18+
// Фестивали

Суздаль-2019: Анимация разбирается с родителями

В Суздале завершился Открытый российский фестиваль анимационного кино, один из самых важных (а, может, и вовсе важнейший) национальной мультипликационный киносмотр, на котором профессионалы подводят итоги года, обсуждают проблемы и строят планы по развитию индустрии. О фестивале, его главных фильмах и тенденциях рассказывает Павел Шведов.

 

«Ныряльщица». Реж. Юлия Войтова. 2018

 

Гран-при фестиваля завоевали «Узы» молодой звезды российской анимации Дины Великовской, каждый новый фильм которой становится полигоном для поисков нового стиля. Дина начинала как классический кукольный мультипликатор, но вскоре заинтересовалась другими анимационными технологиями, не отрекаясь, впрочем, от любви к куклам. В своих фильмах Великовская часто исследует отношения родителей и детей: в «Мосте» (2009) мальчик переживает развод родителей, «Мой странный дедушка» (2011) показывает стыдливую нелепость и чудесную искренность отношений с внуками, «Про маму» (2015) — гимн материнской любви, а «Кукушка» (2016) — радикальная антитеза этому гимну. «Узы» подхватывают тему, переведя повествование из фантазийных вселенных в современность; у этой повседневности отчетливо автобиографический привкус.

 

«Узы». Реж. Дина Великовская. 2018

 

Героиня фильма покидает родительский дом, чтобы повидать белый свет, но связь между девушкой со старшими оказывается столь крепкой, что эмиграция буквально разрушает покинутый мир, уничтожая предметы, пейзаж, родных людей. Каждый шаг к новой стране становится для отчего дома разрушительным, превращает его в ничто. Девушка этого не замечает, пока отчаявшаяся мать не натягивает до разрыва последнюю нить, связывавшую ее с ребенком, буквально обнажая чадо, но и частично восстанавливая главные элементы своего, казалось бы, навсегда улетучившегося мироздания. Оторвавшись друг от друга, и родители, и девушка переживают обновление, пусть и чреватое опустошением.

В «Узах» Великовская, кажется, раскрывает не только сюжет собственной жизни, но и будни российской анимации. Она живет и работает преимущественно в Германии, и «Узы» — это не только ко-продукция двух стран, но и символ постепенного переезда многих молодых аниматоров в иностранные резиденции, который сопровождается тяжелым диалогом со своим собственным опытом и подчас отказом от него. Помимо Гран-при, «Узы» завоевали второе место профессионального рейтинга, согласно которому лидеров выбирает не жюри, а все профессиональные участники смотра.

 

 

Один из двух специальных призов фестиваля достался работе Натальи Мирзоян «Пять минут до моря», которая также говорит об отцах и детях: причем первые представлены менторами, которые меняют прекрасный детский мир, не останавливаясь даже перед трансформацией физических законов вселенной.

Мама заставляет дочку сделать паузу между купаниями в море, и пять минут перерыва кажутся маленькой девочке вечностью. Время становится вязкой материей, через которую люди на пляже вынуждены буквально продираться (хотя они этого и не замечают, продолжая заниматься вполне обыденными делами, отгоняя мух, поедая арбузы, загорая и готовясь обрести каждый свое море). В профессиональном рейтинге графически лаконичная и одновременно магически притягательная короткометражка Натальи Мирзоян поднялась на первую позицию — фильм скорее всего станет символом российской анимации в международном фестивальном движении ближайшего года: недавно «Пять минут до моря» включили в конкурс фестивали в Анси и Загребе.

 

«Лола живая картошка». Реж. Леонид Шмельков. 2018

 

Если в основном конкурсе Загреба работа Мирзоян представляет Россию в гордом одиночестве, то в Анси — вместе с фильмом Леонида Шмелькова «Лола живая картошка», получившим на Суздальском фестивале приз за лучший короткометражный фильм и замкнувшим тройку лидеров профессионального рейтинга. В этом фильме также не обошлось без семейных переживаний. Кажется, вместе с другим фильмом Шмелькова «Мой личный лось» (2013) «Лола» образует диптих.

Шмельков создает чувственную картину отношений маленькой девочки с окружающим миром и мамой, придуманными, но такими настоящими играми во «взрослую жизнь», в центре которых диалог с умершим, но оттого не переставшим быть живым, дедушкой. По сюжету семья маленькой Лолы покидает старый дом, с которым так много связано, и пускается из родного прошлого в неизвестное будущее под рукотворным дождем.

 

«Митина любовь». Реж. Светлана Филиппова. 2018

 

Повседневной магией пропитана и «Митина любовь» Светланы Филипповой. Эта картина к своему показу в Суздале уже завоевала несколько весомых фестивальных наград, включая Гран-при «КРОКа». Может, именно это и повлияло на то, что теперь она была удостоена лишь диплома жюри. Взятая в основу фильма история Бориса Шергина как будто создана для анимации, да и для самого режиссера. Филолог по первому образованию, Филиппова точно передает дух и нерв шергинского текста, бережно перебирая крупицы слов и вплетая их в визуальный ковер повествования. Молодой корабельный мастер Митя с первого взгляда влюбляется в девушку, случайно встретившуюся ему в театре, и проносит это чувство через свою непутевую, настырную и в итоге счастливую жизнь. Филиппова, великолепный книжный иллюстратор, создает графическую оду человеческим отношениям, без остатка захватывающую зрителя в вихрь эмпатии и эмоций. Мы не видим, но чувствуем образы художников русского авангарда — Михаила Ларионова, Натальи Гончаровой — и мастеров наивного искусства — Павла Леонова и Любови Майковой. «Митина любовь» — симфонии взаимных влияний, пример смелости визуального ряда и в то же время внятности авторского почерка.

А есть ли почерк у всей российской анимации? Этот вопрос, год от года не теряющий актуальности, в этот раз звучал в Суздале в контексте конкурса студенческой мультипликации. Практически на всех крупных международных анимационных фестивалях есть программы студенческих работ, и часто эти программы выглядят экстремальнее, живее, современнее профессиональных конкурсов. Огрехи анимации и драматургии компенсируются драйвом подачи, свежестью и максимализмом повествования. Но студенческие работы, показанные в Суздале, выявили совершенно иной расклад, став апофеозом услужливости по отношению к мастерам и неведомой «старой школе». Символом подобной робости стали работы ВГИКа.

 

 

Как едко написала одна из зрителей суздальских просмотров: «Если ты кино задумал / Отправлять на фестиваль / Ты отправь им аниматик / Если вгик, и так сойдёт». Программа оставила неприятный осадок: Загреб, объявивший участников студенческой программы, взял лишь одну российскую работу — фильм Екатерины Михеевой «Ручной» (Школа дизайна Высшей школы экономики). «Ручной» — история о человеке, который живет с Большой желтой рукой, которая заботится о нем и не отпускает от себя ни на шаг — сама по себе отличная метафора российского бытия.

Селекционная комиссия Суздальского фестиваля в этом году на три пятых составленная из мастеров ВГИКа не пропустила «Ручного» в конкурс. Вместе с работой Кати Михеевой отказ получили и остальные работы, созданные на базе ВШЭ. Единственной работой Вышки, попавшей на фестиваль вне конкурса, стала «Аллегория» Юлии Куликовой. Отсутствие работ ВШЭ было особенно заметно на общем фоне, а присутствовавшие на фестивале «вгиковцы», защищая альма-матер от конкурентов, пытались оправдать свое решение «низким художественным уровнем» фильмов, присланных на фестивальный отбор. При этом, никто не подумал о бедных студентах ВГИКа, чьи работы казались торжеством однообразия еще и потому, что умудренные селекционеры не подумали добавить их хоть чем-то разбавить. Так из потенциально непредсказуемого элемента конкурс студенческих работ превратился в торжество превратно понятой традиции. Однако даже в этой серой массе жюри удалось обнаружить несколько драгоценных кристаллов, главным из которых стала «Ныряльщица» Юлии Войтовой. Фильм, сделанный французской анимационной школе La Poudriere, творчески обыгрывает будни профессионального спорта. Прыгунья в воду тренируется под присмотром своего тренера, а затем измученная и помятая идет на прием к массажисту. Он, как настоящий мастер-эксперт помогает восстановиться и отпускает, кажется, навсегда, оставив себе лишь наблюдения по телевизору за успехами подопечной.

 

 

Глядя на итоги фестиваля, поражаешься тому, что авторский короткий метр постепенно уходит из гетто детской анимации. Кажется, впервые в десятку профессионального рейтинга не вышло ни одного фильма, ориентированного на детскую аудиторию. Фильмы-лидеры Суздаля поднимают темы взросления, требуют отказа от старого опыта. Можно сказать, что фестиваль становится для аниматоров своеобразным кабинетом психотерапии, а лучшие работы конкурса — восхитительно прекрасный в своей искренности психологический портрет российской анимации.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»