18+
15 ИЮНЯ, 2016 // Полемика / Фестивали

«Кинотавр-2016»: Год без кино

«Кинотавр» закончился. Все было как всегда: вечеринки, премьеры, звездные дорожки, кинорынок. Не хватало только одного — фильмов. О формах, которые принимало данное отсутствие, и значении, которое оно имеет, пишет Ольга Касьянова.

Накануне церемонии закрытия 27-го фестиваля «Кинотавр» скудное (многие дальновидно не приехали) представительство Гильдии киноведов и кинокритиков зашло в тупик. Впервые за почти три десятилетия существования фестиваля часть критиков выступила с предложением не выдавать ни призов, ни дипломов.

Фото: Олег Снигирев

Неделя конкурсной программы далась физически тяжело: столько скучных и неважно сделанных фильмов на главном смотре страны не было, если верить старожилам, никогда. Количественное доминирование культуры «телемувиков» от первых минут до самого закрытия (внеконкурсный фильм Веры Сторожевой добил последних из стойких) затмило и полемичную «Зоологию», и сильного «Ученика», и тонкую «Чужую работу». Поэтому в кулуарах зрел «демарш», призванный обратить внимание на то, как сильно запахло керосином в грустный праздник Года кино. Демарша, однако, не случилось. Ограничились полумерами: Виктор Матизен под прицелом камеры канала «Россия-1» вручил диплом Шабаеву и приз Твердовскому под соусом «а вообще хотели никому ничего не давать, это кошмар».

Критики, которым по роду деятельности положено ставить диагнозы и отпевать российское кино, были далеко не единственными, кто вслух высказался о положении дел. Организаторы рынка проектов, заменившего питчинг и, в общем, провалившегося, ругали институции кинообразования за оторванность от реальности. Продюсеры кляли Минкульт за неадекватный выбор проектов для финансирования. А средняя зрительская оценка от фильма к фильму флуктуировала вокруг слабой «тройки». Хэдлайнерами первых дней были Жора Крыжовников с лекцией о природе комедии, презентация «Дуэлянта» на Кинорынке, новый сосновый настил у бассейна, шапка художника Бартенева — что угодно, но не конкурсные ленты.

Больше интересных исключений было в программе короткого метра («Эс как доллар, Точка, Джи» Оксаны Михеевой, например, вполне мог бы вырасти в полный метр), но и там усыпляли недотриллеры, недоводевили и дурные пародии на Бакурадзе — фильмы «про то, как кто-то куда-то идет».

Общее место всех фестивальных речей — сетования жюри на то, как трудно выбирать среди такого числа разных работ. Но в этот раз судьям сочувствовали по другой причине: мучительно много номинаций, мучительно мало вариантов. И, на мой взгляд, команда Лебедева справилась со своей задачей неплохо, хотя есть вопросы. Безусловно, свой приз заслужила Наталья Павленкова, прошедшая через подлинное перерождение в «Зоологии», так же, как и Константин Хабенский, нескучно интонировавший все полтора часа монотриллера «Коллектор». Очень приятно, что из девяти новичков в номинации «Лучший дебют» победил именно Денис Шабаев, чья документальная «Чужая работа» — история с тремя актами, подъемами, спадами и нюансами получше, чем в игровых фильмах, написанных по учебникам про спасение котика. А вот два приза, выданные трэш-комедии Ильи Учителя «Огни большой деревни» (лучший сценарий и особое упоминание), — это загадка.

«Чужая работа». Реж. Денис Шабаев. 2016

Ну, и вручение гран-при зрительской комедии «Хороший мальчик» — факт, который нам еще предстоит осмыслить. С одной стороны, с трудом укладывается в голове то, что эта легковесная сказка, притворяющаяся романом воспитания, не имеющая к кинопроцессу никакого отношения, составленная из продюсерских хитростей, — лучший фильм года. С другой, есть такая немного иезуитская, но все же логика, которую всегда озвучивает президент фестиваля перед вручением главного приза: гран-при «Кинотавра» — это то, как выглядит и каким останется в памяти текущий год. И гораздо честнее будет, если 2016-й, Год кино в России, получит от мейнстримового режиссера Лебедева лицо самоуверенного и малообразованного «Хорошего мальчика» — фильма для широкой аудитории за неимением ничего для узкой, — чем фильм «Зоология», который невозможно оценивать за неимением какой бы то ни было конкуренции. К тому же «Хороший мальчик» местами смешной и с танцами. (Совсем недавно другой смешной фильм с танцами, гораздо более достойный формата кинофестиваля, например, на него так и не попал. Зато собрал 10 миллионов долларов в прокате).

Мне кажется, в этой ситуации кризиса идей, денег, институций, здравого смысла все участники фестивального формата стали заложниками положения. Дирекция «Кинотавра» еле наскребла программу, зрители ее еле посмотрели, жюри — еле оценило. Возможно, стоило нарушить регламент и вместо 14 картин показать 7. А возможно, эта панорама робких дебютов, guilty pleasures (от альманаха про Петербург до заикающегося Безрукова) и телефильмов — то, что нам всем стоило пережить, чтобы вернуться в реальность. А реальность такова.

Коммивояжер
Бок-о-бок
Шерлок Кино ТВ
Де Ниро для ИНОГОКИНО
Лендок
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»