18+
4

Невоплощенный фильм Жака Деми: «Аннушка» из Санкт-Петербурга

Невоплощенных фильмов у Жака Деми больше, чем у любого другого режиссера. Его «Комната в городе» в течение двадцати лет оставалась лишь проектом — прежде чем покинуть колыбель замысла и воплотиться в экспонированную пленку. Эти параллельные жизни фильмов, которые так долго ждут своего воплощения, мы назовем у-хроника: то, что не было — но могло быть реализовано, не свершилось — но могло свершиться (в противоположность утопии, которой вовсе не существует).

В этом смысле фильм Жака Деми «Аннушка» — у-хроничен. В течение 70-х годов «советские» пытались привлечь крупных западных кинематографистов для постановки престижных фильмов, предоставляя им актеров, техников, студии и лаборатории. В 1974 году Акира Куросава снял в Советском Союзе «Дерсу Узала». На следующий год пришла очередь «Синей птицы» — копродукции «Ленфильма» и компании «XX век — Фокс», — поставленной американцем Джорджем Кьюкором.

В том же году «Мосфильм» обратился к Жаку Деми. «Эта идея не покажется странной, если вспомнить о том огромном успехе, который имели в Восточной Европе „Шербурские зонтики“ и особенно „Девушки из Рошфора“: две тысячи копий первого фильма и две с половиной тысячи второго были напечатаны только для проката в СССР» , — поясняет Жан-Пьер Бертомэ (Жак Деми — корни мечты “).Деми отказался от сценария, который предложила Москва, и написал другой, полностью оригинальный — фильм внутри фильма, вторжение в произведение Толстого. «Его „Аннушка“ — это история съемок в России музыкальной версии „Анны Карениной“, главный переводчик которой — французская актриса. Его идеей было постоянно перемежать кадры из снимаемого фильма со сценами съемок и эпизодами из жизни артистов и техников, захваченных этой собственной жизнью фильма» (Бертомэ).

На роль Анны/ Анны Морель была приглашена Катрин Денев. Но актриса отказалась, испуганная перспективой провести долгие месяцы в СССР. В этой роли согласилась выступить Доминик Санда. Мишель Пикколи должен был сыграть Мореля, мужа Анны, а Сильви Вартан и Анни Корди — гримершу и костюмершу. Мишель Легран и Деми — в своих собственных ролях (сначала Деми видел в роли режиссера Никиту Михалкова).

У-хроничной оказалась вся эта громадная лента, «гвоздем» которой должен был стать грандиозный балет на улицах Ленинграда, для которого уже была зарезервирована труппа Большого. Балтийская Венеция могла оказаться среди городов, воспетых Жаком Деми, рядом с Нантом, Рошфором, Шербуром.

Но все зашло в тупик. Французский сопродюсер (вклад которого не должен был, кстати, превышать 10–15%) внезапно изменил свое решение. Несмотря на то, что начался подготовительный период, а директор фильма, ассистент и режиссер уже работали над фильмом, Легран писал музыку для песен и балетов, а Бернар Эвейн и Жаклин Моро проектировали декорации и костюмы.

«Была готова дюжина макетов. Мне предстояло работать три или четыре месяца. Это было в конце 1977 года» , — вспоминает сегодня Бернар Эвейн, приятель Деми еще со времен Эколь де Боз-Ар. Деми это здорово забавляло. Готовился музыкальный фильм и фильм внутри фильма. Французская команда приезжает в Россию снимать „Анну Каренину“. И в съемочной группе происходит та же любовная история, что и в романе». Досадно, что французская сторона не откликнулась. Жак много раз встречался с русскими. Они были готовы создать ему ту атмосферу, какую он хотел. Если ему был нужен полутысячный кордебалет, они ему не отказывали. Они оплачивали лучших танцовщиков. И ни разу не заводили разговор о возможных доходах “. «Ему казалось, что все складывается очень удачно. Он хотел, чтобы я ехал в Россию». — Собирать материал? — «У меня были свои представления об этой стране. Я не верю в „историческую достоверность“. Когда я работал над декорациями к „Признанию“ Коста-Гавраса, я делал вымышленную Центральную Европу. „Аннушка“ была бы французским фильмом с французским видением».

Сохранилось несколько макетов декораций: сад; бальный зал; комната Анны, забитая съемочным инвентарем; метро и вокзал. Это финальная сцена. Разумеется, трагическая: у Толстого Анна бросается под поезд. У Деми на нее — Аннушку или Анну? Денев или Санда? — падает прожектор во время съемки с движения.

Деми обожал старую русскую столицу — наполовину современную, наполовину отмеченную ХIХ веком. Он подшучивал над Эвейном: «Я выбрал Ленинград, чтобы облегчить тебе работу» (надо сказать, что для «Девушек из Рошфора» нантский декоратор, гениальный и свирепый колорист, не поленился расписать 40 тысяч квадратных метров фасадов).

Теперь, когда Деми умер, нам дороги и те фильмы, которые он так и не сделал. Ленинград снова станет Санкт-Петербургом, там можно видеть возле Мраморного дворца Английский клуб, о котором много говорится в «истинной» истории Анны Карениной — дочери воображения, героини романа, Аннушки, несуществующей кузины «Девушек», младшей русской сестры Лолы.

Канны
BEAT
ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»