Высшие формы — «Джим Джармуш» Анастасии Гвоздевой

Новый виток «Высших форм», которые курирует Юрий Михайлин. Первый выпуск 2021 года приурочен к прошедшему дню рождения Джима Джармуша. 22 января ему исполнилось 68 лет. Анастасия Гвоздева представляет свой коллажный мультфильм о режиссере и рассказывает, как он был сделан.

Я училась в ГИТРе на художника мультимедиа, и на пятом курсе (а всего их шесть) начала думать о выпускном фильме. Мне не нравилось, что все курсовые идут в стол, и я захотела сделать крутой диплом, чтобы использовать его как портфолио. Помню, как сидела в баре и думала: «О чем же может быть моя работа?» Мне хотелось как-то смешать панк-музыку и документальное кино. Жанр короткометражных документальных или научно-популярных мультфильмов (например, короткие ролики про историю или естественные науки) сегодня достаточно популярен. Люди стремятся получать интересующую их информацию в максимально сжатом виде, а формат короткого метра, зрелищность и запоминающиеся цитаты позволяют лучше воспринимать увиденное. И тут меня осенило, что можно сделать фильм про Джармуша, ведь он тесно связан с панком.

Я всегда любила фильмы Джармуша, у него невероятно красивые кадры и саундтреки. И на меня как на художника большое влияние оказывают биографии талантливых людей — благодаря их работам я формирую свой стиль. Вообще люди и их творчество — главный источник моего вдохновения.

Я попыталась встать на его место, сидела и несколько дней думала, какая может быть проблема у режиссёра авторского кино.

Сначала я хотела сделать полнометражный мультфильм, используя разные техники, но через какое-то время поняла, что не потяну. Я самостоятельно взялась за сценарий, но сценарии писать не умела, так что мне пришлось прочитать пару книг («Вообразительное искусство. Как написать сценарий мультфильма» Миши Сафронова, «Язык кино» Данилы Кузнецова, «Режиссеры настоящего» Андрея Плахова, «Спасите котика» Блейка Снайдера, «Терри Гиллиам» Терри Гиллиама). Я узнала, что есть схемы построения сюжета. Все стало намного проще.

Фрагмент раскадровки к фильму

Написание сценария заняло около пяти месяцев и было самой сложной частью работы. Изначально мне хотелось просто рассказать о Джармуше, но друг-сценарист сказал мне, что в фильме нужен конфликт, нужна какая-то проблема, которую решает герой. Я столкнулась с тем, что у Джармуша как будто и не было проблем. Я попыталась встать на его место, сидела и несколько дней думала, какая может быть проблема у режиссёра авторского кино. Я прочла все статьи в интернете, но основным моим источником стала книжка Антона Долина «Джим Джармуш: Стихи и музыка».

Эти люди — как большая семья, которая вдохновляет. Все они тусовались в баре CBGB.
Сара Драйвер: «Остров, дрейфующий куда подальше» Сара Драйвер: «Остров, дрейфующий куда подальше»

Джим Джармуш — значимая фигура в культуре конца прошлого столетия. Его фильмы — это комментарий к культуре того времени. Моей задачей было не пересказать хронологию событий жизни Джармуша, а показать именно те аспекты, которые сформировали его мировоззрение и, соответственно, повлияли на творчество. Мне нужно было показать его как драматического героя и рассказать о пути его становления. Начало творческого пути Джармуша относят к 70-80-м годам; на него сильно повлияли уличная культура, поп-арт, художники Жан-Мишель Баския и Энди Уорхол (который в том числе был задействован в создании обложек для винила, например, одной из знаменитых обложек The Velvet Underground). Баския — также один из моих любимых художников, а пару лет назад жена Джима сняла про него фильм. Для меня все эти люди — как большая семья, которая вдохновляет. Все они тусовались в баре CBGB. Этот бар — основное место творчества моих идеалов. Я никогда не рисую без музыки, это моя энергия. Патти Смит, Television, Blondie, The Ramones, Talking Heads, Dead Boys, Игги Поп — все они тусовались в этом баре, обговаривали там самые крутые идеи в искусстве, кино и играли самые значимые альбомы. Джармуш тоже выступал там на клавишах, но кто-то из Ramones сказал ему, что лучше бы он занялся кино. Так что я ощущаю, что все важное для меня зарождалось именно в этом баре. В фильме есть отсылки к этим историческим фигурам и реалиям того времени. Это очень красивая и атмосферная эпоха, которая оказала большое влияние на современную культуру.

Я сделала наброски Джармуша, его фильмов, его окружения, нарисовала много эскизов. Я не училась в художественной школе, и даже сейчас, когда я рисую уже около десяти лет, все равно считаю, что не умею рисовать. В институте нас учили базовым умениям в рисунке, но мы, например, не занимались покадровой анимацией или разработкой персонажей. Мне не хватало знаний, и я начала активно их поглощать дома. Я рисовала с утра до вечера, пока не пришло понимание, как я хочу, чтобы все это выглядело. До диплома я рисовала абсолютно иначе, этот стиль ко мне пришел после сотни набросков. Визуально они были вдохновлены операторской работой в фильмах Джармуша, обложками его любимых альбомов и атмосферой времени. Погружение в мир музыки, изучение всех групп, которые окружали Джима — всё это невероятно увлекало. Мне было ужасно интересно находить детали. Я создавала мир, в котором примочки и инструменты нарисованы не от балды, а имитируют реальные предметы. Кроме того, мой фильм напоминает наброски и записки из тетради: таким образом я хотела передать живость мысли Джармуша.

