18+
14

В основе сюжета

Даже год его рождения вызывает разногласия у исследователей. Американские справочники называют 1943 год, французы и итальянцы — 1940. Неизменной остается лишь дата рождения — 7 сентября. Знак Девы, знак холодной, интеллектуальной страсти. Прежде чем заняться режиссурой, он некоторое время писал рецензии для ежедневной римской газеты «Паэзе сера» и подрабатывал сценариями для спагетти-вестернов, военных боевиков и эротических комедий.

Дарио Ардженто посчитал обучение законченным, когда Серджо Леоне предложил ему принять участие в работе над сценарием своего очередного фильма и стать соавтором Бернардо Бертолуччи. Они работали шесть недель, отсмотрели более сотни классических вестернов. В результате снятый по совместному сценарию фильм под названием «Однажды на Диком Западе» принес молодому Ардженто первую известность. В то время Италия была одной из самых зрительских стран Европы. В год на каждого итальянца продавалось десять билетов в кино — больше, чем во Франции, Англии и Западной Германии вместе взятых. Самыми большими киноманами были представители послевоенного поколения, выросшие на американских фильмах и американских криминальных романах, выходивших в Италии в желтых переплетах и оттого получивших прозвище giallo.Ha итальянском кинорынке доминировал спагетти-вестерн и готический фильм ужасов. Чтобы привлечь зрителей, энтузиасты этих жанров брали англоязычные псевдонимы и приглашали актеров из-за океана. К жанру giallo тяготеет и дебютный фильм Ардженто «Птица с хрустальным оперением». В основу сюжета об американском писателе Сэме Далмасе, расследующем в Риме серию убийств на сексуальной почве, лег весьма радикально переработанный Ардженто полицейский роман Фредерика Брауна «Кричащая мими». «Птица…» побила рекорд кассовых сборов в Италии и была хорошо принята в США. Окрыленный успехом, Ардженто с перерывом в год снял еще два giallo-onyca, составивших вместе с первым фильмом так называемую звериную трилогию: «Кошка о девяти хвостах» и «Четыре мухи на сером бархате».

В начале семидесятых Ардженто продюсирует сериал ужасов «Дверь в темноту» на итальянском телевидении и снимает в нем две новеллы — «Очевидец» и «Поезд». Тогда же он работает над «черной» комедией «Пять дней» с Челентано в главной роли, однако итальянские интеллектуалы, рукоплескавшие циничным и жестоким фильмам американцев Пекинпа и Фридкина, принимают «черный» юмор и подчеркнуто театральный, вычурный стиль своего соотечественника более чем сдержанно. Фильм проваливается.

В те же годы складывается команда, с которой Ардженто создаст свои самые знаменитые картины. В нее войдет его младший брат и продюсер Клаудио Ардженто, бессменный на протяжении 25 лет редактор по монтажу Франко Фратичелли, художник Джузеппе Бассан, мастер по спецэффектам Джермано Натали. Окончательный состав группы знаменует встреча Ардженто с актрисой и сценаристкой Дарией Николоди и замена Эннио Морриконе, чью музыку он находил слишком традиционной, на малоизвестную тогда рок-группу «Гоблины».

Ардженто отказывается от привычной «страшной» музыки в духе Бернарда Херманна и заменяет ее рваным ритмом рока. С этого момента жанр претерпевает революционные изменения.

В 1975 году в итальянский прокат выходит фильм «Тёмно-красный». Для этой работы команда Ардженто была усилена актером Дэвидом Хэммингсом, оператором Луиджи Кувейлером, мастером спецэффектов Карло Рамбальди (будущим создателем Кинг-Конга и спилберговского «инопланетянина») и кинодраматургом Бернардино Дзаппони, известным по современной работе с Феллини на фильмах «Сатирикон», «Рим» и «Город женщин». «Темно-красный» — «культовый фильм, повлекший множество подражаний» (Пьер Бени) — продемонстрировал не только полностью сформировавшийся эффектный визуальный стиль Ардженто, но и его окончательное превращение в самого жестокого режиссера Европы.

В середине семидесятых в жанре хоррор торжествует концепция ужаса, растворенного в повседневности. Новые «короли страха» из США, Стивен Спилберг и Брайан Де Пальма, извлекают сверхъестественное из готических замков и склепов и погружают его в гиперреалистически воссозданную атмосферу американской провинции и курортного городка. Ужасное и обыденное в их произведениях не просто сосуществовали рядом, но тесно переплетались, порождая принципиально новую поэтику страха. Итальянский фильм ужасов противился заокеанской моде, но не мог предложить никакой иной концепции.

