18+
20 ОКТЯБРЯ, 2015 // Интервью

О баранах и людях. Интервью с Гримуром Хаконарсоном

Внеконкурсную программу «Скандинавская панорама» на международном кинофестивале «Молодость» в этом году откроет фильм «Бараны» исландского режиссера Гримура Хаконарсона, исландский номинант на «Оскар». Лиза Бабенко пообщалась с Каннским лауреатом «Особого взгляда» накануне его очередного приезда в Киев.

Гримур ХаконарсонГримур Хаконарсон

— Гримур, вы постоянный участник украинской «Молодости». Тут показывали все ваши короткометражные фильмы, а также полнометражный дебют «Страна вечного лета». Как режиссер чувствуете ли вы профессиональные перемены в себе, в том, какие картины снимаете сегодня, спустя уже больше десяти лет?

— Думаю, фильм «Бараны» больше похож на мои короткометражки, чем на «Страну вечного дета», который был скорее комедией. Короткометражка «Рестлинг» о двух исландских рестлерах-геях, находящихся в секретных отношениях, похожа на «Баранов» по тональности. Я думаю, что создал собственный стиль, когда учился в пражской киношколе FAMU, и работаю в нем последние десять лет. Мне кажется, в стилистике моих игровых фильмов есть что-то от документального кино, что и неудивительно, ведь им я тоже занимался. А еще я использую тишину. Пытаюсь избежать диалогов, насколько это возможно. Думаю, это то, чему я научился в Чехии. Это очень распространенная черта и в русском кинематографе, у великих русских режиссеров.

— А почему вы учились в Чехии?

— У нас в Исландии есть киношкола, но это не образование университетского уровня. Я из эпохи VHS, и начал снимать фильмы очень рано, в 15 лет: экспериментировал, делая глупые фильмы с друзьями. Так что у меня было что-то вроде любительской карьеры еще до киношколы. Но в FAMU я получил образование, нашел и развил свой стиль, нашел себя. Многие исландские режиссеры едут учиться в разные страны, а потом возвращаются на родину снимать.

— На ваш взгляд, существует ли новое исландское кино как направление? Если так, то каковы, по вашему мнению, его особенности (тематические, художественные, визуальные)? и кого бы вы отметили из своих исландских коллег?

— Сейчас выходит много новых исландских фильмов, и они очень отличаются от того, что снимали несколько лет назад. Я не могу сказать, что существует школа, исландская «новая волна» или что-то вроде этого, но есть у них кое-что общее: простота, реализм, гуманизм. К примеру, картина «О лошадях и людях» похожа на «Баранов», хотя кино Эрлингссона — гораздо более комедийное. Вообще исландская традиция богата хорошими историями, возьмите хотя бы саги, и неудивительно, что режиссеры в нашей стране — хорошие рассказчики.

«Бараны». Реж. Гринур Хаконарсон, 2015«Бараны». Реж. Гринур Хаконарсон, 2015

— Современное кино соседней с вами Швеции оказало на вас какое то режиссерское влияние? Вообще, кто вам ближе всего в истории кино?

— Больше всех на меня повлияли Аки Каурисмяки, норвежский режиссер Берт Хаммер, немного швед Рой Андерссон, пусть даже его работы несколько иные, намного более сюрреалистичные. Каурисмяки и Хаммер известны своим черным юмором, немного статичной камерой, простыми, статичными, широкими кадрами. Они снимают очень стильно, часто используют тишину… Еще меня вдохновляют братья Коэн. Они утверждают, что на них повлиял скандинавский юмор. Из исландцев — Фридрик Тоур Фридрикссон.

— «Бараны» получили приз в программе «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля. Как вы считаете, из чего сложился такой успех фильма?

— Главная причина — это универсальность истории, близкая людям тема: семейные конфликты, конфликт между братьями. В любой стране, любой культуре у многих был похожий опыт. Одновременно с этим, и это вторая причина, люди, не живущие в Исландии, смотрят «Баранов» как экзотику. Природа, пейзажи и обстоятельства: братья, живущие в одиночестве, в изоляции, со своими баранами… Для тех, кто живет в континентальной городской Европе, это какой-то другой мир. И помогает юмор: когда зрители идут на фестиваль, где так много фильмов о человеческих страданиях, нищете, насилии, социальных проблемах, «Бараны» кажутся немного более легким фильмом чем другие.

На съемках фильма «Бараны»На съемках фильма «Бараны»

— Поскольку вы уже не раз были в Украине, то, может быть, можете что-то сказать насчет украинского кино? Видели что-нибудь на тему Майдана, или она уже приелась на фестивалях?

Я видел украинский документальный фильм «Живая ватра» Остапа Костюка. Он перекликается с «Баранами», ведь речь там идет тоже о пастухах. Мы виделись с режиссером в Цюрихе. Из фильмов, снятых после Майдана, я не видел ничего, хотя и симпатизирую украинцам, как и большинство в Исландии. Невозможно поверить, что происходящее сейчас возможно в XXI веке, как будто не было опыта Второй мировой войны.

— Есть ли у вас какие то личные профессиональные ожидания от фестиваля? В частности, от его скандинавской программы?

— Я не знаю всей программы, но мне очень приятно, что «Бараны» будут фильмом-открытием «Скандинавской панорамы». Я уже заметил, что в Киеве хорошо принимают скандинавское кино, и чувствую, что существует некая связь между украинцами и скандинавами. Можно сказать, я ощущаю себя викингом, одним из тех, кто проходил эти места по реке много лет назад.

Мертвец Каро
Докер Каро
3D
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»