О «Вишневом саде» можно вспоминить, можно не вспоминать. Дом осточертел его обитателям, и сами они опротивели друг другу — и все же им некуда деться ни от него, ни друг от друга, ни от самих себя. Лопахин не купит вишневый сад, потому что у него нет ни любви неразделенной, ни обиды, ни мечты его купить — он просто ошибся адресом. Фирса никто
не забудет в доме, потому что сами никуда не уедут. «Цветы календулы» построены
на этих зияющих пустотах, образовавшихся на месте чеховских коллизий. Когда классический сюжет призывают на помощь и берут его структуру произвольно, наполняя случай­ными фабульными выходками — это значит, что счета, предъявляемые реальности,
еще не могут быть составлены по форме. Они пока существуют лишь в виде обиды, набухшей слезами и беспомощным криком.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: