18+

Подписка на журнал «Сеанс»

22 НОЯБРЯ, 2012 // Интервью

Утопист

С Максимом Кузьминым беседует Константин Шавловский

В этот четверг британским фильмом «Самозванец» стартует документальная линейка прокатной компании Utopia Pictures. Дистрибьютор Максим Кузьмин обещает серьезно взяться за прокат неигровых хитов в кинозалах. Константин Шавловский встретился со смельчаком.

Максим Кузьмин

Максим Кузьмин: На самом деле в документальном кино я не компетентен. Но тем не менее давай попробуем поговорить…

Константин Шавловский: Хорошо, давай конкретно про кино, с которым стартует ваш новый проект Utopia Doc. Фильм называется «Самозванец». Я пока смотрел, не мог отделаться от мысли, что это фильм про тебя.

В смысле? Считаешь, что я — самозванец?

А ты себя таковым не считаешь? Ты откуда вообще в кино взялся? Who is mister Kuzmin?

Какие вопросы. Только Шавловский в два часа ночи в «Жан-Жаке» может задавать такие вопросы.

Пожалей расшифровщика, Макс.

Слушай, ну мы все откуда-то взялись. Если ты про прокат «Шапито-шоу», то мне просто фильм был дико интересен. Это был какой-то пассионарный взрыв внутри меня, вокруг меня. И почему-то мне показалось, что мы — наша компания, которая до этого занималась только короткометражными фестивалями — вдруг сможем выпустить этот фильм лучше всех. Параллельно с нами в переговорах за право прокатывать фильм участвовали другие компании. А я был одним из первых дистрибьюторов, который его посмотрел и сделал предложение, потом продюсеры ушли слушать другие предложения, но в итоге вернулись к нам. Так что я не думаю, что это какое-то «самозванчество» с моей стороны. Скорее самоназначение. Я решил, что я дистрибьютор и назначил себя таковым.

Максим Кузьмин

А все поверили?

Ну да. Мы же вели себя как большие. Собрали команду из адекватных ребят, поучаствовали в кинорынке. Пафосно купили стенд за четыреста тысяч. Не понимая особенно, зачем. Но я ходил по кинорынку очень важный, как будто всё знаю. Вот я уже вижу русский ремейк фильма «Самозванец». А знаешь, как я оказался в команде Futureshorts? Шесть лет назад, когда мне было восемнадцать лет, я получил рассылку от сайта arthouse.ru. Я вообще тогда не знал, что такое арт-хаус и тем более, что такое arthouse.ru, это моя жена была на их сайт подписана, она кино смотрела. И в рассылке было объявление, что фестивалю Futureshorts нужен директор. А я же до этого уже работал на фестивале, Канском. Я имею в виду Канский видеофестиваль. Был ассистентом седьмого звена. Его делало три человека, а я был четвертым… Так, это уже реальная история «Самозванца» пошла, прекращаем интервью.

Как прошло собеседование?

Собеседование я прошел только потому, что у нас с Майклом, который, собственно, и привез Futureshorts в Россию, были одинаковые рюкзаки и одинаковые «маки». Он был учредителем, я стал директором.

На что это было похоже в 2006 году?

Клубные показы, просто зарождение некой культуры смотрения. Индустрия в эту сторону даже не смотрела. Но в культурном центре «Дом» или в клубе «Икра» на показ собиралось по три сотни людей. А для них это большие показатели. Потом появилось четыре кинотеатра, позже их стало восемь, а через год моей работы уже двенадцать. Так мы постепенно мы доросли до сорока площадок в тридцати городах. И сейчас прокат короткого метра действительно похож на индустрию: появляются конкуренты, фильмы продают на телевидение, выпускают dvd, появляются спонсоры. Сейчас игроков на рынке уже шесть. Но нас очень сложно обогнать по качеству контента, потому что у нас есть доступ к фильмам-призерам самых крупных фестивалей и к так называемым короткометражным блокбастерам, которые снимают Спайк Джонз или Уэс Андерсон. Сейчас мы вообще выпускаем фильм с Томом Уэйтсом и так далее.

«Шапито-шоу». Реж. Сергей Лобан, 2011

А ты при этом все шесть лет Futureshorts сидел и тихо, как все люди, которые собираются в клубе «Икра», ненавидел русское кино?

Да не, я даже Тарковского уже успел полюбить. У меня в 18 лет был период тотальной жажды всего. Я хаотично поглощал весь кинематограф, который мне попадался. А до Futureshorts был Канск, была невероятная закалка «Cинефантомом». Я вообще считаю, что каждый, кто имеет отношение к кинематографу, должен идти в «Синефантом», потому что высидеть селекцию «Синефантома», выслушать этих людей и не выйти из зала, это реальный кинофитнес. Ты просто впитываешь как губка картинку, а внутри как-то все само выстраивается: трэш складывается в одну сторону, экспериментальные какие-то вещи — в другую. Неделя с «Синефантомом», и Каракс будет казаться одуванчиком. Смотришь и облизываешься: «Господи, как это все красиво, как это все понятно». Я убежден в том, что уши, глаза, мозги и все остальное — это мышцы, банально мышцы. И, значит, их можно прокачать до какого-то невероятного уровня.

С короткометражками понятно, а что тебя в полнометражное то потянуло?

Амбиции. Я не лукавлю, когда говорю, что мы ставим перед собой культуртрегерские задачи. Если бы их не было, я бы работал в больших корпорациях и зарабатывал в десять раз больше, чем зарабатываю сейчас. Мы были убеждены, что короткий метр может существовать не только в Москве и не только в клубном пространстве, а поняв, что можем конкурировать с полнометражными фильмами, и узнав, что такое наработка на копию, было бы странно не попробовать работать с большим метром. Но, чтобы работать с крупными дядями и тетями, нужно хотя бы симулировать, что ты сам крупный дядя. Я вот всегда хожу с бородой поэтому. Для солидности. Большую роль в истории кинопроката сыграла борода.

Macbook и борода.

«Шапито-шоу» было нам как послание свыше, я в него вцепился зубами, и каким-то магическим образом проект достался нам. Хотя сейчас я уже понимаю, что можно было кое-что сделать в ним по-другому, получше. С «Шапито» работали по наитию, с бешеной энергией. На влюбленности. Как будто нет ничего невозможного. Да, что говорить: прокат в «Синема парке» мы расписывали 31 декабря. Нам формально только 24 января год исполнится, а мы не на инвесторских деньгах, а на том, что заработали своими проектами. Я убежден, что каждый фильм компании Utopia, так или иначе, выдающийся. Каждый очень яркий по-своему. «Шапито-шоу», потом «Железное небо», «Жить», «Пока ночь не разлучит», Балабанов новый.

«Жить». Реж. Василий Сигарев, 2012

А документальная линейка зачем?

Я просто думаю, что, если на Западе зрительское документальное кино уже даже не какой-то модный тренд, а состоявшееся явление, почему у нас так быть не может. «Самозванец», которого мы выпускаем, собрал в Англии на десяти копиях миллион шестьсот тысяч долларов, а в Штатах и того больше. У нас есть свои первопроходцы: возник Beat Film Festival, ориентированный на документальное кино о музыке, и у него была гигантская аудитория. Аншлаги. Есть фильм «Я тебя люблю», который не вышел в прокат, но собрал клубную аудиторию. То же самое сейчас происходит с фильмом «Зима, уходи» и с фильмом «Антон тут рядом», на который в РИА «Новости» набивается шестьсот человек. Это прецедент. Знак, что аудитория вдруг повернула свою голову в эту сторону. Мне будет грустно, если мы не ответим на запрос аудитории первыми. На данный момент у нас два подтвержденных проекта. Кроме самозванца есть «Киногид извращенца: Идеология» с Жижеком. Из наших меня интересуют «Зима, уходи» и «Я тебя не люблю». Я хочу, чтобы это была наша ниша, нужно заработать доверие зрителя, и тогда, чтобы привести его на третий фильм, нужно будет всего лишь щелкнуть пальцами.

Зритель это, по-твоему, кто?

У нас был опыт составления портрета. Идешь в кинотеатр «35 мм», в «Пионер», в «Художественный», а иногда в киноцентр на Красной Пресне или в «5 звезд» на Новокузнецкой, и просто начинаешь фотографировать людей. А дальше разбираешь, кто это. И это может быть студентка филфака, которая прочитала какое-то количество книжек, посмотрела Джармуша, Тарковского, но решила не останавливаться. Один вариант. Или другой вариант: модник. Прочитал обзор на LookAtMe, «Афишу» полистал, Esquire. Ничего не понял, но авторитетные люди посоветовали. Пошел. Если не испугался, то вряд ли будет останавливаться. Конкретного портрета нет у зрителя. У зрителя есть конкретные каналы коммуникации. Привычки.

«Киногид извращенца: Идеология ». Реж. Софи Файнс, 2012

Миллион долларов — это сколько зрителей?

Сто двадцать, наверно, тысяч. Зависит от проекта и зависит от цены билета. В случае «Шапито», средняя цена билета укладывалась в сто двадцать пять, сто тридцать рублей, ну, сто сорок. И, соответственно, тридцать миллионов нужно разделить на сто сорок. Ну, это где-то сто двадцать тысяч. Сейчас скажу… (включает калькулятор в телефоне) Тридцать миллионов делим на сто сорок. Двести четырнадцать тысяч двести восемьдесят пять человек. И семь десятых человека в периоде.

То есть, двести тысяч — вот твоя аудитория.

Да, но есть же еще гигантская аудитория, которая фильм скачала. Триста тысяч человек. Это моя аудитория? Моя. Почему она не дошла в кино? У меня были города, где люди требовали проката. Например, Томск, абсолютно студенческий город. Но мне не удалось ни с одним кинотеатром в этом городе договориться. Для них фильм длиной в три с половиной часа — это безумие, реальное безумие. И на мои схемы, типа, «а давайте по сеансам разобьем, а давайте поставим встык». Они отвечали: «Что? „Ржевский против Наполеона“. У нас всего два зала, ты шутишь?» Хотя по наработкам, везде, где «Ржевский» шел параллельно с нами, мы уделывали его в несколько раз этими двумя сеансами. В лучшем случае, тремя. Аудитория гигантская. Можно ли считать моей аудиторию Вуди Аллена? «Римских приключений»? Наверно, можно. Вуди Аллен, понятно, идеален. Это комедия, это «лайт», это зрительское, но это тоже моя аудитория. Эта аудитория должна была прийти на фильм «Пока ночь не разлучит».

«Пока ночь не разлучит». Реж. Борис Хлебников , 2012

А что же вас со зрителем разлучило?

Могли собрать больше, но у нас как у молодого независимого игрока проблемы, связанные с тем, что нам трудно контролировать кинотеатры. Трудно диктовать роспись. Так бы сказали: «Не поставите „Шапито“ четырьмя сеансами, не дадим вам следующий релиз, который у нас на тысячу копий будет». У нас нет возможности даже контролировать рекламу. На фильме «Пока ночь не разлучит» я сам выезжал, проверял. Приезжаешь на площадку, где у тебя целых четыре сеанса фильма. Но ни ролл-апов, ни постеров нет. Вот подход. Они, типа, посчитали, что это для них не очень прибыльный проект, но зачем-то согласились работать. У крупных игроков есть инструменты влияния за счет больших коммерческих релизов. Я пока не готов играть в эти игры.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»