Дарио Ардженто уже давно думал об обращении к мистико-фантастическому кино. Среди его замыслов даже была экранизация «Франкенштейна», но, обратившись к компании Universal, он получил отказ. Нереализованным остался и другой проект Ардженто — экранизация популярного романа ужасов Гастона Леру «Призрак оперы».

Впервые Дарио Ардженто бросил вызов идеологии обыденного ужаса, исповедуемой за океаном, — в «Суспирии». Он продемонстрировал всему миру «новую готику» — готику XX века. Международный успех «Суспирии» — «Льюис Кэррол встречает Калигари!» (Джон Колеман) — доходил до курьезов: в Японии, где убийство как искусство имеет древние культурные корни, фильм имел такой успех, что японские прокатчики спешно закупили «Темно-красный» и выпустили его на экраны под названием «Суспирия 2»!

«Инферно», свой самый странный, самый фантастический, самый авторский фильм — триумф стиля при полном отсутствии содержания,- Ардженто ухитрился снять в Америке, на английском языке и на американские деньги. Естественно, американцы ничего в нем не поняли. Работа в Америке не понравилась Ардженто: «На сьемочную площадку, — вспоминает он, — все время приходили какие-то идиоты и начинали длинные сентенции со слов: по моему мнению… Я понятия не имел, кто они такие, и все время недоумевал, почему они считали, что мне интересно их мнение. Это не мой стиль работы». В1983 году отец режиссера Сальваторе Ардженто отходит от дел, и два брата — Дарио и Клаудио — становятся владельцами семейной фирмы DAC Film Company. Дарио Ардженто становится продюсером. Во второй половине восьмидесятых один за другим выходят четыре его продюсерских проекта. Они были с интересом встречены и зрителями, и критикой, но ни один из них не имел такого успеха, как его собственные фильмы.

Фильм «Опера» стал поворотным в его творчестве. «Это не просто десятый фильм Дарио Ардженто, это ключ ко всей его образной системе», — подчеркивает Мэйтленд Макдона, автор книги «Разбитые зеркала, разбитые разумы. Мрачные видения Дарио Ардженто». Киножурналы всего мира обошел кадр «Оперы»: лицо юной девушки, искаженное ужасом: она не может закрыть глаза и опустить веки из-за ряда игл, укрепленных под глазами и готовых выколоть их. Она вынуждена бессильно наблюдать за тем, что совершает убийца.

Не остановившись на достигнутом, Ардженто в том же году еще раз шокировал итальянскую публику, сняв получасовое шоу для дома мод Труссарди. В этом шоу под музыку Пино Донаджио из фильма Брайана Де Пальмы «Подставное тело» на подиуме имитировалось убийство манекенщицы. Показанное в прайм-тайм по итальянскому телевидению, это шоу стало сенсацией. Сегодня Ардженто сам стал героем документального фильма «Мир ужаса Дарио Ардженто» и итальянского комикса ужасов «Темно-красный». Как и положено культовой личности, он снимается в эпизодических ролях у других режиссеров (например, у Лэндиса в «Невинной крови»).

Его позиций не смогли поколебать не слишком удачные «Черный кот» и «Травма Дарио Ардженто».

В марте состоялась премьера его нового фильма «Синдром Стендаля». Это снова giallo, и снова, после «Травмы», главную роль в нем играет дочь режиссера, двадцатилетняя Азия Ардженто. Героиня страдает редким психическим расстройством — синдромом Стендаля. Это заболевание проявляется при созерцании произведений искусства, в частности, картин старых мастеров. Героине кажется, что полотна оживают, движутся, засасывают ее в себя. Болезнь сильно осложняет задачу героини: поймать опасного насильника и убийцу, как назло, назначающего ей встречу в галерее Уфицци во Флоренции.

Перед началом съемок, завершив работу над сценарием, Ардженто отправился в Лувр и попытался симулировать синдром Стендаля. Результат превзошел все ожидания: служители музея, недолго думая, вызвали полицию, и режиссер оказался в участке до выяснения обстоятельств.

Panahi
Subscribe2018
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»