18+
// Рецензии

«Алита: Боевой ангел»: В тени зловещей долины

В прокате «Алита: Боевой ангел», очередная голливудская адаптация японской манги, но теперь от старой гвардии — режиссера Роберта Родригеса и продюсера Джеймса Кэмерона. Марат Шабаев считает, что у них получился дорогостоящий эксперимент, проверяющий гипотезу «зловещей долины».

 

 

Над головой — парящий в воздухе город золотой, под ногами — куски ржавого металлолома. Доктор Дайсон Идо шарит по помойке и собирает в карман все, что плохо лежит — материал сгодится для ремонта людей нового дивного мира. Среди ржавеющих железяк он находит настоящее сокровище — торс и голову девушки-киборга. Новоявленный папа Карло дает своему творению имя Алита (в честь покойной дочери) и продвинутую техническую оболочку — она ей пригодится. Алита страдает амнезией (как иначе?) и хорошо убивает. Полезный навык, ведь за ней охотятся неведомые злодеи, да и сам мир после большой Войны — место не из приятных.

90-е возвращаются — и не только в России. Пока идут разговоры о перезапуске «Матрицы», старая гвардия, Роберт Родригес и Джеймс Кэмерон (он здесь продюсер и соавтор сценария), взялись за культовую мангу Юкито Кисиро «Боевое ангел Алита», выходившую в 1991-1995 годах. Кэмерон долгие годы думал ставить фильм сам, но под гнетом «Аватаров» отдал проект Родригесу. А может, дело не только в банальной нехватке времени, но и предчувствии Кэмерона: экранизация японской манги на американский лад — дело вообще неблагодарное, как показывают примеры недавних ремейков «Призрака в доспехах» и «Тетради смерти». Поэтому сюжет оригинальной «Алиты» переиначен до неузнаваемости, и специфически японского здесь оставлено мало; еще до выхода создателей обвиняли в whitewashing, практике «обелять» исторически цветных персонажей.

 

 

От режиссера Родригеса ждут обычно два типа фильмов — развязное жанровое зрелище («Мачете», «Город грехов») или развлечение для всей семьи (тетралогия «Дети шпионов»). «Алита» пытается совместить в себе эти два начала — вот вам, детки, 3D-очки, смотрите на летающие конечности. Всё это по обыкновению приправлено тоже весьма школьной синефилией. Местный азартный вид спорта, который выглядит как помесь баскетбола на роликах с гладиаторскими боями, отчетливо отдает «Роллерболом». Сама идея двух вертикально расположенных городов и классового расслоения была еще в «Метрополисе» Ланга. Есть и другие кочующие сюжеты, характерные для всякого фантастического мира, пережившего катастрофу.

Тут следует сказать о тех, кто этот мир населяет. Актеры в фильме торчат в разные стороны, словно лишние детали механизма. Родригес управляет известными лицами так безыдейно, что становится ясно — человеческий фактор здесь для привлечения зрителя в темные залы, не более. Возлюбленного Алиты, на которого возложена сложная задача учить ее чувствам, играет молодой актер Кин Джонсон с харизмой алюминиевой ложки. Махершала Али привычно держится на стиле, Дженнифер Коннелли выписали ради сцены в чулках, Эд Скрейн опять дает смазливого негодяя. И только лучезарный Кристоф Вальц здесь на своем месте, впервые за долгое время.

Остается Алита, главный аттракцион фильма. Играющая ее Роза Салазар порядком тюнингована инновационными CGI и motion capture — а еще обновлена до последних социальных тенденций. Алита радуется шоколадке, строит большие глаза и восхищает невероятными боевыми сценами — чем не заявка на новую сильную женскую героиню? Тут и приключается беда: фильм с треском проваливается в «зловещую долину». Так окрестили зону восприятия, в которой роботы, слишком похожие на людей, вызывают подсознательное отвращение. Дьявол затаился между винтиков машины по имени Алита. Что-то неосязаемое в ее экранном присутствии выдает фальшак — то ли плохо анимированные волосы, то ли пугающая улыбка.

 

 

Тень «зловещей долины» падает на весь фильм, который и сам старается походить на фантастический блокбастер старой закалки, но выглядит только имитацией. Нестыковки и прорехи в этом големе Родригес тщится залатать графикой, но она — лишь краска, покрывающая искусственный и безыскусный остов. Надо сказать, что и выбор красок вызывает сомнения. Айрон-сити, эта якобы нищая свалка с ровными прилавками, ломящимися от упомянутых шоколадок и апельсинов — радующий глаз солнечный постапокалипсис, сменивший мрачную атмосферу оригинала. Этот уютный мир — пример того, как ностальгия по 90-м рождает новую «матрицу»-обманку, в которой приятно находиться. Ретро-стратегии перестали работать, но мы их подрихтуем — а новые пусть изобретает кто-то другой.

Все это вместе выдает желание Кэмерона и Родригеса создать конвейер, с которого будут сходить всё новые и новые «Алиты», не отличимые от настоящего сайфая прежних лет. Однако штампование боевых киборгов добром не заканчивается — Джеймс Кэмерон когда-то сам поведал миру эту истину. Все предпосылки ведут к тому, что «Алита», сделав первый шаг, так и застынет, растянувшись в неестественной человекоподобной улыбке.

Proskurina
Allen
Каро
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»