Как анимировать, если я не умею рисовать?

Примерно через год работы я сделала аниматик, и тут у меня наступил ступор: я села на кухне и поняла, что не знаю, что дальше делать с этими эскизами. «Как анимировать, если я не умею рисовать?» Однако эту мысль я отложила.

В этот момент меня спасла моя научная руководительница Наталья Томилова. Она была моей путеводной звездой в этом непонятном мире. До этого мы вместе правили сценарий, она же подсказала выбрать коллажную технику, и я поняла — это мое. Коллажи — важная часть DIY-культуры того времени. Очень многие люди тогда хотели заниматься творчеством, и эта техника была одним из способов создания интересных вещей.

Чтобы защитить диплом, нужно сделать экспликацию и трейлер или аниматик фильма, т.е. предоставить разработку анимации и игры. Мне нужно было сделать двенадцать больших картин (75×50 см) — что-то вроде большой раскадровки, где показаны основные моменты фильма. На создание каждой у меня уходило по несколько дней, т.к. нужно было грамотно их наполнить.

Когда эти эскизы были готовы, я начала их анимировать. До диплома я рисовала только в Photoshop и делала векторную анимацию, но я владела After Effects и решила все делать в нем. Я сканировала работы, вырезала нужные части, по мере необходимости рисовала что-то дополнительное и анимировала.

Мы вместе ходили в бары и записывали шумы: хотелось, чтобы было реалистично.

Потом была озвучка. Моему преподавателю не понравился первый актер, и мне пришлось перезаписывать весь звук. Новый человек говорил с другой интонацией, выразительнее, и все стало медленнее, поэтому анимация слетела.

Пока я переделывала анимацию, звукорежиссер Александр Успенский писал музыку. Мне кажется, музыка может интересно управлять зрителем. Sqürl сделали саундтрек к «Выживут только любовники», и каждый раз, слушая их альбом, я оказываюсь в том же медитативном состоянии, как во время просмотра фильма. Мы вместе ходили в бары и записывали шумы: хотелось, чтобы было реалистично.

Всего я работала над фильмом полтора года. С каждым днем мой фильм наполнялся все больше и больше. Забавный факт: за три месяца до сдачи диплома у меня дома случился пожар. Я повредила правую руку, так что двадцать процентов диплома нарисовано левой рукой, и эти кривые линии стали моей фишкой. Из-за руки я не могла нарисовать что-то сложное, пришлось мыслить проще и рисовать, например, коробок спичек экспрессивно и четкими линиями, а не прорисовывать детали как раньше.

Премьера состоялась в баре Punk Fiction. Боже, как же страшно было произносить речь и наблюдать за лицами людей во время просмотра.

Кажется, я стала первой в институте, кто сделал такой мультфильм и поехал с ним на фестиваль в Суздаль — все были в восторге. А премьера состоялась в баре Punk Fiction. Боже, как же страшно было произносить речь и наблюдать за лицами людей во время просмотра. Но все прошло прекрасно, ко мне подходили люди и говорили, что такого никогда не видели. Также я показывала его в барах, схожих с CBGB, многие зрители были в восторге, правда, удивлялись, что диплом такой короткий, и хотели продолжения. Там же проходили выставки работ к фильму (парочка баров даже купили картины), и мне нравилось, что это не музеи: хотелось соответствовать идее DIY.

Мне было интересно делиться частицей себя со зрителями. Даже спустя полтора года у меня ощущение, что Джармуш — мой близкий друг, настолько сильно я погрузилась в его мир. Конечно, я бы хотела, чтобы он увидел фильм. Пару месяцев назад я сделала английские субтитры, но пока не нашла способ отправить фильм Джармушу.

Зато я показала фильм моей бабушке. Ей было очень интересно посмотреть диплом, а потом послушать мои рассказы о том, что же такое панк. Я рассказала, что панк — это, прежде всего, свобода слова, некий протест, желание самовыражаться. Объяснила, что большинство моих татуировок посвящены моим любимым исполнителям. Например, я набила себе цитату из книги Патти Смит «Просто дети»: «Я живу ради любви и искусства». Также у меня есть тату моего эскиза CBGB: как напоминание о том, что всегда есть место силы. Панк — это источник вдохновения и ресурс, который никогда не иссякнет. Это люди, которые поют песенки про любовь и о том, что нужно бороться со злом, и кто-то из них защищает животных. Я пыталась ей донести, что бывают разные панки, но я смотрю на тех, кто внутри добрый и занимается, например, активизмом. Бабушка сказала, что панки — очень хорошие люди, и здорово, что они есть.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: