хроника

Сеанс-дайджест №154

Чего боится Вернер Херцог. — Лука Гуаданьино и жестокая любовь. — Джаред Лето вернулся к Даррену Аронофски. — Не огорчайте Кэрри Маллиган. — Кирилл Серебренников о деле «Седьмой студии». — Как оживить пиксели. — «Твин Пикс» и «Головокружение». — Джоди Фостер взялась за старое.

Лука Гуаданьино, который вроде бы собирался снимать очередной ремейк «Лица со шрамом» (теперь по сценарию братьев Коэн), взялся еще за один проект. Это будет «история любви в жанре хоррор» с Тимоти Шаламе в главной роли. Жалко, конечно, что без Арми Хаммера, но усилиями СМИ он и так превращается в персонажа фильма ужасов.


Кодзи Судзуки и его кинематографические интерпретации Кодзи Судзуки и его кинематографические интерпретации

Даррен Аронофски не сидит без дела. Помимо фильма про 270-килограммового Брендана Фрейзера он планирует экранизировать рассказ Кодзи Судзуки про моряка (его сыграет Джаред Лето), который нечаянно наткнулся на корабль-призрак.


Михаил Трофименков посмотрел мелодраму «Кто-нибудь видел мою девчонку?» глазами одного из свидетелей описанных в фильме событий. И, не поверите, в целом остался доволен.

Любые претензии имели бы смысл, если бы Ангелина Никонова снимала байопик о кинокритике Добротворском и его жене Карине. Но на такое жанровое извращение, как фильм о критике, решился за всю историю кино один лишь Григорий Козинцев: «Белинский» 1951 года — едва ли не худший фильм в фильмографии мастера. «Кто-нибудь видел мою девчонку?» — никак не байопик, а мелодрама, основанная на действительно трагическом материале: так ведь кино вечно превращает трагедию в мелодраму.


Иногда кинокритики становятся центром скандала. Обозреватель Variety Деннис Харви в начале прошлого года написал заметку про фильм «Девушка, подающая надежды», где подметил, что продюсер картины Марго Робби выигрышнее смотрелась бы в главной роли, так как сыгравшая ее в итоге Кэрри Маллиган «недостаточно горяча». Спустя год за неловкую формулировку пришлось отвечать: актриса очень расстроилась и припоминала эту фразу практически в каждом интервью. Журнал принес извинения, но этого оказалось недостаточно. В итоге The Guardian подробно расспросила 60-летнего кинокритика (к слову, открытого гея), что же он хотел сказать в том злополучном тексте.

Я пытался написать о том, что и в фильме, и в сыгранной Маллиган роли акцент сделан на маскировке, ролевой игре, намеренном искажении повествования. И упоминание о Марго Робби не означало никакого сравнения по «внешнему виду».

Робби — продюсер фильма. И я упомянул ее, просто чтобы подчеркнуть, как кастинг способствует подрывному содержанию фильма. Кинозвезда с образом Харли Квинн может вызвать очень определенные ожидания, но Маллиган — хамелеон, и ее очень стилизованная игра заставляет зрителя сомневаться в направлении истории.


А вот материал про то, как именно происходили превращения главной героини «Девушки, подающей надежды» (лента, кстати, идет в российском прокате). О разных образах Кэрри Маллиган рассказывает художница по костюмам, работавшая над фильмом.


Актриса Варвара Шмыкова (сейчас у нее, как и у многих, поддержавших Алексея Навального, проблемы с властями) и театральный критик Павел Руднев поговорили с Кириллом Серебренниковым для подкаста «В своем репертуаре».


Привычный мир и другой взгляд — «Душа» Pixar Привычный мир и другой взгляд — «Душа» Pixar

О тонкостях 3D-моделирования «Души» увлекательно рассказывают работавшие над мультфильмом технический директор и супервайзер по эффектам.


Photo Варда купить

Кто придумал «кинематографические каноны»? Разумеется, белые цисгендерные мужчины. Трогательный манифест Little White Lies про то, что «списков лучших фильмов» должно быть как можно больше, а сами фильмы должны быть хорошими и разными. Особенно умиляет уверенность, что если выложить фильмы Шанталь Акерман и Аньес Варда на Netflix, то они станут не менее популярными, чем мультфильмы Миядзаки.

Существуют сотни примеров изгнания из канона женщин-кинематографистов и представителей ЛГБТ+. Некоторые из них включены в список, который я составила для недавнего выпуска журнала LWLies, посвященного фильму «Манк». Предпринимались и различные попытки изменения устоявшегося канона, как например, удаление «Унесенные ветром» из библиотеки HBO Max. Однако изменения происходят не через цензуру. Нам нужна альтернатива — не единичный канон, а множество.


Лучший кадр в истории кино? Забудьте все и пересмотрите «Брюса Всемогущего».


Как же странно выглядят цветные фотографии со съемок «Манка». Ждем «колоризированной» версии.


Бергман, очевидно, видит в жизни своих соотечественников и современников, особенно молодежи, щемящее одиночество и унылую бесперспективность.

«Страшный, мучительный, отталкивающий фильм», — так классик советского киноведения Ростислав Юренев по горячим следам описывает «Молчание» Бергмана. Этот архивный текст 1964-го года, опубликованный на сайте «Искусства кино», следует читать «с выражением».


Путеводитель Mubi по кинематографическому Сан-Франциско: от «Головокружения» до наших дней.


Твин Пикс, где я не буду никогда Твин Пикс, где я не буду никогда

Кстати о «Головокружении». Именно об этом фильме Хичкока и его тесной связи с Линчем чаще всего вспоминает автор огромного (действительно огромного) эссе про третий сезон «Твин Пикса».


Джоди Фостер допрашивает Энтони Хопкинса, сохраняя максимально возможную социальную дистанцию. Почти как в старые добрые времена. Только вместо стекла — окошко «зума».


Есть вещи, пугающие даже Вернера Херцога. Например, скейтборды.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: