18+

Подписка на журнал «Сеанс»

26 ОКТЯБРЯ, 2017 // Интервью

Марек Пестрак: «Для меня кино — игра со зрителями»

28 и 29 октября в Москве на фестивале 360° покажут классическую экранизацию Станислава Лема «Дознание пилота Пиркса». Фильм из цикла «Несовершенное будущее» представит автор — режиссер Марек Пестрак. Перед тем как приехать в Москву, польский мастер рассказал «Сеансу» о фантастике, ужасе и работе с Романом Поланским.

Марек Пестрак

О работе над «Дознанием Пилота Пиркса»

Все началось с того, что я экранизировал Станислава Лема для телевидения. Лем увидел мое кино, оно ему понравилось, и он разрешил лично мне взять любой рассказ для того, чтобы сделать большой фильм. Мне Лем очень нравился, но особенно интересным мне казался цикл о приключениях пилота Пиркса. Я выбрал «Дознание» и начал писать сценарий. Но получалась очень масштабная постановка. В рамках польского кино на такой фильм было денег не найти. Да у нас и технических возможностей его поставить не было. Мы долго думали, что делать — куда идти: в Чехию? В ГДР? А потом вспомнили о том, что есть договор о сотрудничестве в области культуры с СССР, и я поехал со своим сценарием в Москву.

«Дознание пилота Пиркса». Реж. Марек Пестрак. 1978

В Москве история понравилась, но мне сказали, что на проекте должен работать советский сценарист, я, конечно, испугался, пока не познакомился с Володей Валуцким. Мы очень понравились друг другу, много работали вместе, как-то даже не особенно отходили от книги, просто приспосабливали ее конструкцию под кино. Придумывали какие-то новые сцены, чтобы облегчить перенос на рассказа на экран. Я потом еще работал с Владимиром Ивановичем над «Заклятием долины змей». Тот фильм тоже снимался совместно с СССР.

Мы строили декорации в Польше, на московском аэродроме у нас был космодром, стояла 20-этажная ракета, актеры выходили к ней на старт, а сам старт был сделан из американских документальных съемок. Брали материалы из американского посольства. Такая была копродукция. Еще у нас был период съемок в Югославии, в США. В Париж ездили. Масштабная была история по тем временам. Нам дали немного денег и мы снимали футуризм в аэропорте Шарль-де Голль, а еще в квартале Дефанс, которые тогда были в новинку.

 

 

О новаторстве и традиции в «Дознании пилота Пиркса»

Конечно, мы планировали и задумывали фильм с оглядкой на «Космическую одиссею» Кубрика. Ее я посмотрел еще студентом. Сразу после выхода фильма. Но в Париже, уже во время работы над нашим фильмом мы с оператором увидели первую часть «Звездных войн». Мы испугались! Такие комбинированные съемки нам были не под силу. И решили действовать немного иначе: мы решили, что наш космический корабль не должен быть футуристичным и пластиковым, как у Лукаса или в «Стар треке», а скорее индустриальным, мрачным. Удивительно, столько лет прошло, но и сейчас студенты говорят, что не понимают, как нам удалось тогда сделать такое кино.

Но новизна тут не только на уровне технологии, но и на уровне сюжета. В нашем кино еще не было темы роботов в такой интерпретации. Искусственный разум не рассматривался как угроза. И никто не задавался вопросом: кто такой человек? Чем робот отличается от человека?

«Дознание пилота Пиркса». Реж. Марек Пестрак. 1978

О «польском хорроре»

Я пришел в кино как жанровый режиссер. Меня ассоциируют с фантастикой и хоррорами. Помню, как в юности я смотрел в кино фильмы студии Hammer, но их было очень мало. Все они были экзотикой, у нас такого кино не снимали. На съемочной я с жанром ужасов столкнулся в 1960-х, во время учебы в кинокшоле. Тогда в Польше снимали серию фильмов по заказу канадского телевидения. Это были экранизации классических литературных хорроров XIX века. Там дебютировали студенты школы—например, Жулавский. Делали фильмы и состоявшиеся мастера типа Вайды. Они поработали с этим материалом, потом эти фильмы показали и в Польше, так зрители тоже поняли, что есть такое явление «польский хоррор».

После окончания школы я смог на год поехать в Америку, у меня там жили родственники, которые уехали в Штаты польским путем — через Сибирь, после ссылки. И вот в Лос-Анджелесе (куда я добирался сначала на пароходе, и дальше три дня на автобусах из Монреаля) я узнал, что Поланский делает «Ребенка Розмари». Он со мной встретился и разрешил поработать на площадке. Так я оказался на съемках одного из лучших хорроров в истории кино. Познакомился с Кассаветисом, с Мией Фэрроу, многому научился. Техника у всех примерно одинаковая, но вот работа с актерами… Когда я вернулся в Польшу мне, конечно, захотелось снять именно хоррор. И сначала было «Дознание», а потом была «Волчица» — про оборотней. Его производство чуть не сорвалось из-за военного положения, которое ввел Ярузельский, но в конце концов съемки возобновились. Военные сочли, что содержание фильма не представляет угрозы. Хотя в сценарии первоначально было написано, что действие разворачивается во время январского восстания [имеется в виду Польское восстание 1863-64 гг. — Примеч. ред], и пришлось все перенести в 1848 год. Весна народов, враги — австрийские гусары. Это было нормально.

Фрагмент плаката к фильму «Волчица» (1983)

О жанровом, авторском и Поланском

Когда я был маленьким, я хотел снять фильм о пиратах. И снял. Не такой уж хороший. Есть режиссеры, которые всегда снимают только ужасы или только комедии, а есть художники, авторы. Принципиально серьезные творцы. У них каждый фильм — высказывание. Я тоже смотрю их фильмы, понимаю, что они хотели сказать, восхищаюсь ими. Но для меня кино — это игра со зрителями. Я всегда хотел делать зрительское кино. Не глупое, но доступное. Когда я был в Штатах и работал у Поланского, я спрашивал у него: «Ромек, почему ты снимаешь хорроры? Ведь ты сделал “Отвращение”, “Нож в воде”, ты ведь не такой!» А он говорил, что работает как профессиональный режиссер. Если ты читаешь роман, говорил он, и видишь в нем что-то, что тебя задевает, то можешь за это взяться. «Ребенка Розмари» Поланскому принесли, когда он летел из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк. И он проглотил книгу за один рейс. И, спускаясь по трапу, уже понимал, какое это может быть хорошее кино.

поддержать
seance
Чапаев
Библио
Потенциал
СОфичка
Осколки
БокОБок
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»