Видео

Режиссеры и продюсеры — о том, как снять дебют


Сергей Сельянов — «Что ищут продюсеры?»

Темы и идеи, которые мне близки? Таких нет. Тема — это просто слова. В советское время был такой термин, «тематическое планирование», он и сейчас употребляется: «Давайте осветим эту тему, а ещё эту и вот эту». Тем много, только вот как оживить тему, создать систему образов, которые ее раскрывают..? Нельзя придумать ее из головы: «Напишу-ка я про социальное одиночество человека в современном мире». Или если я вам скажу: «Меня глубоко волнует тема этого самого одиночества», и вы пошли, значит, что-то там высасывать из пальца.

Я всё-таки верю и опираюсь на какое-то живое чувственное ощущение от того мира, который вы хотите создать, той истории, которую вы хотите написать. Я не люблю, когда концепцию ставят впереди текста, и всё под неё подгоняют. Некоторые концептуальные фильмы бывают довольно неплохие, и я их даже посмотрю их с удовольствием, но сам делать не люблю.

Если вам удается нащупать систему образов, и в вашем мире (даже если это современная городская история — всё равно мир-то ваш) что-то меня цепляет, и я вижу в этом кино, тогда мы с вами, скорее всего, будем это дорабатывать, потому что безупречных сценариев, которые ложатся на стол, фактически не бывает. Это нормально, такой сценарий имеет все шансы отправиться на доработку и пойти в производство. И в результате получится кино.

Я впереди лошади прыгнуть цели не ставлю, просто беру и читаю. К концу чтения у меня или возникает химия, или не возникает. Я могу рационально разложить для разговора, почему меня это зацепило, но в основном я в этом разговоре не нуждаюсь. Оно либо действует, либо не действует. Конечно, когда мы уже начинаем дорабатывать, то говорятся слова, даются определения, но все равно это творческий акт, и вдохновения никто не отменял.

В создании сценария много технологий, и очень полезно и важно знать правила. Но важно также пережить этот этап знания правил и руководствования ими, чтобы эти знания перешли в подкорку: где должен быть какой поворот? на какой странице что должно происходить? Важно этому обучиться, но по-настоящему свободным сценаристом Вы будете, когда у вас это уже уйдёт в подкорку и будет само происходить.

В том числе это достигается благодаря насмотренности. Хорошие фильмы тоже закладывают эту матрицу в подсознание. И вы пишете правильно, строите сценарий правильно. У кого-то это развито сильнее, у кого-то нет, кому-то больше приходится работать. Все люди разные, и труда в любой сценарий вколачивается очень много. Если вы создали сценарий за один присест, скорее всего мы ещё долго будем его с вами дорабатывать.

Хант — Гуц, «Как снять свой первый большой фильм?»

Александр Хант («Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов») и Борис Гуц («Фагот») о том, как снять свой первый полный метр.

Круглый стол «Продюсеры в поисках авторов»

В продюсерском круглом столе приняли участие Наталья Дрозд («Сердце мира», «Аритмия»), Сергей Корнихин («Я худею», «Юморист»), Юлия Мишкинене («Салют-7», «Интимные места») и Екатерина Филиппова («Человек, который удивил всех»).

Сергей Корнихин

Для меня есть два очень внятных критерия, по которым я пытаюсь оценить проекты. Я довольно много работаю с авторским кино, и там самое главное для меня лично — это наличие правды и боли. Это также хороший залог любого стендапа. Мы с Колей Куликовым [соавтор сценария «Я худею» — примеч. ред.] очень много общались по этому поводу, он какое-то время был стендапером, а сейчас один из самых успешных сценаристов в России. Мы выявили, что правда и боль — это два ключевых показателя. На них я и смотрю, когда мне присылают проекты.

