18+
// Хроника

«ДАУ»: Призрак «Свободы»

Материал подготовил Василий Степанов

Завтра в Берлине должно было появиться мини-государство: обнесенное копией Берлинской стены пространство арт-проекта «ДАУ: Свобода», где посетители оказывались бы в прошлом, которое им едва ли понравилось бы. Власти города не согласовали проект Ильи Хржановского, первую часть трилогии «Свобода, Равенство, Братство». Мы публикуем дайджест немецкой прессы о затее, вызвавшей острые дебаты.

 

Вторая попытка

В чем же суть мультимедийного проекта, который уполномоченная ФРГ по вопросам культуры Моника Грюттерс называет «событием глобального значения»? Здесь необходимо обратиться к деталям, ведь проект состоит из множества частей. С одной стороны, Илья Хржановский и его команда хотят воссоздать в Берлине часть стены, и желательно в сердце района Митте у Дворца кронпринцев, по соседству с крупнейшей исторической кулисой современности — возрожденным Городским Дворцом. По сообщениям, основание стены уже заложено, а переговоры с властями города все ещё продолжаются. Обособленный ареал должен стать временной капсулой, интерактивным микрокосмосом в духе сталинизма, в который сможет попасть любой желающий. «Вы сами решаете, как далеко хотите зайти», — говорится в трейлере на сайте ДАУ.

В центре всего этого есть противоречие, играющее центральную роль в творении Хржановского: почему люди должны добровольно отправиться в симуляцию тоталитарной системы, целью которой при этом является изучение смысла свободы? Острый вопрос для города, в котором по сей день живет множество реальных жертв диктатуры времен ГДР.

Ни организаторы мероприятия Берлинер Фестшпиле, ни представители компании Хржановского Phenomen Films не подтверждают, что это будет именно тематический парк. Однако данный формат очень вероятен, хотя бы потому, что режиссёр уже имел те же планы год назад на сцене берлинского театра «Фольксбюне». Уже тогда, к началу деятельности нового художественного руководителя Криса Деркона, планировали воздвигнуть стену вокруг площади Розы Люксембург. Театр должен был стать островком внутри социалистического мини-государства. Чтобы попасть на кинопоказ, нужно было бы получить визу. Но проект не был реализован. Следствием стали пробел в программе Деркона и параноидально настроенные жители домов вокруг театра, которым команда арт-проекта доставила определенные неудобства.

 

 

Итак, вторая попытка на бульваре Унтер-ден-Линден. Одного Берлина, впрочем, недостаточно. И в Париже, и в Лондоне должны пройти перформансы «ДАУ» под девизом «Свобода, Равенство, Братство». Громких слов и жестов организаторы, очевидно, не боятся.

Самый крупный социальный эксперимент Хржановского, однако, уже давно осуществлен, но без особого внимания со стороны общественности. «ДАУ» в Берлине — это одновременно мировая премьера 13 (!) кинофильмов и множества сериалов, которые режиссёр снимал с 2008 года в Харькове и которые монтировали в течение семи лет. Там Хржановский воссоздал части советского города и в течение двух лет направлял 400 актеров и жителей окрестностей в путешествие во времени. При поиске информации об этих длительных съемках сразу же натыкаешься на громкие фразы: самый крупный кинопроект всех времен, самый смелый эксперимент в истории кино.

Monopol

 

Давление на чиновников

Берлин. Ответственный член городского совета Сабине Вайслер сообщила ДПА во вторник, что времени для процедуры утверждения «определенно слишком мало».

«Для этого проекта недостаточно человеческих и финансовых ресурсов».

C 12 октября целый блок домов будет огорожен для арт-проекта «ДАУ: Свобода» почти километровой стеной. По словам организаторов, от 1 500 до 3 000 посетителей ежедневно смогут приобрести специальную визу, чтобы испытать на себе потерю свободы в закрытом районе.

 

 

Последнее необходимое разрешение должно выдать транспортное управление Берлина, являющееся частью земельной администрации. Согласно данным, само транспортное управление не выражает сомнений касательно проекта, однако нуждается в заключении администрации.

По словам ответственного члена городского совета Вайслер, успешное открытие проекта зависит также от того, насколько быстро организаторы отреагируют на их юридические обязательства. «Остается неясным, почему многие местные власти оказались под большим давлением и буквально обездвижены из-за выполнения заказа коммерческих организаторов», — добавила Вайслер.

Необходимо выяснить, достаточно ли хорошо выполнены дорожки для запланированной установки частей бетонной стены. Полиция и пожарная служба также должны дать свое согласие. Вайслер подчеркнула, что непосредственно перед этим управление дорогами и зелеными насаждениями должно успеть провести День Единства Германии.

«Управление дорогами и зелеными насаждениями — это не event-агентство!»

Frankenpost

 

Критика со стороны духовенства

В рамках этого творческого и социального эксперимента посетители испытают на себе потерю свободы в тоталитарной системе. Предполагается, что посетители должны будут получить визу, а также сдать свои мобильные телефоны, чтобы оказаться внутри огороженного стеной города. 9 ноября, на годовщину падения берлинской стены, эта инсталляция будет уничтожена в рамках арт-перформанса.

Священник Фрилингхауз раскритиковал проект. Он находит абсурдным тот факт, что на время проекта он не смог бы попасть в собственную церковь. Впрочем, организаторы обещали выдать ему соответствующий пропуск. Но, по его мнению, это ничего не меняет. «Нас заставляют стать частью истории, которую мы отвергаем», — говорит священник.

Местный священник упрекает организаторов в безответственности. Одной из его претензий к организаторам является «максимальная неясность» вокруг проекта. По его словам, представители Berliner Festspiele сообщили общине о планируемом проекте в письме только 5 сентября. До этого долгое время оставалось неизвестным, кто стоит за этим арт-проектом. «Для меня это свидетельство того, что организаторы действуют безответственно», — сообщает священник.

 

 

Тот факт, что вокруг церкви против воли общины возведут стену, нужно воспринимать как скандал, по словам ответственного по вопросам культуры Евангелической церкви Германии Йоханна Клауссена. По его мнению, такое вмешательство нельзя оправдывать «искусством», ведь оно является нарушением фундаментальных прав. «Организаторы проекта действуют скрытно и безответственно. Они ведут себя так же, как и многие инвесторы в строительном секторе столицы: общественные места буквально отбирают у жителей», — выразил свое недовольство Клауссен.

Evangelisch

 

Зависть Тома Тыквера

В ДАУ нет актеров — есть лишь участники. С 2009 по 2011 год около 400 человек жили в созданном специально для фильма исследовательском институте, который вскоре стал реальным миром: настоящие повара, которые готовили в столовой института, настоящие официанты, которые обслуживали посетителей в кафетерии, настоящее стойло с хрюкающими свиньями, лаборатории с настоящими крысами, настоящие лауреаты Нобелевской премии, которые провели несколько недель в институте, занимались исследованиями, спали и любили, при этом нося одежду того времени. Так как сценария не было, и Хржановский лишь задавал действию общие пространственные и временные рамки, участники жили своей жизнью, примерно как в реалити-шоу «Старший брат». Они определяли ход событий, выполняя свои функции. В общей сложности 127 дней камера, хладнокровно управляемая Юргеном Юргесом, который уже снимал для Михаэля Ханеке и Райнера Вернера Фасбиндера, была лишь немым свидетелем происходящего. Разговор об устранении разрыва между искусством и жизнью — зачастую лишь пустые слова, свойственные представителям псевдоавангарда. У Хржановского эта трансгрессия набирает такую мощь, которую ранее нельзя было даже вообразить. Происходящее между участниками (среди которых есть и ярые русские неонацисты [имеется в виду участие в проекте Максима Марцинкевича, известного как «Тесак» — Примеч. ред.]), те страшные человеческие стороны, которые раскрываются в процессе, та смесь насилия и апатии, которые царят в закрытой системе, кажутся невероятными. Секс-оргии относятся при этом к самым безобидным вещам. То и дело хочется воскликнуть: «Это игра, это не могло случиться само по себе!» Но все действие происходит на самом деле.

 

Максим Марцинкевич в проекте «ДАУ»

 

Планируется, что зрители будут подавать заявления на выдачу визы, заполнять анкеты и тогда, после сдачи смартфона, они получат доступ в закрытую зону. При этом им будет выдан специальный гаджет, который будет вести их по особому пути. В своего рода исповедальне зрители будут рассказывать о своих впечатлениях так называемым «слушателям» — задача, которую в «ДАУ» поручат священникам, операторам линий доверия, шаманам и девушкам из сферы интим-услуг — иными словами, людям с опытом доверительного общения. Эти разговоры будут записывать, чтобы посетители в качестве следующего шага могли еще раз пережить и оценить свой личный опыт.

Режиссёр Том Тыквер («Беги, Лола, беги») участвовал в обсуждении проекта, который был также поддержан обществом Medienboard Berlin-Brandenburg. Тыквер говорил о «мифе», окутывающем проект. По его словам, это нечто, что люди будут проживать, а не потреблять: «Я испытываю белую зависть». Куратора задействованного павильона Шинкеля Нину Поль порадовала дискуссия вокруг «скандала в закрытом районе». Это напомнило ей дебаты вокруг искусства Йозефа Бойса и Кристофа Шлингензифа.

Moz.de

 

А был ли Бэнкси?

После несостоявшегося проекта на сцене «Фольксбюне» новым местом проведения кинопоказов был выбран Дворец кронпринцев на бульваре Унтер-ден-Линден. Площадкой арт-инсталляции должна стать территория от представительства Бертельсманн до государственной оперы. Мероприятия запланированы в нескольких местах, включая берлинскую академию архитектуры и площадь Шинкельплатц, также будет построена сцена театра Шекспира. Смотреть вдаль через стену можно будет на смотровых площадках.

 

 

Посетители должны зарегистрироваться онлайн и обменять свои мобильные телефоны на смартфон без связи. Гаджет отправит каждого гостя в индивидуальное путешествие: на арт-перформансы с Мариной Абрамович и Карстеном Холлером, на конференции ученых и на концерты. Как сообщается, пианист Игорь Левит тоже примет участие в проекте. Насчет привлечения к проекту иконы стрит-арта Бэнкси пока ходят лишь слухи.

Zeit

 

Берлин — открытый город

Каким будут результат и ощущения от проделанной работы, станет понятно только впоследствии. Создатели проекта могут рассчитывать на любопытство берлинцев, которые всегда воспринимали творческое своевольство подобных масштабов с поразительной открытостью. Наиболее значимым творческим прецедентом можно считать «накрытие» здания Рейхстага. Более 20 лет понадобилось художникам Кристо и Жанне-Клод, чтобы в 1994 году, после интенсивных дебатов в Бундестаге, получить разрешение на полное накрытие Рейхстага серебристой тканью из полипропилена.

 

 

С культурно-исторической и политической точки зрения идейная борьба творческой пары сегодня является примером творения, которое обернулось успехом, так как оно было создано для народа. Все сомнения словно испарились в воздухе, когда берлинцы и гости города на время смогли прикоснуться к искусству, отдыхая на газоне перед Рейхстагом.

При этом не стоит думать, что речь идет только о прошлом. Стены, границы и контроли не только напоминают о пережитом режиме, но и являются инструментами политических сил современности, которые с удивительным нахальством пытаются установить свои правила в некоторых странах. Искусство не предлагает надежного средства для решения проблемы. Порой даже оно обретает тоталитаристский образ. Однако в качестве возможности увидеть вещи в совершенно ином свете оно обладает особым шармом, который никого не оставляет равнодушным, особенно в Берлине, где всегда умели отвечать на сменяющие друг друга волнения непоколебимым спокойствием.

Berliner Zeitung

 

Берлин — Париж — Лондон

Если разрешения не будут выданы, то опозорится не только Берлин. В ноябре «ДАУ» должен пройти в Париже, в начале 2019 — в Лондоне. Стену должны построить только в Берлине, однако все три станции связаны между собой: Берлин, по замыслу организаторов, представляет свободу, Париж — равенство, Лондон — братство.

Почему были выбраны эти города и в чем заключается их связь со словами девиза французской революции, четко объяснить никто не может. Париж и Лондон являются городами-побратимами Берлина и, кроме того, в этих городах уже были найдены партнеры для сотрудничества — таково прагматичное объяснение продюсера Мариан.

 

 

На данное мероприятие нельзя купить билеты. Вместо этого посетители должны внести свои данные на сайте dau.xxx, чтобы зарегистрироваться на получение «визы». Визы выдаются на четыре отрезка времени: на 2, 24 или 72 часа, а также на все время проведения проекта. Цена варьируется от 15 до 45 евро. Сколько посетителей в день и час будут пропускать внутрь, пока остается неизвестным.

Снимали без сценария. Так появилась своего рода документальная драма, съемки которой длились более двух лет и были завершены в 2011 году. Главную роль играл греческий дирижер Теодор Курентзис, в роли жены Ландау, Коры, снялась Радмила Щеголева — единственная профессиональная актриса среди массы дилетантов, решивших стать частью грандиозного социального кинопроекта.

Во время съемки использовалась только одна камера, в которой каждые 13 минут происходила замена плёнки. Порой камера отдыхала, пока искали подходящий реквизит. По рассказам свидетелей, съемку, к примеру, останавливали, потому что детали для починки сломанных автомобилей в кадре были неправильного года. Результат этого грандиозного размаха все же можно обратить в цифры: 700 часов киноматериала, из которого нарезали 13 фильмов и 3 сериала.

В единственном официальном репортаже со съемок «ДАУ» репортер GQ Михаил Идов рассказывает о собеседованиях с сексуальным подтекстом, которые Хржановский проводил с молодыми девушками и от которых им становилось неприятно и порой даже невыносимо.

Задать вопросы об этих претензиях самому Хржановскому нельзя. По слухам, он сейчас находится в Берлине, но не принимает участия в пресс-конференции. Он хочет разрушить мнение, что в проекте «ДАУ» речь идет о творении одного художника, как сообщает Том Тыквер.

 

 

На претензии о сексуальных домогательствах отвечает оператор Юргес, который вместо запланированных трёх месяцев работал в «ДАУ» почти три года. По его словам, не было никаких домогательств: «Совершенно точно нет!»

Претензии о сексуальных домогательствах — не единственный открытый вопрос вокруг этого арт-проекта. По данным берлинской газеты «Тагесщпигель», грандиозный проект спонсировал русский предприниматель Сергей Адоньев. Сначала благодаря поставкам сахара, впоследствии благодаря инвестициям в области телекоммуникаций, он стал миллионером к началу двухтысячных.

Без благоволения Путина такой успех был бы невозможен. Впрочем, теперь у Адоньева болгарское гражданство, а живет он в Лондоне. По словам продюсера Мариан, одной из причин его участия в «ДАУ» было желание вернуть государству средства и обеспечить независимость проекта: 6,6 миллионов евро стоит только проведение мероприятия «ДАУ» в Берлине.

Spiegel (фрагменты материала)

Subscribe2018
Бок о бок
Закат
Сеанс68
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»