18+
// Рецензии

«Черная полоса»: Сплошная

В прокате «Черная полоса» — фильм нуар Эрика Зонка, который не снимал кино уже десять лет. Венсан Кассель в роли комиссара Висконти заменил выбывшего со съёмок Жерара Депардье. По мнению Никиты Смирнова, эта незадача обернулась главным достоинством картины.

 

 

Комиссар полиции по фамилии Висконти (Венсан Кассель), пьяница и мизантроп по пути к моральному банкротству, получает новое дело. Пропал подросток Дени, у которого на беду оказывается очень красивая и беззащитная мать Соланж, а отец-моряк на удачу уплывает за горизонт. Хоть хватка уже не та, Висконти берется за дело двумя руками, влюбляется в Соланж и сразу находит подозреваемого — вот он, шныряющий под ногами добрый сосед, учитель литературы Беллель (Ромен Дюрис). Он был репетитором Дени, говорит так, будто дает интервью, и мнит себя большим писателем — Висконти таких издали чует.

Режиссер Эрик Зонка, по слухам тоже пьяница, но едва ли мизантроп (вспомним чудесную «Воображаемую жизнь ангелов»), давно не снимал кино — его предыдущий и тоже алкогольный фильм «Джулия» (ремейк «Глории») вышел десять лет назад. Однако собственная черная полоса Зонка вместе с фильмом не закончилась: едва стартовали съемки, как из проекта выбыл исполнитель роли Висконти — Жерар Депардье. Вместо него срочным рейсом из Рио выписали загоравшего Венсана Касселя. Замена смелее, чем делал Черчесов на прошедшем чемпионате мира, и сам Кассель в интервью говорил: «Мне предстояло сыграть персонажа с одышкой, неопрятного, грузного алкоголика. Для Жерара это была бы документальная работа, а мне пришлось постараться». Перевоплощение Касселя за считанные дни до съемок впечатляет, хотя это и не нажитая за полвека истрепанность Депардье, от которого Кассель, впрочем, перенял утрированную разлапистость походки. Всклокоченный и немытый Кассель в длинном пальто — униформе флика — половину фильма ходит с застывшей гримасой боли, другую же половину, проведенную в квартире Соланж, выглядит как хорек, которого пустили в курятник. В общем, и на черной полосе есть белые пятна.

 

 

«Полоса» вообще располагает к черно-белому разговору. Этот фильм нуар, в котором слово noir буквально стоит в названии, можно было бы безболезненно лишить цвета. Его и неонуаром — то есть нуаром, в который ввели цветовую палитру — не назвать. Зонка глушит эту палитру и практически ничего не вводит в формулу 80-летней давности — только впускает приметы французского полицейского фильма. Поэтому кошки-мышки с учителем Беллелем нарочито литературоцентричны, роковые женщины одомашнены, полицейские бегают за подростками… да, и посмотрите на имя комиссара!

Впрочем, имя «Франсуа Висконти» — как раз ложный след. Такими же тупиковыми путями движутся персонажи, поэтому разгадка в фильме сложится сама, вопреки усилиям героев. «Черная полоса» честно прикидывается старомодным детективом, аккуратно входит в крутые повороты и оттягивает выход на финишную прямую до предпоследнего кадра. Но, заставляя своих героев кружить одними тропами и не давая им видеть дальше собственного носа, Зонка снимает кино о том, что какой бы ты ни выбрал путь и что бы на себя ни взвалил, однажды этот груз раздавит тебя.

 

 

Кажется, перед нами совершенно личная история режиссера, который никак не выберется из полосы творческих неудач. Этим она и близка классическим нуарам — возникшим не от хорошей жизни историям о вечном поражении. «Черную полосу» трудно признать удачной. Однажды ей все-таки повезло —с неожиданно обретенным Касселем. То, как убедительно и легко Зонка вытравливает из него всякую витальность, дает понять — несокрушимых нет, невредимым не выберется никто.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»