хроника

Сеанс-дайджест №104

Антониони предлагает новую форму интервью. — Российские операторы об оскаровских фаворитах. — Как все танцуют в фильмах Шанелек. — Как Лукас не сумел снять 100 эпизодов «Звездных войн». — «Прибытие поезда» как раскраска и в 3D. — Разговор с Фрижеттой Гукасян.

2 февраля ушла из жизни легендарный ленфильмовский редактор Фрижетта Гукасян. Выше публикуем специальное интервью нашему проекту «Чапаев», в котором Фрижетта Гургеновна рассказала о Владимире Венгерове и Алексее Германе, сдаче фильма «Мой друг Иван Лапшин» и о том, какой ценой снималось кино в СССР.

В 2001 году Даниил Дондурей провел круглый стол с Фрижеттой Гургеновной, Людмилой Голубкиной и другими киноредакторами — его публикует сайт «Искусства кино».

«Действовала цензура двух типов — профессиональная (Главлит, который «литовал» тексты сценариев) и идеологическая, осуществляемая целой цепочкой инстанций — от парткомов и главных студийных редакций до отделов ЦК. Профессиональная цензура нам мало досаждала. Помню, меня вызвали и попросили убрать из текста сценария фразу «На летном поле стояло звено из пяти самолетов» — смущало, что указано конкретное число самолетов. Когда я ответила, что фразу из сценария мы легко уберем, но ведь на съемочной площадке будет стоять звено самолетов, мне ответили, что это уже не имеет значения. За несколько десятилетий работы у меня был только один случай, когда сценарий был зарублен профессиональной цензурой. Это «Ошибки молодости» Э. Тополя и В. Фрумина. И то потому, что он был передан военной цензуре, а та вступать в обсуждение не привыкла и действовала уставным порядком».

На чужом празднике. «Звёздные войны» Джорджа Лукаса На чужом празднике. «Звёздные войны» Джорджа Лукаса

В 2005 году за месяц до премьеры «Мести ситхов» Джордж Лукас объявил о работе над сериалом, который связал бы между собой события оригинальной трилогии и приквелов, Star Wars: Underworld. Были написаны сценарии 50 эпизодов, всего планировалось сделать 100 с возможностью расширения до 400. Пять лет спустя Лукас сказал, что проект заморожен из-за финансовых трудностей. А в начале февраля в сеть попал эпизод из сериала. В нем штурмовики не попадают.

Мышеловка: «Я была дома, но…» Ангелы Шанелек Мышеловка: «Я была дома, но…» Ангелы Шанелек

«Я была дома, но…» Ангелы Шанелек добрался до США, и все подготовленные издания разразились текстами. Вот интервью для журнала The Brooklyn Rail, в котором режиссер неожиданно много смеется — а разговаривает с ней актриса Ханна Гросс, сыгравшая, например, маму Джокера в юности.

«Это самое безумное, вот этот вопрос «Я правильно понимаю, что вы хотели сказать это?» Потому как то, что я имею в виду — могу лишь повториться — я имею в виду. Дело в принципе в доверии. Часто зрители не доверяют самим себе. Они не доверяют себе, когда испытывают чувство, что-то увидев — форму, сцену, мгновение, что угодно. Они не доверяют этому чувству, и хотят подтверждения от режиссера, что я/они действительно имели в виду именно это. Но это заблуждение, режиссер прав не больше зрителя. Режиссер уже закончил свою работу. А говорить, правильно или нет видеть что-то в фильме — не его работа».

А в блоге фестиваля в Торонто появился текст о танцах в кино Шанелек.

«Если в случае с городами Шанелек намеренно лишает их характера, то ее обращения к искусству и культуре — отсылки к книгам и поэмам, фильмам и театрам, от Шекспира, Достоевского и Чехова до Брессона, Одзу и Эсташа — работают как эзопов язык, сама же выраженность этих отсылок делает их лишь более загадочными элементами в таинственной системе координат режиссера. Схожим образом используется и музыка, часто таким образом, что из внутрикадровой она изобретательно переходит в закадровую, лишь усиляя сновидческий характер происходящего. Шанелек по-разному обращалась к Джони Митчелл, Portishead, Ben Folds Five, Кэт Пауэр, Disclosure и, совсем недавно, М. Уорду, чей незабываемо медленный кавер Let’s Dance Дэвида Боуи озвучивает замечательный центральный эпизод «Я была дома, но…», в котором измочаленная Астрид в исполнении Марен Эггерт исполняет трогательно неуклюже поставленный танец с двумя своими детьми в больнице».

45 лет назад Микеланджело Антониони иначе сформулировал то, о чем выше сказала Шанелек. Вот, как он начал интервью для журнала Film Comment.

«Думаю, будет любопытно провести это интервью в форме длинных утверждений-вопросов и коротких ответов. К тому же, это единственная возможная форма. Я не могу использовать слова. Режиссер — это в некотором роде человек действия, даже если его действие является интеллектуальным. Мою жизнь делит два рода опытов: практический и интеллектуальный. Оба подталкивают меня что-то делать и как-то себя вести, но я не знаю, почему. Это происходит несознательно, я не могу объяснить. Знаете Пиранделло? Его однажды спросили: «Почему этот персонаж ведет себя подобным образом?» Он ответил: «Не знаю, я всего лишь автор»».

Этим летом зацветет Международный фестиваль дебютного кино в Новой Голландии, что в прошлом году проходил в тестовом режиме и без конкурса. Кино будут показывать буквально по всему острову: в павильонах и на открытых площадках и, кажется, даже во дворе «Бутылки». Организаторы сообщили даты проведения — с 14 по 19 июля, а также установили срок подачи заявок — до 10 апреля. Подробности об участии можно прочитать на сайте.

Российские операторы подробно разбирают работу американских коллег в фильмах-претендентах на «Оскар». Алексей Стрелов об «Ирландце»:

«Ирландец» — Ворох грехов «Ирландец» — Ворох грехов

«Больше всего в «Ирландце» мне понравились моменты, когда камера будто отделяется от основной истории и становится еще одним повествователем. Судите сами, в фильме есть Фрэнк Ширан, герой Де Ниро, вспоминающий свою бурную жизнь. В фильме есть его прошлое, заданное многочисленными флешбэками. А еще есть эта странная камера, существующая как отдельное существо, созерцающее и отстраненное. Вспомните самый первый кадр, в котором оператор в фирменном стиле Скорсезе долго блуждает по больничным коридорам, заглядывает в палаты и углы, ищет среди стариков и медперсонала своего персонажа. Это неурочное присутствие еще одного рассказчика задает в фильме дополнительный смысловой пласт — рискну предположить, что даже исповедальный».

Некоторым людям в этот зимний сезон не хватает кино про супергероев. На Reddit — внушительная подборка цитат актеров и режиссеров о том, хотелось бы им сделать кино по комиксам, или нет. Хорошо рассказывает Сэм Мендес:

«1917» — Декорации военных действий «1917» — Декорации военных действий

«Самое смешное письмо в моей жизни — [студия] рассылала материалы по «Мстителям» режиссерам — я ее открыл, а там полным-полно комиксов, но ни сценария, ни даже тритмента. А в сопроводительном письме сказано: «Мстители» Marvel выйдут 3-го мая 2012», или что-то такое. Это было первое же предложение в письме. Никакого вам «Мы имеем честь предложить вам к ознакомлению материалы…» или «Посылаем сценарий…» Вместо этого — дата выхода… Короче говоря, это что-то из другой вселенной. Я схожу посмотреть с детьми, но не хотел бы сам это ставить».

Мендес предпочел войне бесконечности Первую мировую, как и Александр Золотухин. Режиссер «Мальчика русского» рассказал Tvkinoradio, как готовился дебют.

«Мальчик русский» — Безымянный пассажир ковчега «Мальчик русский» — Безымянный пассажир ковчега

«Создание фильма похоже на выращивание дерева. Это не что-то готовое, что один раз придумал, жестко зафиксировал винтами и потом год-два делаешь. Есть корни дерева — опора на классическое искусство, есть ствол — драматургия. От него идут ветви, которые могу разрастаться по-разному. Так постепенно фильм расширяет смыслы и обрастает новыми. И лирическая музыкальная тема из третьего концерта появилась, как параллель с судьбой главного героя, с его характером».

Артист балета и критик Богдан Королек хвалит «Каннингема», который вышел в прокат:

«Кейдж, а также Роберт Раушенберг и серебряные подушки Энди Уорхола появятся и в картине Аллы Ковган, которая потратила на съемки семь лет и поспела аккурат к столетию со дня рождения Каннингема. Мемуарных речей немного, все больше — танцы, танцы, танцы. Те, что казались рассудочно-сухими и провокационными и в которых теперь проступили ясность и простота, роднящие их с классическим балетом. Чаще всего — в блестящем авторском исполнении, на архивной пленке. Следом те же работы Каннингема демонстрируют последние артисты его компании (распущенной через два года после его кончины, как он и завещал) — и здесь главный, хотя неочевидный, сюжет фильма: контуры танца те же, что на черно-белых кадрах, но дух и плоть предательски ускользают. Как это всегда бывает с авангардной авторской хореографией».

Либретто вместо протокола —  «Предатель» Марко Беллоккьо Либретто вместо протокола — «Предатель» Марко Беллоккьо

Марко Беллоккьо делится любимым кино в очередном выпуске клозетной рубрики Criterion. Признается, что не пересматривал «Барри Линдона» с тех пор, как увидел в итальянском дубляже, рассказывает о проблемах на съемках «Отелло» Уэллса («кажется, у них там было три Дездемоны»), и просит не забывать про «Умберто Д.» Де Сики.

На днях на Ютубе появилось «Прибытие поезда», раздутое в 4K (причем из ютубовской же версии, а есть лучше) и доведенное до 60 кадров в секунду путем дупликации кадров. Следом его еще и покрасили. Возможно, это пострашнее «Кибердайна», а может и неплохо, что так фильм увидели еще несколько миллионов человек. Посмотрите лучше 3D-версию, над которой, вероятно, поработали сами братья Люмьеры.

Февральский выпуск передачи «Мой друг кинокритик», чего тут добавишь.

Симпатичный подкаст о музыке оскаровских номинантов музыкального журналиста Льва Ганкина.

 

Александр Роднянский пришел в очередной клон «ВДудя», только с чаем. В 2020 году Илья Варламов переоткрыл «Пока все дома».

И, наконец, два с половиной часа разговоров с претендентами на главные награды в этом сезоне: за одним столом Пон Чжун Хо, Сэм Мендес, Мартин Скорсезе, Квентин Тарантино и даже Тайка Вайтити.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: