18+
// Рецензии

Есть чо?

На экраны выходит своего рода продолжение истории о Борне. Герой сменился, обстоятельства прежние. Фильм о превратностях шпионской жизни посмотрел Сергей Синяков.

«Эволюция Борна». Реж. Тони Гилрой, 2012

Зима, Аляска; торжествуя, запущенный бородатый спецагент Аарон Кросс (Джереми Реннер) купается в ледяной речке. Глотает зелененькую таблетку. Отогревается у костра, распугивая факелом волков. Глотает синюю. С человекопаучьей ловкостью прыгает с одной скалы на другую. Глотает половинку зелененькой, потому что таблетки на исходе. Через пару дней встречает другого бородача-шпиона, чуть более комфортно бобыльствующего в избе в компании тушенки и водки «Столичная». Зачем они здесь, оба не в курсе, и на десятой минуте вопрос «Тебя отправили сюда, потому что ты влюбился?» звучит не особо дурацки, при том, что задан со всей серьезностью.

Как выяснится, лишь потому, что авторы справедливо полагают, что снег — это красиво, особенно если окропить его красненьким: развитие сюжета обеспечит самолет-беспилотник, который утрамбует местность ракетами. Так в спецслужбах сотрудников уведомляют об увольнениях, за которыми стоит полковник Рик Бьер (Эдвард Нортон), своего рода кризисный менеджер при ЦРУ, намеренный срочно закрыть несколько программ, поскольку в противном случае они вот-вот станут достоянием прессы. Среди них как памятные поклонникам «борнианы» проекты «Тредстоун» и «Блэкбрайр», так и «Ауткам», самый фантастический из них.

«Эволюция Борна». Реж. Тони Гилрой, 2012

Итоги коммерчески успешной трилогии оставили после себя, казалось бы, отработанную в плане идей почву, не подразумевающую новых всходов. В «Ультиматуме Борна» Борн вспомнил больше, чем мог переварить. Режиссер Пол Гринграсс и исполнитель главной роли Мэтт Деймон покинули проект. Прозаик Джон Ладлэм и вовсе умер еще в 2001-м, написав про Борна только три книги. Продюсеры, однако, продемонстрировали свойственную лирическому герою упертость, против которой бессильны пароли, явки и логика. Проблему дефицита литературного материала Тони Гилрой, сценарист трех предыдущих фильмов и постановщик четвертого, решает по творческому методу Георгия Юнгвальд-Хилькевича, который для «Возвращения мушкетеров», покумекав, сочинил свой, ничем Дюма не обязанный, сюжет, где извлек полюбившихся героев с того света для апокрифических подвигов; теперь и с ниндзя.

Наиболее радикальным способом продолжить историю было бы, скажем, спроворить разбушевавшемуся Борну лоботомию и косметическую операцию, в следствие которой Мэтт Деймон очнулся бы Джереми Реннером (с нарезкой синюшных всполохов-флэшбеков из прошлых серий в воспаленном мозгу). Гилрой, однако, выбирает другой, дорожно-транспортный маневр, не помигав габаритными огнями, в виду пробки по-наглому встраивается в соседний ряд. По задумке авторов, события в новом фильме и «Ультиматуме Борна» 2007 года развиваются параллельно (та нестыковочка, что в первом случае у персонажей гаджеты модные, а во втором лоховские, будто из перехода, может быть, в принципе, объяснима разными объемами финансирования подразделений). Борна в кадре нет, но при этом он, будто суслик в «ДМБ», как бы и есть: смотрит на нас с факсов, «функционирует и идет по Манхеттену», сопровождаемый пораженческим писком в рациях. Задним числом, кстати, становится понятно, что вся цээрушная рать, вполне вероятно, не могла изловить одного-единственного шпиона как раз потому, что то и дело вынуждена была отвлекаться на взбесившегося Кросса.

«Эволюция Борна». Реж. Тони Гилрой, 2012

Получается без Борна, но задорно. Оставаясь вполне хлебным зрелищем (вдохновленный выпусками новостей про психов-одиночек расстрел в НИИ; финальная мотоциклетная погоня в Маниле, передающая привет второму «Терминатору» — это все окей), по части драматургических настроек «Эволюция Борна», конечно, играет на понижение. Перед нами фармакологический (и термин следует понимать буквально) триллер, где нет попсово-метафизического, как в «Матрице», или морально-этического, как в «Приключениях желтого чемоданчика», дополнительных подтекстов, а таблетки — это просто таблетки. Джейсон Борн, перезаряжая, задавался античными вопросами, кто он, перед кем виноват и за кого мстит. Кросс по сути своей — такой подпрыгивающий на кипящем масле генномодифицированный окорочок, которому в рамках проекта «Ауткам» годами скармл ивали пилюли (одни для ума, другие для силы). Кончились препараты, пошел туда, где их барыжат (к химику Марте, героине Рейчел Вайс). «Есть чо?» — «Нету ничо.» — «А где есть?» — «На заводе на Филиппинах.» — «Поехали, покажешь».

Главное концептуальное достоинство «Эволюции Борна» — его наследующая русским сказкам про Иванушку последняя прямота, от которой нас не должны отвлекать словесные конструкции типа «нужен живой вирус как катализатор» или «когнитивная деградация». Экшн-герой пересекает полмира с единственной святой целью вконец не отупеть: если в какие-то моменты ему еще хватает смекалки в драке подтырить у оппонента дорогие часы (Борн собрал бы из их шестеренок бомбочку, этот же — элементарно для того, чтобы в дальнейшем продать), то ближе к финалу у Кросса вполне натурально пустеет в глазах. В идеале отличный актер Реннер с каждым шагом к финишной прямой расцвечивал бы свою игру выразительными психологическими нюансами, позволяющим ближе к титрам на любой хороший вопрос отвечать мычанием, но то был бы боевик мечты.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»