18+

Подписка на журнал «Сеанс»

Канны-2014: Корнель Мундруцо — белый бог

В «Особом взгляде» показали «Белого бога» венгерского режиссера Корнеля Мундруцо. Это один из самых необычных фильмов в истории кино, современная версия «Графа Монте-Кристо», где главные роли сыграли собаки.

Исполнители главных ролей фильма «Белый бог» и режиссёр Корнель Мундруцо в Каннах, 2014Исполнители главных ролей фильма «Белый бог» и режиссёр Корнель Мундруцо в Каннах, 2014

Венгр Корнель Мундруцо обратил на себя внимание еще в начале нулевых своими ранними фильмами «Счастливые дни» и особенно «Йоханной» (2005) — абсурдистким мюзиклом про бывшую наркоманку, исцеляющую пациентов больницы собственным телом. Режиссер дважды был в каннском конкурсе: с «Дельтой» в 2008-м и «Нежным сыном — Франкенштейном» в 2010-м; в России ретроспектива его кино- и театральных работ проходила на пермском фестивале «Текстура».

Новый фильм, снятый после долгого перерыва, по словам самого Мундруцо, знаменует не только его переход к «взрослому» кино, но и переход Восточной Европы из постсоветского в иное, новое состояние.

Картина начинается как детский фильм о дружбе девочки и домашнего животного: главная героиня после отъезда матери в Австралию осталась с отцом, а отец не рад ее собаке Хагену. К тому же, пес не поставлен на учет, и за ним начинает охоту санитарная инспекция. Сбежав от хозяйки, Хаген переживает серию передряг, а потом оказывается в собачьем приюте, где поднимает восстание против бесчеловечности тех, кто там работает. Удивление от сентиментального сюжета и умиление песиком уходят, как вода в слив, а собаки перестают казаться животными: это существа иной, обитающей среди нас расы, у них есть чувства и лица, с ними можно идентифицироваться, но их надо бояться, потому что они — метафора отношений в кастовом обществе. «Сеанс» поговорил с Мундруцо о фильме, в котором играли бездомные собаки и нет ни одного компьютерного кадра.

 

 

— Вы сказали, что уже выросли, и теперь, после «Йоханны», «Дельты», «Нежного сына — Франкенштейна», будете снимать другие фильмы…

— Да, мой язык изменился. Я ищу новые способы встретиться с широкой аудиторией, но это все еще мое кино. Логично смело сделать шаг вперед, навстречу людям. Я так измучился в поисках денег на прошлых проектах — вечное ожидание, вечный питчинг. Позвонил Кате (Вебер , актрисе и соавтору Мундруцо — прим. ред.) и сказал: «Давай сделаем что-то радикальное, минималистичное и очень венгерское». Написали сценарий за три месяца, положили на стол продюсерам, а они сказали: «Фантастика». Было просто и это была свобода. Конечно, ничего бы не получилось без собак.

— Как вы их дрессировали?

— Это длилось полгода, было сложно. Но мне нужны были неповторимые кадры, и я решил довериться дрессировщикам, и они сделали из собак артистов.

— Какими методами?

— Собаки — представители другой расы, и мы старались обращаться с ними максимально деликатно. Скорее было похоже на сеансы у психиатра, который учит представителей разных видов конструктивному сотрудничеству. На самом деле, дрессировщики довольно сильно меняли сценарий, иногда даже в процессе съемок: собаки быстро учились, и мы вносили поправки, исходя из новых навыков. Первый вариант сценария был просто выдумкой, существовал в полном отрыве от реальности. Но что собаки творили потом — это просто невероятно. Роберт Де Ниро бы так не сыграл.

— У них у всех разные лица.

— Да. Маленькую собачку, которая играет друга главного героя зовут Бернард. Боже, как Бернард сыграл свою смерть! Сердце разрывается. Все видели «Жизнь Пи» Энга Ли, все знают, что могут современные технологии. Но ведь «Жизнь Пи» — просто иллюстрация представлений человека об эмоциях животных. Мы же с самого начала решили, что в фильме не будет ни кадра компьютерной графики. Хотели показать подлинные чувства. Нам нужна была правда.

«Белый бог». Реж. Корнель Мундруцо, 2014«Белый бог». Реж. Корнель Мундруцо, 2014

— Что с вашими собаками стало потом?

— Почти все они дворняжки, и большая часть — из собачьих приютов. После съемок мы разработали программу адаптации, и все актеры нашли хозяев. Зачем делать фильм, если он не служит добру?

— Расскажите о музыке. Почему героиня-девочка играет на трубе в школьном оркестре?

— Сначала мы просто придумали детский ансамбль, потом добавили «Венгерскую рапсодию» Листа — самое классическое музыкальное произведение в нашей культуре. В трубе есть что-то бунтарское. Скрипка бы тут не подошла бы, виолончель тоже. Слишком сексуально…

— И труба влезает в ее рюкзак.

— Да, ей не надо носить в руках лишний футляр. Она — центр этой истории, она — смычка человека с собаками, она еще ребенок, бунтарь, восстающий против общества. Против давления дирижера и своего отца. Я бы сам хотел жить так: не забывать о своих невинных снах.

«Белый бог». Реж. Корнель Мундруцо, 2014«Белый бог». Реж. Корнель Мундруцо, 2014

— Вы, кстати, смотрели советское детское кино?

— Нет, не смотрел. Но нам важно было начать картину как семейный фильм. Если говорить о детских увлечениях, то я бы скорее назвал «Графа Монте-Кристо» или «Белый Клык» Джека Лондона. Если говорить о кино, то вспоминаются, конечно, «Птицы» Хичкока: «Белый бог» — воспоминание о «Птицах»: помните, у нас там женщина кричит, закрывшись в машине, когда животные атакуют…

— Сначала это детский фильм о дружбе девочки и песика, потом происходит некий качественный переход — и это уже совсем другое кино: ты забываешь о том, что герои — собаки. Ты с ними идентифицируешься, боишься их, ненавидишь.

— Да, поэтому важно было найти собаку, которая могла бы совершить такой переход, трансформироваться из друга семьи в опасного зверя. Мы хотели, чтобы во всех сценах играл один пес, без подмен. А что касается жанров… Не могу представить, что снимаю чистый жанр. Мне кажется, это пустая трата времени. Помните, раньше в голливудском кино был смысл? Когда-то там снимали «Робокопа», «Терминатора», «Рэмбо» — в этих фильмах были отблески реальности, элементы социальной критики. Теперь все выродилось в «Трансформеров» — экшн ради экшна, за ним нет никакой идеи. Но иногда их тоже выносит на территорию кинофьюжна, тогда получаются картины вроде «Идентификации Борна», где к боевику добавлен Фрейд. Зритель вместе с героем теряет себя и хочет себя найти. «Капитан Филиппс» тоже неплохо сработал, как критика цивилизации, озабоченной только жизнью белого человека.

Мой фильм — политическая мелодрама. Я же из Восточной Европы, здесь мои корни. И мы хотели сделать свое кино. Но не без влияния отработанных жанров. Да, «Белый бог» начинается как семейная драма, потом это экшн с собаками, потом роман взросления (если смотреть с точки зрения девочки), а потом триллер. Но над любой из наших картин висит тень советского прошлого. Хотя прежние стереотипы понимания Восточной Европы больше не работают. Все меняется очень быстро. Сначала было советское время, потом — постсоветское и дикий капитализм, огромное количество противоречий, отсутствие идеологии… Как говорить о реальности, которая перед глазами? Только используя простой язык. В начале карьеры мои фильмы были проникнуты меланхолией, которая отвечала стереотипам о Восточной Европе. Но теперь все изменилось.

— «Йоханна» была очень постсоветским фильмом.

— Да, но чтобы взаимодействовать со зрителями своего поколения или теми, кто младше, я должен создать новый кинематографический язык, который им будет ближе, чем язык моих ранних картин, проникнутых духом постсовесткой меланхолии.

«Белый бог». Реж. Корнель Мундруцо, 2014«Белый бог». Реж. Корнель Мундруцо, 2014

— Подождите, а разве художник создает язык? Разве он не находит его в реальности, чтобы переплавить в экранные образы?

— Нет, я уверен, что создаю язык для описания реальности. В некоторых фильмах получается, в некоторых нет. Какой из языков сможет сказать правду о том, что происходит сегодня? Я много об этом думаю. Художник может придумать новое слово, которое будет описывать происходящее точнее, чем уже существующие слова. Но для этого надо смотреть по сторонам. И я смотрю. В «Белом боге» я задавался вопросом, куда могут привести различия между кастами, сегрегация? Колониальные отношения никуда не делись из Европы.

— Вы посвятили фильм памяти Миклоша Янчо. Почему?

— Есть две причины. Первая: он видел фильм за две недели до смерти. И говорил: тут отрежь, тут хорошо. Вторая: он — и есть венгерское кино. Мы еще не осознали, как нам его не хватает. Он был самым молодым из нас, в свои девяносто три. И конечно, он всегда был и будет примером того, как в этом бизнесе сохранять независимость и оберегать свою свободу. Я горд, что знал его. И да, «Белый бог» — последний фильм, который он видел.

— Вам не обидно, что «Белый бог» попал не в конкурс, а в «Особый взгляд»?

— Миклош Янчо говорил: «Ты можешь быть только там, куда тебя пригласили».

Gilliam
Beat
Gilliam
Проводник
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»