18+
// Хроника

«Ночной дозор»: 15 лет выходу из сумрака

15 лет исполняется сегодня «Ночному дозору», выход которого в прокат положил начало блокбастеростроению в России. Как принимали фильм-феномен в далеком 2004-м? Что говорили о нем тогда Никита Михалков, Алексей Балабанов, Андрей Звягинцев и другие деятели кино? «Сеансу» есть что вспомнить. Углубляемся в архивы.

 

Сергей Соловьев

Мне говорят, что вот, если бы эти ребята с Первого канала не воспользовались возможностями своего Первого канала и не заставили одно работать на другое… Да, воспользовались и заставили… Плевать, как они добились результата, в бизнесе важно — результата добиться. Вопрос — для чего? А ведь хотели они того или не хотели и просто преследовали свою выгоду (тоже для бизнеса нормально) — добились-то большего. Вот начали СОЗДАВАТЬ МОДУ смотреть русское кино. Это же важно. Я помню, в начале 1960-х я все носился с журналом, в котором был опубликован сценарий «Сладкой жизни». А мне ребята говорили: старик, кончай ты эту переводную пошлятину читать, посмотри, тут гениальный сценарий Гены Шпаликова. Потому что мода была! Мода! Причем среди умных ребят. И пусть теперь такие разговоры возникнут: чего опять с этими блокбастерами? «Ночной Дозор» видел?

Другое дело, другое дело, что, боже ты мой, с каким опозданием, с какими потерями… То, что мы сейчас называем началом, и приветствуем как начало, и радуемся как началу, уже должно было завершаться как переходный этап, заканчиваться как страшный сон…

 

Сергей Сельянов

Вот ты купил стиральный порошок, он тебе не понравился. А следующий ты все равно купишь из тех, что рекламируют по телевизору. Даже если тот, предыдущий, который тебе не понравился, тоже рекламировался по телевизору. Все равно ты не купишь тот стиральный порошок, название которого ты слышишь впервые. Такова роль рекламы, и это факт. Каков бы ни был фильм «Ночной Дозор», в сознании миллионов зрителей произошло такое открытие — русское кино существует, его рекламируют по телевизору, его показывают в кинотеатрах. Я пошел, он пошел, мы пошли, они пошли.

 

 

Виктор Топоров

Невероятный коммерческий успех объясняется не только разнузданной рекламной кампанией ОРТ (с включением сюжетов о всероссийском аншлаге в программу «Время»), но и ответом на невербализованный зрительский запрос на схватку равно недостойных Добра и Зла в столь же невербализованном, по возможности абстрактном виде. Поэтому объективные изъяны фильма — прежде всего невнятность — работают на него наравне с достоинствами (экспрессивностью, спецэффектами и пр.). Характерная в своей двусмысленности удача: показ богачки Москвы в обносках нищенки России с тем, чтобы заставить ее, нищенку, раскошелиться на билет или хотя бы видеокассету.

 

Никита Михалков

Я хорошо отношусь к картине «Ночной Дозор», и еще лучше — к ее успеху в российских кинотеатрах. Такие вещи, как объем рекламы — я бы даже сказал, пропаганды, — выношу за скобки. Была у людей возможность, и хорошо. Главное, что зрители пошли на российскую картину. Кроме того, мне импонирует качество спецэффектов и тот факт, что российские производители отнеслись к этому с должной серьезностью. Это уже свидетельствует о том, что они озабочены зрительским успехом. Что правильно. Еще вчера этой так называемой мелочью никто озабочен не был. Не в самом фильме дело, а в тех симптомах, которые проявились с его появлением.

 

Алексей Балабанов

«Ночной дозор», по-моему, полное говно. Я честно пошел в кинотеатр с семьей, купил билеты. Ничего не понял. Сюжета не понял — элементарно. Все мелькает, стреляет, взрывается, и как-то плохо, тупо, нехудожественно… Ни смысла, ни удовольствия. Мой сын маленький, он на все премьеры ходит, сказал: «Папа, это очень плохое кино». А ведь этот успех, аншлаги, цифры посещений — за счет рекламы, которую никто, кроме Эрнста с Максимовым, себе позволить не может. И дело даже не в том, что если эту рекламу (в прайм-тайм по Первому каналу) перевести в баксы, то еще неизвестно, выиграли они или потеряли… А в том дело, что зритель на рекламу купился, вышел, плюнул и подумал — вот, очередное наше фуфло. И в следующий раз реклама не сработает. Так что я лично никакой пользы ни для искусства, ни для индустрии нашей не вижу.

 

 

Андрей Звягинцев

Если к этому успеху подойти с точки зрения арифметики… Если посчитать рекламное время на ОРТ, то получится, что бизнеса-то по сути нет. Фильм снят был, по-моему, не то за пять миллионов, не то за шесть, собрал 15 с чем-то, поделить это напополам, потому что 15 — это бокс-офис, получится 7. Отнимите от этих семи с половиной или восьми 30 %, которые ушли «Гемини», — и вы получите то, что создатели фильма получили. Они бы не окупили затрат, если бы им пришлось оплачивать рекламное время. Может быть, цифры завышены… Но будем иметь дело с этими цифрами. Нас водят за нос. Нет у нас индустрии.

