Пионеры-герои, пионеры-иуды


Ребенок как жертва идеологии

«Бежин луг», 1937, реж. Сергей Эйзенштейн

Дух плакатного пионера Морозова витал почти над всеми детьми — героями тридцатых годов. Эти дети казались маленькими, но на самом деле ничем не отличались от взрослых: они раскрывали заговоры и выявляли вредителей («Поезд идет в Москву»), охотно жертвовали собой ради идеи («Федька» и «Гаврош»).
Экранный Павлик Морозов должен был стать точно таким же; проявив сознательность, он был обязан погибнуть с пламенной речью на устах. Но Эйзенштейн экранизировал не биографию, а миф, и «Бежин луг», если судить о нем по фотофильму Сергея Юткевича и Наума Клеймана, — это фильм не об убийстве отцом-кулаком сына-пионера, а житие.

Показательна история со снятым во время войны фильмом Пудовкина «Убийцы выходят на дорогу». Картина состояла из нескольких новелл, поставленных по произведениям Брехта. В одной из них родители подозревали своего сына (члена гитлерюгенда) в том, что он донесет на отца. В этой зеркальной истории сын становился источником ужаса, а родители — жертвами. В фильме Пудовкина родители забывают, что их сыну двенадцать. Ребенку отказано в праве быть ребенком. Предупредив вышестоящих, что отец хочет совершить преступление, Степок сперва жертвовал своим детством, и уж только потом жизнью.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: