Виталий Каневский


Его звездный час наступил в нужное время и в нужном месте. 1990 год, Каннский фестиваль. В жюри — Алан Паркер, рекомендовавший дирекции фестиваля фильм «Замри — умри — воскресни». Еще не пройден пик увлечения перестройкой. Еще образ пришельца из России не отождествлен с мафиози, торгашом, авантюристом дурного толка.

О том, как Каневский в кепочке, без языка и без гроша в кармане появился на набережной Круазетт за день до того, как его ждали; как он подрался, а потом помирился с местным матросом и поселился на корабле, откуда его сняли тележурналисты,- об этом написано с подробностями и на все лады. Вывший зек, почти дебютант в кино и дилетант в кинотусовках — он мгновенно оказался в эпицентре фестивальных страстей и интриг.

Первая интрига завертелось тогда, когда вдруг выяснилось (сам Каневский проболтался по наивности), что фильм у него не совсем первый. Пришлось выправить официальную бумагу о том, что де факта перед нами все же дебют, а запись в титрах одной старой ленты, где фигурирует Каневский, всего лишь дань застойной бюрократии. Вторая интрига завертелась на полный оборот, когда Каневский завязался с французами на совместную постановку. «Самостоятельная жизнь» — продолжение полюбившегося сюжета про «трудного подростка» Валерку — была уже готова и заявлена в конкурс Берлинского фестиваля. Как вдруг в последний момент таинственно из него выпала, оставив лишь (весьма неприятный для репутации фестиваля) след в каталоге. Выпала, чтобы через пару месяцев оказаться в программе каннского конкурса и, несмотря на испытанное многими разочарование, получить приз от Жерара Депардье.

Везение — главное свойство режиссерской судьбы Каневского, с того момента, как его нога в грубом совдеповском башмаке ступила на Лазурный Берег. Каневский, сгоряча признанный журнало-м «Кайе дю синема» одним из двадцати «режиссеров XXI века», уже совершил кругосветное путешествие, обосновался во Франции и снял в Питере документальный фильм о трудных и беспризорных детях. Его уже успели показать в Берлине.

Однако за этим благополучным пунктиром таится много неясностей и опасностей. Главное — как бы не сбиться с пути. Золотую жилу найти трудно — Каневскому это удалось. Но вряд ли даже самым горячим его поклонникам покажется хоть сколько-нибудь вероятным, что он сможет нащупать жилу номер два.

Проблема теперь только в том, чтобы эксплуатация шла грамотно и темп ее не превышал того западного спроса, который еще существует на русскую экзотику, безотцовщину и прочие дикие провинциальные страсти.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: