18+
1 АВГУСТА, 2012 // Блог

Алексей Балабанов: «Мы все должны умереть»

С Алексеем Балабановым беседует Константин Шавловский

Алексей Балабанов заканчивает работу над своей новой картиной «Я тоже хочу», которая будет участвовать в программе «Горизонты» 69 Венецианского кинофестиваля. Режиссер нашел время, чтобы ответить на вопросы «Сеанса».

Съемки фильма «Я тоже хочу». Реж. Алексей Балабанов, 2012. Фото: Георгий Ермоленко

— Главные роли в «Я тоже хочу» исполнили непрофессиональные актеры…

— Там профессиональных актеров нет вообще. Ни одного человека. Все актеры — не актеры.

— Вы последнее время часто работаете с непрофессионалами — почему?

— Когда люди играют сами себя, мне так интереснее. Потому что когда человек притворяется, лицедействует, — это жанровое кино. А когда человек играет самого себя — ему ничего не надо играть. Он настоящий. И получается — правда. Я правду хотел снимать. Хотя там есть и фантастика, я все равно хотел, чтобы было все как в жизни. По-настоящему.

— Трудно было собрать ансамбль из непрофессиональных актеров, чтобы они все вместе органично играли?

— Ну, да я их всех знаю хорошо. И, в общем, с ними уже работал. Не со всеми, с большинством. С Гаркушей первый раз работал, он по сути своей артист. Хотя и не артист по профессии, он музыкант настоящий, как и в фильме. Просто он всегда был клоуном, а тут первый раз в жизни сыграл серьезную драматическую роль. И я в первый раз сам у себя снялся, я там тоже — непрофессиональный актер.

— Второй раз. Первый раз вы в короткометражке «Трофим» появляетесь.

— Тогда это было условием постановки. А здесь — сам захотел.

— Вы таким образом даете сигнал зрителю, что это самый личный ваш фильм?

— (пауза). Скорее всего, он последний.

— Как родилась идея этой картины?

— (пауза) Сейчас подумаю. (пауза) Да родилась как-то сама собой. Я же про себя кино снимал.

— Мне Саша Симонов, ваш оператор, говорил, что несколько лет назад вы вместе случайно увидели эту колокольню…

— А, да. Мы просто увидели колокольню. Я вспомнил. Покосившуюся колокольню, которая стоит на острове. Так красиво. И, собственно говоря, все оттуда и родилось. Первый толчок — картинка, изображение. У меня всегда от изображения все идет. А там действительно очень красиво. У меня сейчас в компьютере даже заставка стоит вот с этой колокольней. Говорят, она в этом году упадет.

— Кто говорит?

— Местные так говорят.

— Мистическая история какая-то.

— Не то слово.

— Последнее время многие режиссеры во всем мире снимают фильмы о конце света. Насколько важны для вас в «Кочегаре» и «Я тоже хочу» эсхатологические мотивы?

— Сейчас про это по телевизору говорят каждый день, значит, до такой степени это актуально для людей. Я не знаю. Я верю в Господа. И верю, что еще один ледниковый период будет. Мы все должны умереть. Это нормально.

 

Материал по теме:
Позови меня, небо

Мама вышла
Иноекино
Амфест DOCUmental
Норштейн
Гэсло
Только по любви
Лендок
ВДНХ
Петербургская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»