Талантливые люди есть. Они есть и среди тех, кто делал «Ночной Дозор». Со своей задачей, насколько это было возможно в предложенных условиях, они справились. Я бы не хотел оценивать, в какой мере…

 

Алексей Герман

Вообще, про такую мелочь, как искусство, в этой стране и в этом так называемом кинематографическом сообществе еще кто-то разговаривает? Или уж вовсе устаревшая тема?

Ну вот, запиши, ко мне пришел мой студент и принес кассету с этим фильмом. Мол, не знаю, как вы к этому отнесетесь, Алексей Юрьевич, а мне картина понравилась. Я посмотрел это что-то или нечто (фильмом назвать сие никак не могу) и… решил студента из мастерской своей выгнать. Если ему ЭТО может нравиться, то лично я не заинтересован в том, чтобы такой человек получал кинообразование. Тем более из моих рук.

 

Станислав Зельвенский

Единственная проблема этого фильма — в том, что из-за массированной рекламы его посмотрела не только целевая аудитория, но и масса «лишней» публики, которая — разумеется — осталась разочарованной. Никому же не приходит в голову возмущаться, скажем, низким качеством прозы писателя Лукьяненко: не нравится — не читаешь. В случае с фильмом множество людей почему-то чувствуют себя обманутыми — словно в кинотеатр их действительно затащили гипнозом. А так ли? «Дозор» — достаточно профессионально сделанный фильм категории «B», который по сугубо внешним обстоятельствам оказался позиционирован как фильм категории «А» — отсюда все недоразумения.

 

 

Лидия Маслова

Приятное ощущение коммерческой надежности и этической внятности достигается с помощью вполне прозрачных рекламных методов — и в этом достоинство «Ночного Дозора» как вменяемого, самоироничного и легкоусваиваемого кинопродукта.

 

Павел Чухрай

Я не очень хорошо представляю, что такое «блокбастер». Я примерно понимаю, что это что-то большое и жутко популярное. Но говорить о «прорыве», по-моему, преждевременно. Две-три сложнопостановочные картины на такую большую страну — это еще не прорыв. Успешней всех как продюсер заявил о себе, конечно, Константин Эрнст со товарищи… Он человек талантливый, динамичный, владеющий профессией, и дай ему бог здоровья… Он владеет технологией продвижения кинематографического продукта и… ресурсом своего телевизионного канала. Какие-то успехи есть у Сельянова, у Толстунова, у Дишдишяна. Я считаю, что это важное и необходимое направление в нашем кинематографе, которое должно развиваться и привлекать зрителя, должно прививать ему вкус к российскому кино, к русскому языку, к русскому герою, к истории страны. Но стратегию должны определять не «блокбастеры», а среднебюджетное добротное кино. Потому что ни компьютерные технологии, ни техническое обслуживание у нас до сих пор не вышли на серьезный уровень. Эти проблемы невозможно решить за счет двух-трех картин. Это как, знаете, у нас есть олигархи и нет малого бизнеса, а без него не может существовать рыночная экономика. Есть очень богатые и очень бедные, нет среднего класса. А без него нет здорового общества. Надо развивать индустрию, чтобы производство блокбастеров материально помогало делать фильмы и художникам, и просто мастеровитым ребятам, которые необходимы кинематографу.

 

 

Юсуп Бахшиев

Фильм, который снят дорого и продан дорого, — это блокбастер. Фильм, который сделан на три копейки и продан за полторы, — это не блокбастер. Бюджет, реклама, проданные билеты — три источника и три составные части. «Турецкий гамбит», «Статский советник», «Ночной Дозор», «Бой с тенью» и даже «Личный номер», который мне лично не нравится, — все это блокбастеры. Последний, как я понимаю, прогорел в прокате, но он собрал почти $5 млн. Это большие деньги для Роcсии. Ведь, как мы поняли уже, если фильм плохой, его ни реклама не спасет, ни бюджет. Потому что у «Побега», например, все это было, а зритель не пошел. Потому что это вообще не кино. Это полный отстой. Я считаю, что первым российским блокбастером был первый «Антикиллер»: на момент 2002 года у него была самая большая рекламная кампания, и он побил все кассовые рекорды. На мой взгляд, у блокбастерного русского кино нет какого-то своего, «особого» пути. И «Ночной Дозор», и «Турецкий гамбит», и «Бой с тенью» — это просто жанровые фильмы. Ну будут здесь главного героя звать Василием, а у них Джозефом… Что в «Ночном Дозоре» специально русского — хрущевки? Ну а мог бы быть какой-нибудь лофт на Ист-Сайд. Ведь сюжет, история здесь — вне времени и вне государственных границ. Я считаю, что будущее — в коммерческом смысле — за жанровым кино. А оно космополитично по сути своей.

Другие мнения читайте в «Сеансе» № 21-22 и «Сеансе» № 23-24.

Proskurina
Allen
Каро
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»