хроника

Сеанс-дайджест №110

Старик и ружье: Пол Шредер вооружается. — Наигранно, кособоко и без секса: Полин Кейл о «Бегущем по лезвию». — Акира Куросава совершает роскомнадзор: 110 лет мастеру. — Чем занять себя дома: не только фильмы и тексты, но и друзья по переписке. — Терренс Малик и блажь. — Чарли Чаплин заказывает музыку.

Остерегайтесь Пола Шредера: «струхнувшие» продюсеры прервали съемки его фильма за пять дней до конца. Режиссер уже высказался насчет угрозы заражения, что «это была бы достойная смерть», а сегодня написал, что на всякий случай купил себе многозарядное ружье. Потом, впрочем, стер этот пост. Тоже на всякий случай.

Эдгар Райт переживает, что кинотеатры откроются, но ходить в них уже никто не станет — просит поддержать местные кинозалы.

«Когда всё это закончится, я тут же вернусь и буду поддерживать любимые кинотеатры всеми доступными способами. Даже если это потребует просмотра долгой рекламы и трейлеров, которые я видел несколько тысяч раз, и походов на франшизные фильмы, которым не худо было бы скинуть 15–20 минут хронометража (шепотом: «Им всем было бы не худо»)».

«Медуза» объясняет, как студии реагируют на закрытие кинотеатров.

««Вместо того, чтобы откладывать выход этих фильмов или выпускать их в неблагоприятной обстановке, мы решили предоставить людям возможность смотреть их дома, — сказано в официальном заявлении NBCUniversal. — Мы надеемся и верим, что люди по-прежнему будут ходить в кинотеатры там, где это все еще возможно. Но мы понимаем, что для людей в разных уголках мира это становится все сложнее».

Вслед за Universal о раннем выпуске фильмов онлайн заявили студии Warner Bros. Pictures — она выпустит фильм «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн», и STX Entertainment — она предложит посмотреть «Джентльменов» Гая Ричи».

В «Таймс» рассказывают о восьми крупных цифровых релизах, из-за вируса (или нет) выпущенных мейджорами пораньше: если кусаете локти, что не застали «Бладшота», ждать осталось недолго.

Пожалуй, не найти более подходящей антитезы моменту, чем дайджест журнала Cineticle, из которого всегда можно вынести по крайней мере одно — его фильмы уже доступны в сети. Например, этот:

«Истории кино мало было одного режиссёра по фамилии Форд — для польской индустрии Александр Форд значил не меньше, чем Джон Форд — для американской. После войны этот киевский уроженец, как свидетельствует в своей биографии Роман Полански, «построит собственную маленькую киноимперию» и ещё до этапного «Поколения» Вайды выпустит самый первый оттепельный польский фильм «Пятеро с улицы Барской» (1953), впрочем, с тем же Вайдой в качестве ассистента. Не подстраиваясь под своих учеников, но естественно совпав со всеобщим замогильным ражем, патриарх национальной кинематографии снимает в 1958 году, судьбою предназначенном для новых волн всех берегов света, пессимистическую романтическую драму «Восьмой день недели». Картину тут же положат на полку — вероятно, за «клевету в адрес работников жилищного фонда»».

Вводить промокоды — тоже дело, но есть вещи интереснее. Перечислим совсем коротко. Самый толстый документальный фестиваль IDFA выложил в доступ сотни работ разных лет. Манкировать может только преступный человек. Следом открыл свои архивы Artdoc Media. Мари Лозье поделилась своим фильмом о Дженезисе Пи-Орридже, покинувшем наш мир на той неделе. В этом документе собраны доступные для просмотра экспериментальные работы. Кстати, он обновляется по этому адресу. О других виртуальных фестивалях, синематеках и раздачах читайте в этом курируемом списке.

Если и возвращаться в ближайшее время в кино, то ради «Бегущего по лезвию», который должен был выйти в апреле. Вот классический текст Полин Кейл о фильме. Довольно злое произведение, которое очень хорошо показывает, что такое бессистемная кинокритика: синтезаторы Вангелиса Кейл зовет «фильмом нуар», диалоги плохи, Рутгер Хауэр хлопочет лицом страшнее Клауса Кински, короче, все не так.

««Бегущий по лезвию» не вовлекает, скорее насаждает пассивность. Он забрасывает вас в кривобокий городской лабиринт, в воздухе которого разлито ощущение постгуманизма, и вовсю убеждает в том, что сейчас произойдет что-то нехорошее. Некоторые сцены, кажется, имеют по шесть подтекстов, но никакого текста или контекста. Есть намеки на Николаса Роуга в этой странной и предостерегающей атмосфере, но Роуг всегда обещает что-то извращенно сексуальное. В случае Скотта нас ждет только неприятное и уродливое».

Завтра Куросаве 110 лет, но в Японии этот день наступает раньше, так что читайте, не откладывая, текст Алексея Васильева.

«22 декабря 1971 года великий японский кинорежиссер Акира Куросава вскрыл себе вены. Лауреат венецианского и берлинского фестивалей, принесший Японии ее первого «Оскара», во второй половине 1960-х он не мог найти финансирования своим фильмам на родине. В эру процветания и телевидения, когда в японских кинозалах остались лишь молодые холостяки, желавшие смотреть только фильмы о бандитах-якудза или превратностях секса, даже леворадикальные постановки, мешавшие секс с политикой, были для продюсеров предпочтительнее фильмов Куросавы: эпосов о сильных мужчинах, которые пестуют свое мастерство и дух и не ищут плотской любви, чтобы в итоге встать на путь преодоления своего эго. Предпринятое бегство в Америку закончилось для Куросавы брошенным на полпути фильмом и колоссальными долгами, а попытка снять фильм без сильного героя, вне студий, объединив средства для постановки с тремя коллегами («Под стук трамвайных колес», 1970), обернулась сокрушительным коммерческим провалом».

Если вам не хватает друзей по переписке, мы не можем их обещать, но хотя бы стоит попробовать написать в редакцию Little White Lies. Переходите по ссылке, составляете письмо с пожеланиями («чем занять ребенка?», «что смотреть после Куросавы?»), и вам предположительно ответит один из членов редакции. Дело хорошее, и потому потребует VPN. Впрочем, без инструкции можно писать напрямую на film@tcolondon.com.

О Малике-живописце пишет Ирина Марголина.

«При всех красотах «Тайной жизни» сюжет о боге, и войне, и горной австрийской деревушке не лег на любимую пантеистическую философию Малика. Американец Малик словно не догадывается, что в Европе связь с природой ослаблена и культурой, и церковью. Язычество, столь популярное тогда в нацистских кругах, было неспроста лишено созерцательности. В результате полуязыческие ритуальные жесты и танцы персонажей в фильме Малика становятся похожи на блажь».

Снимать фильмы сегодня стоит уже хотя бы ради заголовков «Искусства кино». Вот текст Натальи Серебряковой о «самом перспективном режиссере Исландии». Не теряйтесь в догадках, кликайте.

««Зимних братьев» он снимал на 16-мм пленку, из-за чего изображение получилось зернистым и по-особенному неуютным. Кажется, эта лихорадочная атмосфера, которая присутствует в фильме, во многом сложилась из-за его визуальных особенностей. Пролог в «Белом, белом дне», когда машина падает с горы в белом мареве и когда идет строительство дома (один и тот же дом, похожий на большую студию, показан в разное время года и в разную погоду) снят на пленку Super 35. Остальная же часть фильма снималась на обычную 35-мм пленку».

Вышел свежий номер журнала Filmmaker (как и этот дайджест, 110-й по счету), раньше он был за семью пейволлами, но нынче такое время, что все дают бесплатно, только читайте. Внутри размышления о том, как капитализм влияет на развитие маркетинга в кинопроизводстве, большой блок материалов о съемках на натуре, разговоры с Келли Рейхардт и Элайзой Хиттман, а также анкета, в которой молодые режиссеры (среди них Рики Д’Амброуз и Грэм Свон) рассказывают, каково снимать фильм с микробюджетом. Вот ответ Свона:

«Я заинтересован в любом методе производства, который позволяет художественную свободу. Сейчас для и большинства знакомых кинематографистов это означает работу с крайне малыми бюджетами. Часто выбирать приходится из двух вариантов: делать дешево или не делать вовсе. Работа с микробюджетом — это прагматичный компромисс, позволяющий создать такой фильм, о котором вы по-настоящему печетесь. Есть, конечно, и другие свободы, которые связаны с капиталом, и я определенно не против попробовать идти на компромиссы иного рода».

В США нет метрической системы, а экономические катаклизмы там сверяют по Великой депрессии. В этой статье Стефани Захарек предлагает обратиться к фильмам, которые утешали американцев в период кризиса 1930-х. Учитывая, какой курс валют на дворе, смотрите сразу «Золотоискателей 1933 года»:

«Наполовину мюзикл, наполовину озорная история о шоугелз, занятых обольщением богатых господ, которые могли бы обеспечить их всеми сортами развлечений, «Золотоискатели 1933 года» — в числе самых ликующих фильмах о том, каково быть нищим. (Заметьте, я не пишу «самых реалистичных».) Фильм открывает толпа скудно одетых красавиц, отплясывающих и щебечущих под песню «Мы купаемся в деньгах» — хотя понятно, что о них этого не скажешь».

Уже ставший постоянным гостем дайджеста подкаст «Шум и яркость» неожиданно посвящен немому Чарли Чаплину. «К премьере фильма «Малыш» 1921 года в Лос-Анджелесе выпустили программки, в которых было написано следующее: «Музыкальный аккомпанемент синхронизирован Рене Уильямсом, дирижером оркестра «Кинема» на основании списка произведений, составленного Чарли Чаплином». Список начинался суперпопулярный «Аве Мария» Шарля Гуно».

 


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: