носить нарядно камуфлированные каски и разыгрывать романс о влюбленных под заимствованный солнечный дождь.

Вышеприведенная цитата из меня, любимого кем-то, поясняет в «Блокпосте», к моему удивлению, довольно многое. Вплоть до кабысдоха, который тут всего лишь бестолково мотается под ногами у персонажей. Сверьте с контекстом «Блокпоста». Прапор, правда, здесь «уклюжий» — благодаря отличному актеру Андрею Краско. А в остальном…

Ребята, у каждого своя армия. Разный опыт. Но не нужно прокалываться хотя бы на мелочах. Рядовой отстегивает патроны за интимный сеанс с туземкой — в левой руке магазин, правой неловко сбрасывает боезаряд. Любой салага через два месяца службы в более-менее нормальных войсках сделает это, конечно, иначе. Тут свой солдатский артистизм, мальчиший понт: четыре пальца сжимают магазин, а пятым, большим, ты выщелкиваешь патроны, как семечки. Одной рукой — понятно?

Это, ясный пень, мелочь, придирка. Девочки-то не разберут. Но ошибки в «Блокпосте» есть и пострашнее — гораздо. Смена состава — и ребятишки по-пионерски задорно скандируют: «Здесь Россия, здесь мой дом! Дом, в котором мы живем!» Ребята, вы здесь не живете. Вам здесь только — умирать.

Пионерский этот задор толкает Рогожкина на некое недомыслие. Эффектный эпизод: наши солдаты (чувствуете, кстати, этот оттенок: наши) заходят в кавказский дом, а там мальчонка с культями вместо ног колотит что есть силы по взрывателю противотанковой мины. Атас! Наши выбегают, прыгают по-жабьи, домишко взлетает на воздух (благо пиротехники не поскупились). Фу-ты, ну-ты, все живы! О мальчике и не вспомнили.

Разумеется, куда проще показать придурка неглиже: броник, каска, автомат — вот и весь он, мой наряд. Ухохочешься. Плюс водевильный генерал Булдаков, готовый чуть что хоть что отрекламировать.

А мальчик? Крысак вам, выходит, дороже? Крысаки тоже, наверное, хорошие люди. Но настоящие люди — пока — мы. Настоящие ли — вот это вопрос. Трагедия национальных распрей ставит это под сомнение. И лепить киношный полуанекдот на такую больную тему — мне кажется, безнравственно. Мудил хватает и без того. Как там Александр Невский подворовывал из Библии: «Кто с мечом к нам придет…»? Засуньте свой меч себе известно куда.

Ребята, такие, какими вас здесь показали, — вы щенки. Безумные и наглые щенки, каковыми, возможно, и являетесь.

Я дембель-74, номер моего автомата РЗ 3692, и я хорошо, поверьте, им владел. И был не старше. Додумайте сами.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»