18+
// Фестивали / Эссе

Романтичное искусство убивать

Продолжаем публикации к началу кинофестиваля «Край света» на Сахалине, одна из внеконкурсных программ которого называется «Корейские подозреваемые». Дмитрий Комм рассказывает о феномене корейского триллера.

«Жажда». Реж. Пак Чхан Ук, 2009

С тех пор, как китайские журналисты в 2000 году изобрели термин «корейская волна» (K-wave), эта волна превратилась в девятый вал. Культурный продукт, производимый в Южной Корее, успешно завоевывает страны и континенты. Делится он на две категории: поп-музыка и кино.

Подобно тому, как сама Южная Корея за каких-то тридцать лет сумела превратиться из бедной, аграрной страны в сверхсовременную информационную цивилизацию, ее кинематография при жизни всего одного поколения проделала путь от провинциальной золушки до одного из лидеров мирового кинопроцесса, заставив потесниться таких мощных конкурентов, как киноиндустрии Японии и Гонконга. Как и большинство азиатских кинематографий, южнокорейское кино эклектично по стилю и тематике, сочетая американские, европейские, китайские и японские влияния. Тем не менее, у него есть свои «фирменные блюда» — это жанры триллера и мелодрамы. Причем для корейцев это практически один жанр. Многие тамошние мелодрамы включают элементы триллера, как например «Моя жуткая девушка» (2006), повествующая о наивном девственнике, влюбившемся в прекрасную во всех отношениях даму, которая, по случайному совпадению, является еще и серийной убийцей. Но, несмотря на то, что героиня по ходу действия регулярно кого-нибудь закапывает в лесу, внимание публики сконцентрировано на любовных перипетиях, что и позволяет квалифицировать «Девушку» как мелодраму и даже романтическую комедию.

«История двух сестер». Реж. Ким Чжи Ун, 2003

Еще лучше у корейцев получаются триллеры (в которых тоже почти всегда находится место мелодраме). На протяжении последних пятнадцати лет южнокорейское кино ежегодно выпускает десятки сделанных на высочайшем художественном и профессиональном уровне картин в этом жанре. Не будет преувеличением сказать, что корейские триллеры сегодня — лучшие в мире. Что подтверждается регулярным приглашением режиссеров из Южной Кореи в Голливуд. Например, в этом году Ким Чжи Ун, прославившийся лентами «История двух сестер» (2002) и «Я видел дьявола» (2010), вернул на экран Арнольда Шварценеггера в картине «Возвращение героя», а Пак Чхан Ук, создатель знаменитой «трилогии о мести», выпустил триллер «Стокер» с Николь Кидман и Мией Васиковска в главных ролях.

Пак Чхан Ук, бывший кинокритик, переквалифицировавшийся в режиссера, и вывел формулу успеха корейских триллеров. Его фильмы «Объединенная зона безопасности», «Сочувствие господину Месть», «Олдбой», «Сочувствие госпоже Месть» и «Жажда» сочетали динамичные повествовательные приемы американского образца с изобретательным визуальным решением, что облегчило их восприятие для широкой международной аудиторией. Любопытно, что переключить свои интересы с философии на кино Пака Чхан Ука в то время студента философского факультета сеульского университета подвиг просмотр фильма Альфреда Хичкока «Головокружение» — мелодрамы, замаскированной под триллер. Неудивительно, что его последний фильм «Стокер» («Порочные игры» — прим. ред.) оказался своеобразной вариацией на тему хичкоковской «Тени сомнения». Однако постоянный источник вдохновения Пака не столько Хичкок, сколько… Франц Кафка. Как утверждает сам режиссер, «когда у меня на съемках возникают проблемы с идеями, я задаю себе вопрос — а как бы эту сцену поставил Кафка?» Видимо, поэтому фильмы Пака имеют ряд общих черт с работами другого большого поклонника Кафки — Романа Поланского. Его стиль — смесь сюрреализма, хоррора и черной комедии — лучше всего проявился в фильме «Жажда» (2009), истории про католического священника, превращающегося в вампира. «Жажда» завоевала Приз жюри на Каннском фестивале (ранее «Олдбой» получил там же Гран при), сам Пак Чхан Ук, впрочем, относится к фестивальным наградам с некоторой иронией. Он утверждает, что ко всем его фильмам лучше всего подходит определение «эксплоутейшн», поскольку он стремится воздействовать на зрителей не на интеллектуальном, а на чувственном, даже физиологическом уровне.

«Порочные игры». Реж. Пак Чхан Ук, 2012

Разумеется, не все корейские триллеры похожи на фильмы Пак Чхан Ука — кино Южной Кореи вообще балует публику обширным выбором жанровых моделей, идей и стилистических приемов. Однако, несмотря на разнообразие этих картин, в них присутствует ряд общих тем, сюжетных конструкций и персонажей, которые позволяют квалифицировать южнокорейский триллер как самостоятельный субжанр (подобно американскому нуару, французскому полару и итальянскому giallo).

Корейские триллеры часто бывают одновременно жестоки и сентиментальны. Реки крови и брутальные сцены убийств могут соседствовать на экране с любовными переживаниями в лучших «мыльных» традициях. Нет такого мелодраматического эффекта, которым побрезговал бы корейский режиссер, чтобы усилить эмоциональное воздействие на зрителей.

В этих картинах также очень популярен образ femme fatale, что обычно является реакцией на эмансипацию женщин в обществе. Однако корейское кино переосмысляет традиционный типаж роковой женщины, нередко показывает ее жертвой, борющейся за выживание в патриархальной среде, и постепенно перетягивает зрительские симпатии на ее сторону. Так, в фильме «Беспомощная» (2012), снятом женщиной-режиссером Пен Юн Чжу и ставшем кассовым хитом корейского проката, героиня умышленно совершает жестокое убийство, но сочувствие публики все равно остается на ее стороне.

«Беспомощная». Реж. Пен Юн Чжу, 2012

В азиатских кинематографиях жанровые картины почти никогда не бывают только энтертейнментом, развлечением, побегом от реальности. Это почти всегда кино социальной ответственности. И корейские режиссеры тоже в буквальном смысле воспитывают своих зрителей посредством жанрового кино. В качестве примера можно вспомнить еще один прошлогодний фильм — «Киллер» (другой перевод названия — «Преданный сотрудник»). В нем сюжет триллера сочетается с недвусмысленной социальной сатирой. Герои картины ведут весьма прозаичный образ жизни, каждый день в деловых костюмах и галстуках приходят в самый обычный офис на работу, как обычные менеджеры среднего звена конкурируют между собой за бонусы и повышение по службе — вот только их бизнес заключается в убийствах по контракту. Другой популярный триллер 2012 года — «Новый мир» — снят под большим влиянием гонконгских картин «Двойная рокировка» и «Выборы» и повествует о внедренном в мафию полицейском, осознающим, что он является лишь пешкой в игре высокопоставленных чинов, которым нет дела до его жизни, как и до жизней его коллег.

Одна из самых сильных сторон корейских триллеров — стилистическая изощренность. По технике саспенса и повествовательным приемам корейские триллеры близки к картинам Брайана Де Пальмы или Дэвида Финчера. Они умело сочетают внимание к сюжету, продуманным психологическим мотивациям персонажей (нередко с использованием фрейдистских мотивов) с ярким и изобретательным визуальным рядом. В них нечасто встретишь диалоги, смонтированные банальной восьмеркой, равно как и статичную, малоподвижную кинокамеру.

Увлеченность корейцев жанром триллера в последние годы уже начинает походить на легкое помешательство. В Южной Корее снимаются даже триллеры для школьников, такие как «Сыщики на сорок минут» (2009), а клипы тамошних поп-звезд могут походить на короткометражные остросюжетные фильмы. Хорошим примером таких мини-триллеров являются клипы девчачьей идол-группы T-ARA на песни Cry Cry и Lovey Dovey.

Panahi
Subscribe2018
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»