18+
// Блог

«Его поиск универсален»: Кириллу Серебренникову — 50

«Сеанс», друзья и коллеги поздравляют с днем рождения Кирилла Серебренникова. Удивительно, что юбилейная дата совпала с освобождением Олега Сенцова.

 

 

«Сеанс», друзья и коллеги поздравляют любимого Кирилла Серебренникова с днем рождения. В дни, когда мы впервые увидели его лицо, лицо одного из самых свободных художников нашей страны за решеткой в зале суда, были для всех нас черными днями. С 23 августа 2017 года по 8 апреля 2019 года, находясь под арестом, эстет, модник, сноб, любимец и баловень почтеннейшей публики, явил всему миру величайший урок мужества и достоинства.

Удивительно, что юбилейная дата совпала с днем долгожданного освобождения Олега Сенцова. Мы ждем новых фильмов и новых спектаклей Кирилла Семеновича Серебренникова и Олега Геннадьевича Сенцова.

Кириллу — свободы. И здоровья. Со всем остальным он справится. Впереди только лучшее!

Также читайте о Кирилле Серебренникове на портале «Чапаев».

Александр Сокуров

Для России огромная ценность то, что есть такой человек среди нас. Его поиск универсален, и меня восхищают в Кирилле его универсальность и его бесстрашие. Он большой мастер мирового уровня. Художественная машина, фабрика в хорошем смысле этого слова. И он не принадлежит одной лишь России.

Я смотрел практически все его фильмы, смотрел несколько спектаклей в театре, и могу сказать, что человека, равного ему по универсальности профессионального инструмента, по работоспособности и художественной результативности, я не знаю. Может быть, когда-то таким человеком был Фасбиндер. Я имею в виду владение профессиональными инструментами, всеми инструментами, которые могут быть у режиссера.

Таких людей в режиссуре почти нет. Он, помимо прочего, владеет и музыкальным театром. В театральном пространстве, как мне кажется, он одинок. В оперном пространстве много интересных режиссеров, в мире и Европе, но их новаторство заключается в особенном дизайне и особенной сценографии, а спектакль Кирилла может состоять из одной сути, сценографии может быть самый минимум. Он — чуткий владелец нежных средств. Ему не страшна форма, проблему взаимоотношений формы и содержания он для себя решил. И нет никакой ущербности в его решении. Ни форма, ни содержание не страдают.

 

 

Ему нужна свобода, он обязан быть на свободе. Мне кажется, если бы он существовал и жил в условиях общества абсолютно открытого, толерантного и не раненного смертельно политизацией, мы бы увидели столько удивительного, того, что даже представить себе не могли — мне действительно не известен второй такой режиссер, способный быть и убедительным, и удивительным одновременно. С ним можно соглашаться или не соглашаться, можно его любить или не любить, но странен будет тот, кто не отметит его выдающееся профессиональное мастерство. В режиссуре это — главное. Остальное за режиссера делает искусство. Он догнал многих из нас и обогнал. Если он будет снимать кино, то достигнет больших высот. Но пока он существует в раздвоении. Возможно, ему придется принять решение — которое, например, принял Бергман. Являясь тотальным автором, он решил проблему взаимоотношения театра и кино в своем творчестве. В известной мере он подчинил театр кинематографу. Для него все, что делалось, становилось предтечей следующего фильма.

У Кирилла все есть, ему нужна только свобода работать и не бояться, что появятся какие-то идиотические идеи, группировки, решения на его счет. Реализоваться он сможет только в условиях абсолютной свободы. Это не означает, что он будет ею разнузданно пользоваться, он никогда не пользовался — он знает границы и каноны художественного поиска.

Он нужен России больше, чем она ему. Без нас он обойдется, у него и без нас будут зрители, будет профессиональное сообщество. Как обошелся без мосфильмовского мира когда-то Тарковский. Но нужно понимать, что идеального мира нет ни здесь, ни там. И чем выше он будет подниматься как художественный автор, тем неизбежно острее будут становиться отношения со зрителем, и с западным в том числе.

Кирилл — это этап, целый этап в эволюции европейской режиссуры. Кроме того, он педагог: вокруг него мир учеников, последователей. Он не такой мягкий, как я, он не осторожничает. Он последовательный, прямой и жесткий, но это от него не отпугивает. Он — единственный, кого не предала профессиональная среда. Никто больше не может у нас рассчитывать на такую поддержку. Только Кирилл получил такое общественное тепло, и это ко многому его обязывает.

 

Андрей Плахов

 

 

В свое время я записал интервью с Кириллом, лейтмотивом которого было: «Один против всех». Но это не означало быть против людей, против человечества. В том-то и дело: Серебренников — социальный человек, человек не монолога, а диалога. Поэтому он общался с властями, делал фестивали и театральные проекты — «Территорию», «Платформу», «Седьмую студию»… Эти проекты тоже были «против всех» — и обратились против него самого. Но именно он дал нас урок социального поведения.

Сегодня вместе с поздравлениями хочется сказать Кириллу, что он стал практически членом семьи каждого из нас — тех, кто категорически не согласен с этим позорным процессом. Мы говорим о нем чаще, чем о давних и как бы близких друзьях; впрочем, с некоторыми в свете последних событий становится и говорить особенно не о чем, если хочешь избегнуть ссоры.

Эта новая общность, объединенная не бытовыми приятельскими связями, а попыткой противостоять одичанию и возврату в средневековье — она нас держит в первую очередь. И Кирилл Серебренников — один из символов этой хрупкой общности, которую, тем не менее, непременно надо отстоять.

 

Дмитрий Быков

 

 

Кирилл Серебренников создал замечательный театр. Его спектакли действовали на меня абсолютно по-разному: я очень люблю «Господ Головлевых», в то время как остальные МХАТовские постановки произвели меньшее впечатление. Сейчас я не очень внимательно слежу за тем, что он делает. Я пока не видел «Мертвые души», но в любом случае он умеет увлечь и выстроить в коллектив находящихся вокруг него людей. Он потрясающий архитектор новых театральных единиц, новых объединений. По-моему, это сейчас намного важнее, чем просто быть режиссером.

Он замечательный духовный ориентир, с великолепным достоинством обучающий нас бороться с системой. Его поведение во время судебного процесса было безупречно, и я надеюсь, что он благополучно выйдет из этого этапа, доказав свою невиновность.

Я бы пожелал Кириллу Серебренникову как можно меньше зависеть от российской конъюнктуры и в перспективе стать одним из архитекторов нового российского искусства, которое должно будет освободиться от государственной опеки, от наслоения лжи, от ненужных и искусственных дискуссий. Иными словами, я желаю ему работать в свободной России и работать долго.

 

Марина Разбежкина

 

 

Мне не близок принцип распределения мест. У Кирилла Серебренникова есть свой язык, а значит и свое место в кино и театре. Он занимается своим делом и очень внятно это декларирует — своими свершениями, поведением в социальном пространстве. Он имеет свой голос.

К Кириллу я отношусь очень хорошо. О человеке очень многое говорит то, как он ведет себя в неких пограничных ситуациях. И Кирилл, и люди, которые проходили по делу «Седьмой студии», вели себя так идеально, что я испытываю ко всем ним огромное уважение.

Я желаю Кириллу и его коллегам стряхнуть с себя паутину, в которой они оказались, забыть о ней и продолжать заниматься своим делом.

 

Владислав Опельянц

 

 

Кирилл — фантастический человек, талантливейший режиссер. Мне трудно говорить о театре, так как я кинооператор, но в кино он определенно занял свою нишу. Все его фильмы имеют свой киноязык, и это отличает его от большинства российских режиссеров. Он открыт миру и любит экспериментировать.

Самое главное, чтобы он как можно скорее почувствовал себя свободным человеком. И, безусловно, пожелаю ему здоровья.

 

Стас Тыркин

 

 

Я считаю день рождения наименьшим поводом для поздравлений и попросил Кирилла сильно не отмечать, чтобы эти цифры не рябили в глазах, ведь они ничего не значат. Он добился огромных успехов в театре, его последний спектакль «Outside» произвел невероятное впечатление на всю театральную общественность в Авиньоне. Сейчас он на пике своей творческой формы и выпускает в театре шедевр за шедевром (я не комплементарен, но в данном случае это правда).

В кино он еще не столь состоялся, и он сам это понимает. В кино он в большей степени ученик, и это одно из его великолепных качеств — оставаться учеником при всех своих регалиях, огромном успехе и уважении коллег. Он не только не задирает нос, но и каждый день продолжает учиться и открывать для себя что-то новое.

Я мечтаю о том, чтобы он вновь получил возможность путешествовать и покидать пределы не только своей квартиры, но и города Москвы. В любом случае, внутреннюю свободу у него никто и никогда не отнимет, а у него ее столько, что позавидует половина жителей нашей страны, которым она без надобности. Он с ними делится этой свободой через свои спектакли и фильмы и не может по-другому, чем бы ему это не грозило.

Желаю ему только внешней свободы, все остальное у него есть.

Proskurina
Allen
Каро
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»