Эссе

Игорь Гулин о Музее кино


Игорь Гулин

Я не скажу здесь ничего особенного, но это и не важно, так как попробую сказать об общем. Наверное, я принадлежу к тому самому последнему суб-поколению, для которого одним из главных мест в Москве был Музей Кино на Красной Пресне. Немного, несколько лет, но это была та точка, вокруг которой сгущалось, закручивалось московское пространство. Конечно, это — про все синефильские радости: возможность смотреть «те самые фильмы» (и даже «те самые пленки»), в зале, не дома. Как будто все это сейчас, для тебя. Но не только. Музей кино был публичным пространством, точкой встречи, местом, куда ты идешь. Тем, что сейчас пытаются сделать в Москве из библиотек и парков. Но Музей был единственным известным мне успешным экспериментом в этой области. Точнее таким экспериментом он не был. Просто так получилось. В его существовании в последние годы — показах в Моссовете, периодических фестивалях на разных площадках — мне всегда виделась некая призрачность. Это был мерцающий след, радостное и чуть болезненное проявление того исчезнувшего пространства. Мне было бы важно, если бы оно появилось вновь.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: