18+
// Видео

Киёси Куросава: «Фильм — это цельное существо»

Встреча с режиссером Киёси Куросавой, видным японским автором хорроров, обладателем трех наград Каннского кинофестиваля, прошла в книжном магазине «Порядок слов», в рамках Санкт-Петербургского международного культурного форума. На встрече Куросава представил свой фильм «Путешествие к берегу». Публикуем адаптированный конспект, а также видеозапись этой встречи.

 

 

Откуда пришла идея фильма?

У этого фильма есть литературная основа, так что идею придумал не я. Но я уже создавал фильмы про людей, которые пришли из потустороннего мира. Мне нравится, когда на экране появляется человек во плоти — и лишь потом мы узнаем, что он вообще-то призрак.

Когда я впервые прочитал это произведение, то подумал, что смогу снять нестрашный фильм о призраках. Да, если вы вдруг встречаетесь с человеком, который уже ушел в мир иной, то это страшно. Но если этот человек был вам близок — например, то был ваш возлюбленный, или ваша бабушка — то это может вызывать иные чувства.

Есть ли в этом фильме нечто, связанное сугубо с японскими традициями и непонятное стороннему зрителю?

Не думаю, что русскому зрителю эта история может быть непонятна. Рассказы о призраках — это не чисто японская история. Да, я японец и это кино про Японию, там могут быть отдельные моменты, которые трудно трактовать. Но этот фильм вполне следует жанру, он сделан по общей грамматике кино, которая должна быть понятна всем. Я думаю, что фильм — это цельное существо, и в основе своей он понятен любому зрителю.

В этом фильме вы не использовали особых эффектов, чтобы отделить призрака от человека. В сравнении с некоторыми вашими предыдущими фильмами, например «Пульсом» (Kairo), ощущается сдержанность, даже бережность по отношению к зрителю. Вы пришли к этому с возрастом, или этого требовал сюжет?

Когда я был молодым, мне казалось, что умирают только пожилые. А сейчас мои ровесники, друзья и знакомые умирают. Смерть стала ближе. С годами мы, конечно, становимся мудрее, и я думаю, что с момента фильма Kairo мне вообще больше стало понятно. Но дело не только в возрасте. В 2000-х годах были популярны фильмы ужасов, и я отвечал запросу аудитории. Сейчас ситуация изменилась. Но фанатом спецэффектов я никогда не был.

В фильме очень много героев, и трудно поделить их на персонажей первого и второго плана. Есть ли среди них те, кто наиболее близок вам и вызывает особую нежность?

Для меня самого это первый подобный опыт. Там все-таки есть два главных героя, которые много путешествуют и потому встречают разных персонажей, живущих в разных местах. Это довольно трудная задача для режиссера. В фильме я попытался оставить чувство недосказанности: герои не успевают исчерпать то место, в котором оказались, как мы вслед за ними уже перемещаемся дальше.

Сказать, что мне кто-то ближе, трудно. Наверное, это последний персонаж, довольно страшный, который пытается увести с собой жену в иной мир. Мне кажется, чем-то он похож на меня.

Вы когда-нибудь сталкивались с потусторонним?

Сам, к великому сожалению, с призраками не общался.

Какие фильмы на вас повлияли?

В детстве я часто ходил в кино. А что смотрел мальчик в 1960-е? Конечно, фильмы про Годзиллу. Мне нравилось это ощущение, когда близко к тебе происходит что-то страшное, но сам ты находишься в безопасности.

В России боятся говорить о смерти. Мы делали выставку с кукольным кладбищем, где были представлены маленькие могилки. И выяснилось, что люди боятся приходить к нам, потому что им кажется, что с ними самими, вероятно, что-то плохое случится, может, они умрут, если это увидят.

О, это хорошая идея для моей следующей картины.

BEAT
Косаковский
Manhattan
Proskurina
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»