‹…›

Есть такой жанр при приеме на работу — мотивационное письмо. В таком письме по традиции нужно рассказать работодателю, почему тот должен взять именно этого человека. Одна из важнейших, на мой взгляд, частей мотивационного письма — почему этому человеку, который пишет мне сейчас, интересна вот эта позиция. Условно говоря, вот он всю жизнь мечтал быть библиотекарем, и его бабушка была библиотекарем, у него есть история, с этим связанная, как она водила его в библиотеки каждый день, и когда он чувствует запах книг, то что-то в нём открывается, какая-то прямая связь с Богом, и так далее. Важно, чтобы была какая-то история, причём искренняя, не фейковая, потому что фейк считать очень легко. Это мой первый фильтр. Если человек пишет: «Я все понял! Надо снимать про супер-гангстеров в поле астероидов», ты понимаешь — уровень абстракции таков, что непонятно, зачем за это браться. Мне кажется, самое важное, что можно написать в синопсисе, — это то, что отзванивает для автора в том проекте, о котором он пишет. Это первое, на что я обращу внимание.

Юлия Мишкинене

Каждый человек, который хочет предложить проект продюсеру, должен понимать, что любой фильм — это не просто фильм, это от одного года до нескольких лет жизни. Поэтому, когда вы показываете проект продюсеру, вы этим самым претендуете на какую-то большую часть жизни этого человека. Это даже хуже, чем если бы вы делали предложение пойти в ЗАГС, потому что здесь можно быстрее разбежаться, нежели в кино. Поэтому прежде чем делать это предложение, поймите, насколько вы сами готовы, насколько вы созрели, действительно ли проект этого стоит, потому что очень часто люди просто хотят «что-то снять». Я действительно получаю огромное количество сообщений на Facebook, стараюсь всё читать, но у меня не всегда получается по времени. Из-за этого возникает некоторый комплекс вины перед теми людьми, которым я не успеваю ответить, внимательно отнестись к их проектам. Но, с другой стороны, этот комплекс вины всё время накапливается, и я хотела бы часть вины переложить на тех людей, которые мне присылают свои проекты.

Екатерина Филиппова

Для меня в презентации главное, чтобы наиболее кратко и ёмко была изложена идея проекта. Если это синопсис, то пусть это будет тупо краткое содержание фильма. Второй критерий — это язык, которым это изложено, потому что я убеждена, что обычно, если человек пишет как дегенерат, то всё, что с ним связано, приблизительно так же и выглядит. (Есть, конечно, отдельные случаи дислексии и полной лингвистической беспомощности даже у талантливых людей, но я с таким вживую никогда не сталкивалась.) Если это хороший текст, в нем правильный речевой ряд и это как минимум грамотно написано — этого уже достаточно, чтобы быстро зашло в голову. Третий момент — это тема, и четвертый — в этом должно быть обязательно что-то новое для меня, что угодно: новый взгляд на старую проблему, новая проблема. Что-то неожиданное, потому что в основном все пишут одно и то же. Им только кажется, что они в чём-то оригинальны, а поскольку ты читаешь огромный поток и как бы уже сканируешь, не всё читаешь до конца, тематически ты очень точно начинаешь ориентироваться. Поражает то, что бывают такие тематические месяцы-потоки. У меня было несколько месяцев рака — я тогда получала по два-три сценария про рак за неделю.

Наталья Дрозд

Иногда ты не отвечаешь не потому, что забыл или пренебрегаешь человеком, а просто бывают в нашей профессии такие периоды, когда мы, например, много путешествуем.

(Екатерина Филиппова) — Просто иногда гуманнее не отвечать, понимаете? Потому что если отвечать честно, то будет травма.

Это тоже правда, но я сейчас про другую ситуацию. Зачастую ты не отвечаешь просто потому, что руки не дошли. Есть, например, категория авторов, которые начинают тебя долбать: «Почему вы не отвечаете?»

(Анна Гудкова, модератор дискуссии) — Есть также категория авторов, которые присылают сценарий в субботу ночью, а в воскресенье утром спрашивают: «Вы прочли?» — и ты не прочтёшь это никогда!

Да, и когда второй или третий раз такие ситуации происходят, ты понимаешь, что всё, этот проект, пусть он гениальный, уже не очень хочется рассматривать. Эта история разрешается просто: вы можете совершенно спокойно спросить у продюсера: «Когда я могу получить от вас ответ?» Пусть это будет через месяц, не важно. Спросите о дедлайне, это совершенно нормальная культура общения. Но не впивайтесь в нас!


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: