Видео

Высшие формы — «Девочка-птичка» Екатерины Невоструевой

На нашем онлайн-фестивале «Высшие формы» еще одна премьера — «Девочка-птичка» Екатерины Невоструевой. Работа вошла в состав конкурса детских фильмов главного анимационного фестиваля мира Анси-2020, который пройдет с 15 по 30 июня в онлайн-версии. У нас на сайте Екатерина Невоструева рассказывает о своей картине и дает читателям шанс не ждать фестивального показа. У вас есть два дня!

На Урале солнце бывает недолго, поэтому магия солнечного света притягивает особенно. Птицы и солнечный свет – это то, что согревает и вдохновляет.

Я долгое время работала с детьми в разных студиях, преподавала анимацию и живопись. В какой-то момент меня тронуло, что часто дети попадают туда не по собственному желанию. Между родителями и детьми существует некий конфликт непонимания, они не общаются о том, что же им нравится на самом деле. Словно не знают собственных детей: что им интересно, чем они увлечены по-настоящему. Особенности ребенка часто раскрываются через игру. Ребенок нуждается, чтобы родители разделили его стремление к фантазии. Делает это так, как умеет, по-детски. Жизнь — удивительная штука. Родители увлечены заботой о безопасности, да мало ли чем еще, и забывают про это. Мне кажется, чтобы преодолеть это недопонимание, нужно всего лишь больше общаться, стать ребенку ближе, не только хорошими заботливыми родителями.

Я начала делать фильм, когда училась на выпускном курсе кафедры анимации УралГАХУ (Уральский государственный архитекрутно-художественный университет). Сначала это было задание по мастерству — я сделала короткий фильм в технике теневой марионетки, снимала на просвет. Там уже у меня были девочка, птичка и кот. Первый образ девочки-птички был такой:

На мой взгляд, уральская школа учит видеть фактурно и пространственно в плане художественного решения. Сама анимация очень разнообразная, что помогает развиваться, не перегорать, не загонять себя в одну стилистику. Я считаю, что это главное, чему меня научили на кафедре анимации. Также меня научили работать во всевозможных техниках: за время обучения я делала клип, рисовала на просвет масляной краской, процарапывала изображение по целлулоиду, работала с живой марионетки, стоп-моушн и многое другое.

Эскиз в акварели
Придавать ей такую особою воробьиность, птичность.
Высшие формы — «За день до нашей эры» Федора Хитрука и Юрия Норштейна Высшие формы — «За день до нашей эры» Федора Хитрука и Юрия Норштейна

Мы посоветовались с моим преподавателем Оксаной Леонтьевной Черкасовой (она ученица Федора Хитрука, режиссер и автор многих прекрасных фильмов), и она предложила сделать на основе этого силуэтного задания дипломный проект. Диплом — это раскадровка, персонажи, эскизы в технологии, аниматик и плакат к фильму.

Я запустилась уже после диплома — прошла заявка, выделили финансирование, и началась работа. Самым сложным для меня было объединить в себе режиссера, аниматора и художника. В итоге это для меня был хороший опыт.

«Девочка-птичка». Реж. Екатерина Невоструева

В создании фильма участвовали студенты четвертого и пятого курсов кафедры анимации УралГАХУ. С шестого курса тоже, но у них свои дипломы, поэтому они помогали меньше. Были и студенты третьего курса — сейчас на анимацию поступают уже с хорошими навыками, всё совершенствуется, можно рисовать на планшете, люди обучаются быстрее.

Художественным руководителем проекта была Оксана Леонтьевна. Она направляла ко мне аниматоров, мы с ними делали различные тесты, и в итоге сложилась команда, с которой мы рисовали весь мультипликат. Анимация рисовалась на кальке, по-старинке. Когда рисуешь рукой, движение получается живое, легкое, шероховатое и не идеальное. Мне это очень нравится. В УралГАХУ большую часть времени нас учили рисовать на кальке, и это вошло даже в стиль нашей уральской анимации. Я принимала мультипликат, вносила правки, а затем была покраска в фотошопе. Так намного продуктивнее, и видно, как работает фактура — у нас были кисти, похожие на пастель.

Эскиз
Они верят, что окно — это и есть окно.

Мне было очень интересно работать с Оксаной Леонтьевной. Всегда приятно общаться с мастером своего дела — узнаешь много нового, и в целом это вдохновляет, работается очень плодотворно. Я получила очень большую помощь от студии «А-фильм», на которой работала, и от прекрасного продюсера Валентины Ивановны Хижняковой, благодаря которой была номинирована на губернаторскую стипендию, а в дальнейшем и на государственную. Студия на целый год стала для меня таким уютным гнездышком, где мы очень дружно общались и с другими режиссерами и аниматорами.

Разработка персонажа

Образ девочки-птички сложился как-то очень легко, гармонично. Изначально это была девочка-воробушек, в характере которой есть острое желание вовлечь в свою игру родителей. Девочка играет в птичку.

Мы начали с игровых сценок с персонажем, которому нужно было ожить в мире собственных фантазий, где ему не хватает друзей.

Высшие формы — «Узы» Дины Великовской Высшие формы — «Узы» Дины Великовской

Было важно передать в технике ощущение мягкости, пестрости птичьего крыла, ощущение шуршания. Поэтому мы решили имитировать пастель, акварель и сухую кисть. Я очень люблю живое рисование по кальке и бумаге, и в стилистическом решении искала баланс между компьютером и живым изображением, поэтому фоны у нас рукотворные, легкие. Я отказалась от контура. Хотелось передать воздушность, прозрачность, невесомость. На изобразительное решение меня вдохновили работы Акиры Кусаки, а также театр теней. Показалось, что игры с силуэтами — это как-то очень по-птичьи.

Иллюстрация Акиры Кусаки

Конечно же, важно было проработать всю волшебную часть фильма — превращения, перевоплощения персонажей с их характерами. Было очень интересно искать их силуэты, фантазировать на эту тему, рисовать. Самым интересным было прорабатывать характер главной героини — придавать ей такую особою воробьиность, птичность. Я смотрела много видео с птицами, изучала их, зарисовывала движения, пыталась использовать какие-то моменты. Очень интересно было работать с панорамами. Они создавали особое настроение возможностью передачи падения или парения, какого-то закручивания.

Эскиз
Так как изначально это игра, трагедия происходит тоже будто понарошку.

Я люблю анимацию за использование всевозможных условностей созданного мира. Изображая вымысел и любую фантазию, придумывая образы и характеры, можно говорить со зрителем как о серьезных вещах, так и о разных глупостях. Можно экранировать любую небылицу, используя для этого багаж художественных навыков и знаний. Это не может не радовать, потому что совершенствование — это всегда очень хорошо и никогда не поздно.

Разработка персонажа

Очень важную роль сыграла музыка чешского квартета Clarinet Factory «Птичья песня» («Bird Song»). Это импровизация различных инструментов. Я ее услышала задолго до появления идеи фильма. Она завораживала звуками, ритмом. Если внимательно вслушаться, можно услышать полет. Я слышу там солнце — как в один момент оно зажигается в композиции. Музыка вдохновила на фантазию девочки. Мы заключили договор с музыкантами. Я считаю, что мне очень повезло — именно музыка подарила фильму глубину.

Самым волшебным моментом было озвучание, когда все начинало оживать. Так как это мой первый фильм, я первый раз попала в атмосферу звукозаписи и увидела всю эту магию, когда звуки создаются прямо из различных предметов и можно услышать, как имитируют звук крыльев, превращений, какой-то фантазии.

Сюжет строился на непонимании: девочка играет, оттого что ей скучно, и заболевает тоже словно от скуки, вроде понарошку. Родители понимают это не сразу, им понадобилась пара шишек и, конечно же, трагедия. Девочка вылетает в окно, и, если внимательно присмотреться, может быть понятно, что за окном — та же фантазия девочки, с теми же элементами. Поэтому этот ее шаг — даже не то, что она выпрыгивает в окно. Скорее, она освобождается от этой скуки, улетает в мир собственной фантазии, где она птица и не может разбиться.

Эскзиз
Высшие формы — «Белоснежье» Ирины Эльшанской Высшие формы — «Белоснежье» Ирины Эльшанской

Именно трагедия объединила девочку и родителей. Обычно, наверное, так все и случается. Так как изначально это игра, трагедия происходит тоже будто понарошку. Но изменение родителей, конечно же, настоящее, и это сродни подвигу. Они взрослые, им сложно попробовать стать детьми и поверить в какую-то мечту, во что-то такое детское, стать такими же легкими, как их дочка. Поэтому они пугаются. Они верят, что окно — это и есть окно. Но в какой-то момент они все же с головой окунаются в этот яркий солнечный праздник детской фантазии, в полет за девочкой. И все меняется — у них получается стать птицами. Они становятся одним целым. Этот полет — взаимопонимание, которое придает ощущение парения и счастья.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: