хроника

Сеанс-дайджест №102

В словаре Малика «Вермеер» — это глагол. 4K — это ложь. Серебренников закончил съемки. Годар объяснил Брехта. Наша любимая кинотрилогия выросла из случайной связи. Хржановский заговорил.

Владимир Мединский больше не министр культуры. Этот пост он занимал без малого восемь лет — рекорд в новейшей истории. Итоги этой деятельности подводят Константин Шавловский и Василий Корецкий:

«Вопросы, возникавшие у власти к художникам, раньше решались в кулуарах и задавались всегда в уважительной форме. Действия министра потребовали пересмотра этого негласного договора, точнее, прибавления к нему одного существенного пункта: теперь для того, чтобы проект получил госфинансирование, он должен был соответствовать «правильным представлениям» о культурных ценностях. А поскольку четкий перечень этих ценностей никто официально формулировать не спешил, то запустился механизм самоцензуры. Продюсеры и режиссеры сами стали ограничивать свое воображение, и вряд ли кто-то осмелился бы сейчас представить не только на конкурс в Минкульт или Фонд кино, но даже и независимым продюсерам проект, в котором речь шла бы о советско-германском сотрудничестве накануне Второй мировой войны (эти события были показаны в фильме «Милый Ханс, дорогой Петр»)».

Вдогонку — о министре новом, Ольге Любимовой, которая возглавляла департамент кино в ведомстве, и потому уже немало сделала в отношении кинематографа и проката.

«Когда несколько лет назад Мединский озаботился тем, что Минкульт выделяет деньги на фильмы, которые никто не видит (по данным министерства, почти половина фильмов, снятых на бюджетные деньги, в кинотеатры не попадала), и начал инициировать возбуждение уголовных дел против продюсеров и режиссеров, которые не выполнили обязательства перед Минкультом (то есть не сдали в Госфильмофонд копию готового фильма в установленный законом срок), разбираться с должниками пришлось именно Любимовой. А среди них были не только недобросовестные продюсеры, но и режиссеры, оказавшиеся заложниками своих амбиций и чрезвычайных ситуаций (Сергей Дворцевой годами ждал подходящего снега для съемок «Айки», Сергей Соловьев не смог снять «Елизавету и Клодиль» из-за гибели сына и тяжелой болезни, режиссер и генпродюсер фильма «Rock & Road» Григор Гярдушян умер). Но платить долги и штрафы, по словам самой Любимовой, придется всем: «Мы не можем допускать до сцены должника, иначе это будет пирамида. Люди из бюджета одной картины будут выплачивать долги по другой. Это схема известная, никогда ни к чему хорошему не приводившая»».

Отказник Франц Егерштеттер Отказник Франц Егерштеттер

Vulture публикует репортаж о съемках «Тайной жизни» Терренса Малика: заодно можно узнать, как студентом Малик вычислил, где живет Хайдеггер, как снова решил использовать сценарии и почему «Вермеер» в его словаре — это глагол.

««Иногда на съемках, или даже по пути, Терри может случайно застать идеальное освещение или мгновение — например, когда актер лежит в тенечке под деревом, а на его носу сидит муха — ну так вот, это он зовет «охотой на куропаток». Осторожное мгновение, которое ему хочется ухватить». Звезда «Тайной жизни» Аугуст Диль, сыгравший Франца Егерштеттера — австрийского фермера, попавшего в заключение и казненного в период Второй мировой за отказ верно служить Гитлеру, — вспоминает один такой эпизод, произошедший в пасторальных декорациях Южного Тироля. «Я уснул на лугу, поскольку очень устал, а когда проснулся, камера была прямо тут», — говорит он, держа руку в нескольких дюймах от лица. — «Они снимают буквально всё!»»

В кино все охотнее выпускают и перевыпускают проверенные фильмы. Если вы собираетесь пойти на «Олдбоя» в 4K, обязательно прочитайте предостережение от Алексея Бажина из компании «Иноекино» — пикселей могут не доложить.

В NYT устная история создания «Перед рассветом».

«Ричард Линклейтер: Я ждал, пока моя сестра [закончит с покупками], и со мной стала флиртовать девушка, так что я отдал ей записку типа «Эй, эту ночь я в городе, можем пересечься». А уже ночью я сказал: «Я хочу снять об этом фильм. О самом ощущении». Его я и хотел запечатлеть — восторг от знакомства, едва уловимые флирт и увлечение».

А вот история съемок, которая написана по горячим следам (и сама по себе могла бы служить комментарием к тексту об экс-министре Мединском). Кирилл Серебренников ставит «Петровых в гриппе», приезжая на площадку прямо с судебных заседаний.

«Такой параллельный монтаж. День/ночь. Ночью в кино на краю Москвы — все, как в жизни. Днем в центре в зале суда — все, как в кино. Одним словом, абсурд пишет сценарий этой двойной высокотемпературной жизни. В этот день Кириллу повезло — успел к началу подготовки съемки благодаря очередной эвакуации в суде».

Ричард Броди считает, что Киноакадемии пора вводить ценз на оскаровском голосовании: оставить право голоса только за академиками, которые продолжают работать в индустрии, или работали еще пять лет назад. Иначе, говорит, какой-то Reddit получается.

На этой неделе исполнилось сто лет со дня рождения Федерико Феллини, и журнал «Искусство кино» по поводу подготовил гид по Риму. Осторожно, Рим уже не тот.

«Раз уж речь зашла о «Сладкой жизни» (1960), придется заглянуть на via Veneto, гламурную улицу, воспетую в этом фильме — и с тех пор в немалой степени поменявшую свое обличье. Увы, никаких принцев и принцесс вы в близлежащих кафе не отыщете, как и жадных до новостей папарацци, — а голливудские звезды если и селятся в отелях на этой улице (по-прежнему безумно дорогих), то благоразумно не кажут носа на улицу. Так что вашим скудным уловом будет табличка Largo Federico Fellini у самого начала via Veneto, да сомнительный ресторан под названием La Dolce Vita: зато буквы огромные и светятся!»

Режиссер Рики Д’Амброуз («Заметки о видимом») взял интервью у Хэла Хартли. О том, как формировались вкусы Хартли:

«Думаю, произошло столкновение разных вещей, это был 1982-й, второй семестр на втором курсе. С одной стороны, это были фильмы Вима Вендерса — мироощущение Вима устроено так, что нужно отойти и понаблюдать, как все идет своим чередом — и выстроенное на диалогах веселье Престона Стерджеса и других. Сочетание нового немецкого кино 1970-х и механики диалоговых фильмов вроде «Воспитания крошки». Таких классических американских комедий, где быстро говорят. К тому же, тогда я узнал про Брехта. Я видел студенческие постановки, а у нас было отличное театральное отделение, звали интересных режиссеров ставить пьесы. Я не был таким уж активным читателем, но пытался наверстать упущенное. Мне нравились идеи. И Годар, разумеется. Я много писал, ставил короткометражки, и наконец начал по-настоящему понимать Брехта через Годара. Годар прояснил для меня разницу между натурализмом и искусственностью. Вот такое столкновение различных влияний случилось на раннем этапе».

Сандэнс-1995 мог бы проходить под девизом «окей, бумер»: здесь показали «Деток», «Поколение игры Doom» и «Дневники баскетболиста». Журнал Film Comment открыл свободный доступ к репортажу с того фестиваля.

Новый номер Senses of Cinema! По традиции, журнал публикует итоги грандиозного, хотя и мало кому потребного голосования кинокритиков.

Пять лет назад Вальтер Саллес («В дороге», «Центральный вокзал») снял документалку о Цзя Чжанкэ. Для самого Чжанкэ съемки стали чем-то вроде сентиментального путешествия на родину: режиссер вернулся туда, где не был уже много лет. Смотрите в ближайшие дни здесь.

Когда-то Джеффри Катценберг помог выйти из кризиса «Диснею». Теперь он полагает, что будущее за короткими и преимущественно вертикальными видео, которые живут в ваших телефонах. Посмотрите рекламу его сервиса Quibi — хотя бы ради голливудских режиссеров, которые старательно изображают энтузиазм, и комментариев на Ютубе. Запустится это дело весной.

 

Максим Заговора пообщался с Сэмом Мендесом насчет «1917».

 

Илья Хржановский внезапно принял предложение Светланы Алексиевич, и поговорил о «ДАУ» — а также поделился несколькими минутами из «материнского» фильма, который собирается смонтировать к следующему году.

 

Всего минута, ну и черт с ним: Алекс Росс Перри снимает Пола Шредера, но нам показывают только тизер.

 

К старту Роттердамского кинофестиваля на платформе «Пилигрим» выложили «Восемь картин из жизни Насти Соколовой» Алины Котовой и Владлены Санду — короткого метра, который принял участие в смотре двухгодичной давности.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: