18+
// Стоп-кадр

Стоп-кадр: Фредерик Элмс, «Крёстный отец»

В 2016 году оператор Линча и Джармуша Фредерик Элмс приезжал с мастер-классом в Санкт-Петербург. Первым делом Элмс рассказал о том, как на него повлиял кадр из «Крёстного отца» — знаменитый план с Марлоном Брандо в кабинете. В этом году у Элмса и Джармуша выходит зомби-комедия «Мертвые не умирают» — а мы публикуем рассказ оператора о Брандо в тенях.

 

 

Когда я летел из Нью-Йорка в Санкт-Петербург, в самолете показывали «Крестного отца» на маленьком экране, который висел в двух-трех рядах от моего места. И когда на экране возник знаменитый кадр с Марлоном Брандо в его тёмном кабинете, с этим крайне затененным изображением — я сразу вспомнил, насколько этот отдельный кадр повлиял на меня и моё творчество. Разумеется, я хорошо знал и другие фильмы Фрэнсиса Копполы и оператора Гордона Уиллиса. Но именно этот образ Брандо навсегда застрял в моей памяти. Потому что это был не просто свет: в этой сцене он передавал тебе ощущение, эмоцию.

Стоило мне увидеть этот кадр в самолете, как я сразу же вернулся в тот момент, когда смотрел «Крестного отца» в кинотеатре. Темные интерьерные сцены с Брандо монтируются в фильме с яркими свадебными эпизодами снаружи. Они — слишком солнечные, словно выгоревшие. Поставленные встык, эти кадры передают вам ощущение контраста между тем, что происходит снаружи, и темными делами, которые вершатся внутри. На этом монтажном приеме построена вся первая часть фильма.

Чтобы такой кадр работал, оператор должен отвечать не только за свет, падающий на лицо актера, но и за декорацию, за то место, в котором находятся герои. За цвет их костюмов, за цвет стен. Он должен понимать разницу между днем и ночью. Образ Брандо врезается в память, потому что Гордон Уиллис находит этот контраст между темнотой и солнечным светом. Он понимает, что эта разница должна возникнуть в самом начале фильма. Оказываясь в помещении, мы видим очень мало. Свету мешает зашторенные окна, закрытые жалюзи — выходит это тенистое изображение. И поэтому в натурных сценах мы видим засвеченный кадр, залитый солнцем. Это часто даже не заднее освещение, а именно жесткий контровой солнечный свет. Совсем другое ощущение.

Работа Гордона Уиллиса хорошо даёт понять оператору: вы в ответе за каждый кадр в фильме, за его общий визуальный стиль. Как устроены контраст и настроение, какое ощущение даёт свет — решение этих вопросов ложится вам на плечи. Поэтому, когда я начинаю фильм и говорю с режиссером, о чем бы мы ни говорили, все эти вещи так или иначе станут моей ответственностью.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»