Интервью
Канны

Корнелиу Порумбою: «Я заложник парадокса»


Режиссер Порумбою со времен своего дебюта «12:08 к востоку от Бухареста» (получившего в Каннах «Золотую камеру») работает на территории моральных головоломок. «Сокровище» — самая простая из них, и у нее больше шансов понравиться неподготовленному зрителю, но ее неожиданный финал, о котором говорить нельзя, способен вызвать катарсис. Главный герой, Кости, по просьбе соседа едет в его деревенский дом — искать сокровище, якобы спрятанное во дворе незадолго до национализации. Как всегда у Порумбою по ходу действия возникает множество комических ситуаций и неожиданных привнесенных обстоятельств. Соседа играет друг Порумбою Адриан Пуркареску, в семье которого действительно существовала легенда о спрятанном сокровище.

Корнелиу Порумбою

— Вы правда ездили с Адрианом на поиски сокровища?

— Я снимал об Адриане документальный фильм, и он рассказал мне эту историю. Мы отправились в старый дом его семьи с небольшой группой профессионалов и попытались что-то найти, но не нашли ничего. И я решил, что вместо документального сделаю игровой фильм. Таких легенд много в разных областях Румынии. Я думаю, это как-то связано с идеей религиозного чуда — мы ведь православная страна.

— Все так плохо, что только чудеса помогут?

— Нет. Совсем нет. Пусть по чуть-чуть, но мы развиваемся.

— Румынское кино многим обязано особенной фактуре советских и постсоветских городов, но прошло уже почти тридцать лет, с тех пор как распался Восточный блок. Венгерский режиссер Корнель Мундруцо в прошлом году говорил, что постсоветской реальности больше не существует, она стала иной. Справедливо ли это для Румынии?

— Все меняется, да. Но конторы официальных учреждений, например, выглядят так же, как двадцать-тридцать лет назад, с небольшими добавлениями примет нового времени. Отделения полиции в провинции... Там все то же самое, большинство зданий построено в 1950-е. Бухарест — палимпсест из архитектуры разных эпох: 1930-е, советские здания, новые дома из стекла и металла — и все это может находится в одном квартале. Или квартиры... Семейный быт тоже меняется. Перед съемками этого фильма мы посмотрели 80 квартир, прежде чем нашли нужную, из четырех комнат.

Сокровище. Реж. Корнелиу Порумбою, 2015

— У вас в фильме подробно показан процесс поиска сокровища при помощи двух датчиков. Это не очень кинематографичный процесс, как вам удалось сделать его таким увлекательным?

— Мы снимали процесс сканирования во дворе Адриана для документального фильма и постоянно смеялись. Когда я писал сценарий, то пересматривал эту хронику. Хотя сейчас мне кажется, что эту сцену надо было сделать покороче.

— Человека со сканером играет реальный специалист в этой области, не актер?

— Да, когда я делал кастинг, то смотрел и актеров, и не профессионалов. Мне нужен был специальный язык тела, надо было, чтобы машина выглядела как продолжением его руки. Для меня этот персонаж — что-то вроде моего собственного альтер-эго: он, как и режиссер, заступает на неизвестную территорию и сканирует ее, пытаясь найти сокровище.

— Когда герои начинают копать, и наступает ночь, начинает казаться, что они роют себе могилу...

— Да, это сделано специально. Мне хотелось привнести элемент вестерна, поиграть в клише: вот-вот охотники за сокровищем начнут убивать друг друга.

— Адриана играет Адриан, а главный герой Кости снялся у вас со всей своей семьей.

— Я встретился с семьей Кузина Тома, сыгравшего Кости, в галерее моей жены — его жена тоже художница. Мы сделали пробы и они оказались отличными. Я вообще настороженно реагирую, когда актеры пытаются привнести в сценарий что-то от себя, но Кузин действительно человек, что называется, интересной судьбы. Он был шахтером в юности, выполнял самые разные работы, уже тридцатилетним пришел в театр. Когда я увидел всю семью вместе, то меня поразило, как сильно он отличался от своего ребенка — они были похожи, но у ребенка на лице еще нет никаких следов прошлого.

— В конечном итоге он совершает некий поступок — именно ради своего сына.

— Мы, румыны, страшно носимся с детьми. Концепция такая: следующее поколение точно будет жить лучше, чем предыдущее. Люди бесконечно вкладывают в детей. Когда мы делали кастинг, к нам приводили дошкольников и младших школьников — у каждого было расписание на день: футбол, кинопробы, бассейн. Мы с ними говорили, а они валились от усталости.

Сокровище. Реж. Корнелиу Порумбою, 2015

— Ваши фильмы известны своей сложной и безупречной структурой. Она возникает на стадии сценария, или на съемках, или в монтаже?

— Довольно многое происходит в монтажной, да. Из этой картины я удалил некоторые сцены — эпизоды, где Кости общается с сыном, отношения внутри семьи. Просто у отснятого фильма возникает своя структура, несколько иная, чем у сценария, и часть эпизодов из нее выпадает. Мои истории базируются на реальных событиях, происходящих вокруг меня. Я заложник парадокса: мне хочется переносить на экран реальную жизнь, но каждый раз я вынужден структурировать жизнь по-своему, собственной волей. И еще автор — этот тот, кто привносит в историю собственную мораль.

— В этом году на фестивали попало много румынских фильмов. Как будто возвращается новая румынская волна из середины нулевых. Почему так происходит?

— Все просто, мы получаем деньги на кино от государства, и в последнее время конкурс стали проводить дважды в год, а раньше был один раз. Это хороший ритм. Кристи Пуйю закончил фильм, Мунджиу снимет в этом году, у Митулеску есть фильм, который точно будет где-то на фестивалях, Адриан Ситару тоже сделал фильм, и Флорин Шербан. И у меня уже есть новый проект.

— О котором вы пока не хотите говорить.

— О котором я пока не хочу говорить.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: