18+
// Чтение

Кто вы, мистер «Альберт»? Александр Довженко в документах советских спецслужб. Часть третья

Третья и завершающая часть уникальных документов, собранных историком кино Романом Росляком. Продолжение истории доносов на режиссёра Александра Довженко и его близкое окружение. Первую часть материалов с предисловием Евгения Марголита читайте здесь, а вторую здесь.

Александр Довженко

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о высказываниях А.П.Довженко в отношении руководства Киевской киностудии художественных фильмов и других вопросах

г. Киев, 5 декабря 1940 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР шестое отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 5 декабря 1940 года

нач[альник] 6-го отделения 2-го отдела ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

Вчера, т.е. 4.ХІІ, вечером я был еще раз у ДОВЖЕНКО, обедал. Сегодня, возможно, буду еще раз. Он просил посмотреть материал СОЛНЦЕВОЙ, я это вчера вечером сделал и сегодня буду ему вкратце рассказывать о результатах.

Кстати, материал неважный. Вчера, когда обедали, зашел опять разговор о РЕДЬКО. СОЛНЦЕВА сказала: «Такую бутылку вина („Вермут“, привезенный из Черновиц) мы должны отвезти еще РЕДЬКО». Из разговора я понял, что СОЛНЦЕВА тоже знакома с РЕДЬКО.

Разговоров было много, но преимущественно о студии, о ее делах. Снова ДОВЖЕНКО стал говорить, что на студии есть «подпольное партийное бюро» в лице ЭЙДЕМАН, ЦАПА и др., снова он начал говорить о них, как о своих врагах.

Отмечаю, что у ДОВЖЕНКО появились два новых фаворита: ИВАНОВ и ЛЯХОВЕЦКИЙ (ассистенты режиссера). Он их выдвигает на постановку короткометражек.

СОЛНЦЕВА говорила о том, что ДОВЖЕНКО руководит ею неправильно, что он вообще не педагог, что он хорош для себя, но его советы другим — всегда двусмысленны.

Характерно также, что ДОВЖЕНКО, относясь отрицательно к Юрко, тем не менее, поддерживает его, и говорил мне, что это тоже самое, что и БОЛЬШАКОВ, только в украинском масштабе, что теперь нет лучших людей, надо этих поддерживать, что на студии прилагаются все усилия к тому, чтобы дискредитировать его, т.е. Юрко.

Если не успею написать подробно, напишу уже в Москве.

Верно: [подпись]

Примечание.  Т[ов.] Герсонский. Копии всех донесений «Альберта» о Довженко направите во ІІ отдел ГУГБ тов. Федотову. [Подпись]. 23.ХІІ.

Т[ов.] Смолкину. Исполнить. 25/ХІІ. [Подпись].

Справка: «Альберт» — агент 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР. Связь с ним осуществлялась по заданию Москвы. (Подпись)1.

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.380-381. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

Александр Довженко за работой

 

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о деятельности А.П. Довженко в должности художественного руководителя Киевской киностудии художественных фильмов, его настроениях и высказываниях

г. Москва, 8 января 1941 г.

 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

5-е ОТДЕЛЕНИЕ 2-го ОТДЕЛА ГУГБ НКВД СССР

8/І-1941 г.

ИСТОЧНИК: «Альберт»

ПРИНЯЛ: ИЛЬЯШЕНКО

В период пребывания в Киеве с 17 по 29 декабря [1940 г.] я беспрерывно встречался с ДОВЖЕНКО. Раз 7-8 был приглашаем им и его женой СОЛНЦЕВОЙ на обед. Наблюдая в это время за его деятельностью, я пришел к следующему выводу.

Став худруком Киевской студии, ДОВЖЕНКО выявляет бешеное, неописуемое стремление к власти, свой звериный, субъективный национализм и другие отрицательные черты.

ДОВЖЕНКО изгоняет со студии (под маркой создания национальных кадров) всех неугодных ему работников. Уже изгнал ПЕНЦЛИНА, АННЕНСКОГО. Подкапывается под САДКОВИЧА, САВЧЕНКО, ЛУКОВА и др.

Могила Николая Садковича на Новом Донском кладбище в Москве

САДКОВИЧ Н.Ф. — режиссер, профессионально грамотный, представляющий известную деловую ценность для студии, с ним справиться трудно. Поэтому ДОВЖЕНКО затевает с ним сложную, политиканскую игру. САДКОВИЧ 3 января в гостях у режиссера Н.Г. ШПИКОВСКОГО2 в присутствии жены ШПИКОВСКОГО — Д.Б. ШПИКОВСКОЙ3, режиссера В.П. СТРОЕВОЙ4 и моем рассказал следующее:

«ДОВЖЕНКО сперва стремился дискредитировать мою постановку („Майская ночь“). Потом начал всякими поправками затягивать окончание фильма на 1941 г., чтобы я не выполнил плана. С этой целью он после просмотра кусков начал давать замечания с явной целью — не дать сдать картину в [19]40 году. Потом, когда приехали БОЛЬШАКОВ и ПОЛОНСКИЙ5 и одобрили мою работу, ДОВЖЕНКО понял, что надо менять курс, и стал меня внешне поддерживать. Он даже принял мое предложение — о поручении мне постановки фильма „Песня о Довбуше“, т.е. тем самым санкционировал мое оставление на Киевской студии. Однако, когда 30/ХІІ я сдавал в Москве картину Комитету [по делам кинематографии] и БОЛЬШАКОВ был несколько разочарован плохим по цвету экземпляром, ДОВЖЕНКО не только не защищал картину, а наоборот, сразу же изо всех сил стал добиваться того, чтобы ее не приняли».

Должен полностью подтвердить правильность рассказа САДКОВИЧА. Но политиканство ДОВЖЕНКО в отношении САДКОВИЧА — ужасно. ДОВЖЕНКО это сам выдал: 4 января в беседе со мной он сказал, что хочет забрать у САДКОВИЧА постановку и передать ее ЗЕМГАНО И.Ф.6 (украинский театральный режиссер, приглашаемый ДОВЖЕНКО на студию).

С резкой ненавистью относится ДОВЖЕНКО к режиссеру САВЧЕНКО И.А. САВЧЕНКО — способный человек, ставит хорошие картины, пользуется поддержкой КОРНЕЙЧУКА А.Е., коммунист. Его просто выгнать со студии нельзя, но дискредитация его ведется непрерывно. Мне лично ДОВЖЕНКО говорил:

«САВЧЕНКО — это рыжая сволочь. Рыжий не может быть хорошим человеком. Я его сам вытянул в Киев. Я думал, что буду иметь на студии скромного, способного товарища. Но САВЧЕНКО оказался другим: он стал членом партии, стал рупором партийной организации студии, теперь он мне ненавистен».

Это ДОВЖЕНКО повторял много раз. СОЛНЦЕВА говорила в том же духе. ДОВЖЕНКО делает все возможное, чтобы САВЧЕНКО не имел в 1941 году постановки. Это ему не удалось.

Томительно и длинно было бы передавать всю историю политиканства ДОВЖЕНКО в отношении САВЧЕНКО. Я уверен, что и в дальнейшем он будет срывать его работу.

То же самое имеет место в отношении ЛУКОВА (постановщик картины «Большая жизнь»). Особенно озлобился ДОВЖЕНКО, когда ЛУКОВ стал иногда против него выступать. Мне лично ДОВЖЕНКО говорил:

«ЛУКОВ — отвратительный, разжиревший, самоуверенный мальчишка. Он когда-то отправлял на каторгу моих ассистентов ФЕРЕНЦА7 и САСИМА8. Тогда в Киеве была разверстка: каждая партийная организация должна была разоблачить известное количество троцкистов. Тогда ЛУКОВ на собрании выступал против САСИМА и ФЕРЕНЦА, требовал их ареста9».

Леонид Луков

В беседе со мной ЛУКОВ заявил:

«Я категорически хочу уйти с Киевской киностудии. Я об этом говорил с секретарем ЦК КП(б)У ЛЫСЕНКО10, БОЛЬШАКОВЫМ и др. Я дойду до тов. Хрущева11, а если не поможет, то и до ЦК ВКП(б). С ДОВЖЕНКО работать невозможно. Он — людоед. Он ненавидит всех людей, которые не подхалимничают перед ним. Раньше с ним было трудно, а теперь, когда он стал худруком, еще труднее. Он будет все делать по-своему, а я хочу делать так, как я понимаю. Другие худруки советуются с режиссерами, думают о них, ведут себя тактично. Но ДОВЖЕНКО — иной. ДОВЖЕНКО меня не терпит. Он хочет быть диктатором на студии. Я видел, как он обращается с режиссером Абрамом РООМОМ; если б он со мной так себя повел, я под суд пошел, но этого не допустил бы. Ты даже не представляешь себе, какой он людоед».

Одновременно ДОВЖЕНКО всеми мерами стремится к тому, чтобы дискредитировать партийную организацию студии в целом. Надо сказать, что ряд евреев занимает руководящее место на студии, состоят членами бюро парторганизации. Бюро парторганизации требовало снятия директора студии ЮРКО, как не могущего обеспечить руководство. ЮРКО — бездарный, трусливый, безвольный человек, целиком под властью ДОВЖЕНКО. Тот вертит им, как хочет. Однако ЦК КП(б)У не согласился на снятие ЮРКО и ограничился предупреждением по адресу ЮРКО. Вместе с тем, на собрании актива студии секретарь ЦК КП(б)У ЛЫСЕНКО сделал замечание бюро парторганизации против имеющейся на студии групповщины.

Пользуясь этим, ДОВЖЕНКО дискредитирует работу партийной организации, придавая этому обобщенный и антисоветский характер. Он заявляет:

«До сих пор это „политбюро“ держало в своих руках всю студию. Теперь появился ЮРКО, который не подчиняется им, отсюда — их враждебность к нему. Они собираются на подпольные совещания и там пытаются решать дела студии. Теперь пошла борьба за власть. ЭЙДЕМАН (секретарь парторганизации) — игрушка в руках БРОДСКОГО, КАНЕВСКОГО и ЦАПА. Эта тройка заправляет всем. Пока они на студии, дела не будет».

ДОВЖЕНКО использовывает каждую ошибку в работе парторганизации для дискредитации роли партийной организации в работе студии. Развязность и разнузданность ДОВЖЕНКО в этом отношении в настоящее время является совершенно беспримерной. В присутствии многих работников студии (ИГНАТОВА И.12, ДОЛЬД Ю., ВИНЯРСКИЙ М., СОЛНЦЕВА Ю., БОДИК Л.13, СИРОТА А., КРАСИЙ Н. и мн[огие] др[угие]) много раз ДОВЖЕНКО насмехается над парторганизацией, называет секретаря парторганизации «одноглазой щукой», «страшной женщиной», заседания бюро — «подпольными заседаниями». Члену парторганизации СИРОТЕ он говорит:

«Вам, конечно, неудобно, но, извините, все очень противно. Я так работать не могу. Они травят ЮРКО потому, что он — украинец, и им не подчиняется. Они меня бы тоже охотно затравили, но не могут. Никакого бюро на студии не нужно вообще».

Расправляясь со своими противниками под лозунгом украинизации студии, ДОВЖЕНКО, вместе с тем, не останавливается перед тем, чтобы отталкивать от студии всех нежелательных ему украинцев.

Я уже приводил выше пример с режиссером САВЧЕНКО И.А. Тут ДОВЖЕНКО ничего не удалось сделать. Зато ему удалось оттолкнуть режиссера БУЧМУ А., который дал согласие ставить фильм «Песнь о Довбуше». Путем хитросплетений, провокаций, а потом ссылки на то, что «БУЧМА не хочет» ставить эту картину, ДОВЖЕНКО удалось расстроить поручение ему постановки.

Точно так же ДОВЖЕНКО всячески старается отдалить от студии писателя КОРНЕЙЧУКА А. и др[угих] украинцев, которые могут играть роль наравне с ним.

Его авторитарное, злобное, необъективное поведение настолько выпирает, что не является секретом ни для кого. Не все, однако, отдают себе отчет в том, что самовольство ДОВЖЕНКО при бездарном и безвольном директоре ЮРКО приведет студию к гибели, если его власть не будет ограничена.

ДОВЖЕНКО в беседах со мной снова неоднократно возвращался, правда, в более сжатой форме, к своим националистическим, антисоветским настроениям.

Комитет кинематографии предложил ДОВЖЕНКО поставить на Киевской студии фильм о МИЦКЕВИЧЕ. ДОВЖЕНКО в Москве согласился, а в Киеве стал саботировать это дело, тянул с заключением договора на сценарий, критиковал тему и т.д. Как-то он мне сказал:

«Я говорил на эту тему с РЕДЬКО (зам[еститель] пред[седателя] СНК УССР). Он сказал мне вполне резонно: „Александр Петрович, почему мы должны ставить фильм о МИЦКЕВИЧЕ? Он вовсе не был связан с Украиной и нашим народом, я против этого“. Я вполне согласен с РЕДЬКО»14.

ДОВЖЕНКО однажды рассказал следующее:

«Я — член совета Управления по делам искусств УССР. Там обсуждали пьесу ШЕЙНИНА15 „Дело БЕЙЛИСА“. ШЕЙНИН меня просил поддержать это дело, но я не смог. РЕДЬКО выступил и сказал: „Зачем нам сейчас возвращаться к этой теме? Это может иметь, скорее, отрицательный характер. С антисемитизмом надо бороться уголовным путем, а не в пьесах. РЕДЬКО абсолютно прав».

Через две недели ДОВЖЕНКО снова рассказал ту же самую историю, но иначе:

«Когда обсуждали пьесу Л.Р. ШЕЙНИНА, я выступил и сказал, что с антисемитизмом надо бороться другими методами — уголовным судом. А пьесу ставить на эту тему не нужно. А РЕДЬКО со мной абсолютно согласился. Вообще еврейские пьесы теперь ставить нецелесообразно, ибо они могут иметь обратное, антисемитское звучание».

На мой вопрос: «Почему?», — ДОВЖЕНКО ответил:

«Теперь так силен в массах антисемитизм, что лучше не поднимать этого вопроса, а то ярость может стихийно вспыхнуть».

И третий ра, в присутствии СОЛНЦЕВОЙ, ДОВЖЕНКО сказал:

«Теперь антисемитизма нет, а где он есть — с ним надо бороться судом, а не пропагандой».

СОЛНЦЕВА сказала:

«Вообще тема дружбы народов — отжившая тема. Теперь уже дружба всех наций стала фактом, и поднимать эту тему в искусстве — смешно и глупо. Агитировать за это нет нужды».

ДОВЖЕНКО помогал СОЛНЦЕВОЙ создавать фильм «Буковина»16. В связи с этим он мне говорил:

«Очень трудно делать эту картину. Мы должны представить в картине все это дело иначе, чем было на самом деле. Если б вы видели, как жили там люди… Они все жили в прекрасных хатах, очень хорошо одевались, были свободными и независимыми. Сейчас там становится все хуже, хуже. Многих людей хватает НКВД. В общем, появляется знакомая картина».

ДОВЖЕНКО проводит сейчас большую работу, чтобы добиться отрыва украинского кино от руководства из Москвы. Он сам мне сказал следующее:

«Мы слишком зависимы от Москвы. Такой зависимости не может быть. Я говорил по этому поводу с РЕДЬКО, и он сказал, что в ЦК будет об этом разговор. БОЛЬШАКОВ не может руководить украинской кинематографией.

А теперь еще прибавился сионист РОММ (зам[еститель] нач[альника] Главного управления худож[ественных] фильмов Комитета [по делам] кинематографии)».

В другой раз ДОВЖЕНКО сказал мне:

«ЦК поручило мне и КАРАСЕВУ17 (нач[альник] Управления кинофикации [при СНК УССР]) подготовить докладную записку о создании Украинского кинокомитета. Если это будет проведено, я буду худруком Киевской и Одесской студии, а то сейчас в Одессе нет украинских режиссеров».

В Москве, в частности 7 января, ДОВЖЕНКО говорил о том, что наперекор желанию многих он будет строить Киевскую студию так, как он считает нужным.

СОЛНЦЕВА в Москве сказала мне:

«На студии существуют очень нездоровые настроения среди ряда работников-евреев. Я подозреваю, что это неспроста. Мне кое-кто говорил, что это относится и к другим киевским организациям. Ходят слухи, что кто-то там умышленно распространяет еврейские националистические настроения. Вот, например, М.ВИНЯРСКИЙ предлагал одному режиссеру в качестве ассистента ШМАРУКА18. Когда режиссер не согласился, ВИНЯРСКИЙ сказал ему, что вы не хотите его брать потому, что он еврей?.. Или вот другой случай: в моей картине („Буковина“) показаны черновицкие торговцы. В Черновицах все торговцы — евреи. И вот СИРОТА и ЛУКОВ после просмотра моей картины стали обвинять меня в том, что я поступила политически неправильно, показав только евреев-торговцев. Я им ответила на это, что они — еврейские националисты. Вообще в Киеве на этот счет очень неблагополучно. Евреи настолько обостряют вопрос о своем национальном положении, что на каждом шагу приходится сталкиваться с этим. Это перекатывается и в Москву, поэтому называют ДОВЖЕНКО националистом и антисемитом».

Исаак Шмарук

Подитоживая все эти разговоры, необходимо сделать один деловой вывод: пока ДОВЖЕНКО спорит, разглагольствует, готовится к реорганизации украинского кино и т.д., — Киевская киностудия страдает неимоверно. ДОВЖЕНКО не позволяет ничего делать без личного указания. Руководство парторганизации в связи с создавшимся положением держится нерешительно, неактивно. Директор студии ЮРКО — безволен. В этих условиях все производственные дела на студии почти не решаются, либо каждодневно перерешаются. Финансовое положение студии — катастрофическое, сроки запуска и выпуска картин беспрерывно оттягиваются.

Без паники, трезво, надо сказать, что без оздоровления обстановки студию ожидает срыв плана 1941 г.

СТ. ОПЕРУПОЛНОМ[ОЧЕННЫЙ] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ [подпись]

(ИЛЬЯШЕНКО)

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, лл.93-101. Машинопись на бланке. Оригинал.

«Богдан Хмельницкий». Реж. Игорь Савченко. 1941

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» об оценке А.П.Довженко фильма И.А.Савченко «Богдан Хмельницкий»

г. Киев, 13 февраля 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР шестое отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 13 февраля 1941 года

начальник отделения ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

Из разговоров с ДОВЖЕНКО 10 февраля с.г. интересно привести следующий пример двурушнического его отношения к И.А.САВЧЕНКО и к его картине «Богдан Хмельницкий».

В этот же день ДОВЖЕНКО был на просмотре фильма т. ХРУЩЕВЫМ.

Слышал положительную оценку, данную фильму. Сам ДОВЖЕНКО на заседании художественного совета очень положительно оценил картину в двух выступлениях (в начале и в конце заседания).

После этого дома в присутствии СОЛНЦЕВОЙ и КАНТОРОВИЧА (прибыл сюда вместе со мной из Москвы на прием картины «Богдан Хмельницкий»), кажется в присутствии ВИНЯРСКОГО, ДОВЖЕНКО дал крайне прохладную, даже отрицательную характеристику фильма. ДОВЖЕНКО сказал:

«…Фильм „Богдан Хмельницкий“ — холодный фильм. Это не украинский фильм. В главной роли сняли холодного, просто плохого актера; каждый раз, когда на экране появляется МОРДВИНОВ (исполнитель роли Богдана Хмельницкого), я прямо закрываю глаза, до того он противно играет. Потом, ведь, МОРДВИНОВ не сам озвучивал украинский вариант. Был на Украине лучший во сто крат Богдан, чем МОРДВИНОВ; это — БУЧМА. Но САВЧЕНКО непременно хотел русского актера.

А как отвратно играет ЖАРОВ (исполняет в той же картине роль попа). Разве это украинский поп? Это же типично русский человек. Никто не поверит, что это украинец.

Нет, нет в картине подлинно украинского колорита. Нет Богдана. Нет Сичи Запорожской — не та Сеч; Сечь была гладкая, ровная, а здесь какие-то горы, крепость… Много в картине шума, криков. Это — чисто внешняя картина. Но политически она — нужна, ее будут поднимать».

СОЛНЦЕВА целиком поддерживала ДОВЖЕНКО в этих высказываниях

Верно: [подпись]

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, лл.43-44. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

 

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о состоянии дел на Киевской киностудии художественных фильмов

г. Киев, 13 февраля 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР шестое отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

Источник: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 13 февраля 1941 года

начальник отделения ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

Группа руководящих работников Киевской студии, в том числе ЦАП, ВИНЯРСКИЙ, КАНЕВСКИЙ, СИРОТА, отчасти БРОДСКИЙ, КОРОГОДСКИЙ, в своей критике работы директора студии ЮРКО (действительно, плохого работника) зашла далеко, подменяя критикой — работу, свою личную ответственность за порученные им участки работы. Все недостатки сваливаются на ЮРКО и на невозможность поладить с ДОВЖЕНКО. При этом эта группа склонна простить друг другу большие недочеты в работе, не критикуют друг друга. ЦАП спускает большие промахи ВИНЯРСКОМУ (как зав[едующему] производством) и СИРОТЕ (зав[едующему] сценарным отделом), который срывает обеспечение студии сценариями.

БРОДСКИЙ (зам[еститель] секретаря парторганизации) не привлекает по партийной линии никого из них. КАНЕВСКИЙ Б. в этих условиях ведет себя совершенно безответственно, разводит демагогию в том, что ему не дают постановки, а на деле увиливает от работы, боится самостоятельной постановки.

Это взаимопрощение, взаимное покрывание друг друга можно доказать десятками фактов. Это приводит к развалу производственной дисциплины, безответственности и т.д., что при слабом руководителе студии серьезно угрожает последней, ее будущему.

Поскольку это носит систематический характер, я имею основание говорить об элементах саботажа или бездеятельности, в особенности в отношении ЦАПА и ВИНЯРСКОГО (что касается СИРОТЫ, то он просто плохо работает).

Относительно ЦАПА мне уже приходилось упоминать (в частности со слов СИРОТЫ) о его политически подозрительном настроение (его отрицательное отношение к продвижению украинских кадров в государственном и партийном аппарате).

Во время данного моего приезда в Киев мне не удалось с самим ЦАПОМ говорить (для выяснения его настроений), но по всему его поведению, по проявлениям обиженности, замкнутости и т.д., видно, что ЦАП явно плохо настроен.

В своем поведении он оставляет в стороне тот факт, что он является зам[естителем] директора студии и отвечает за ее не меньше, чем ЮРКО.

12 февраля я был свидетелем того, как ЦАП своей бездеятельностью и дачей путаных указаний затормозил на несколько часов работу по фильму «Богдан Хмельницкий».

ЭЙДЕМАН (секретарь парторганизации студии) целиком находится под влиянием ЦАПА, КАНЕВСКОГО и других старых, засидевшихся на студии людей, явно загнивающих.

Пребывание этой группы на студии во главе парторганизации становится вредным.

Верно:

Резолюция зелеными чернилами не первой странице документа: «Постановка вопроса правильная. Бездельники сплетнями и склоками пытаются покрыть свою бездеятельность. А Юрко не видит этого, также, как не видит и секр[етарь] п[артийного] к[омитета]. 21/ІІ. [Подпись]».

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, лл.48-50. Машинопись на бланке. Копия.

«Буковина — земля украинская». 1940. Реж. Юлия Солнцева, Александр Довженко

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о заявлении в НКВД УССР относительно фильма «Буковина — земля украинская»

г. Киев, 13 февраля 1941 г.

[Источник]: «АЛЬБЕРТ»

[Принял]: 13 февраля [194]1 [г.]

нач[альник] 6-го отделения 2-го отдела УГБ ГЕРСОНСКИЙ

12.ІІ СОЛНЦЕВА рассказала Ю. ДОЛЬДУ и мне, что к ней на студии относятся плохо, третируют ее, травят и т.д. (обычные ее разговоры). Привела пример: «Кто-то из моей группы подал в Наркомвнудел заявление о том, что картина законсервирована, положена на полку и т.д. Заявление было подано в период, когда мы вернулись из экспедиции. Теперь этим делом занимаются, расследуют его».

Вечером вчера же СОЛНЦЕВА и ДОВЖЕНКО говорили на ту же тему в кабинете у Юрко в присутствии Юрко, КАНТОРОВИЧА, КОРОГОДСКОГО и др. СОЛНЦЕВА опять говорила о травле и т.д. ДОВЖЕНКО говорил о том, что возмутительное отношение студии к картине «Буковина» дошло до того, что кто-то подал заявление в НКВД о том, что фильм положен на полку.

«Этим теперь занимаются специальные органы», — сказал он.

Конкретных фамилий не называлось.

Верно: [подпись]

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, л.51. Машинопись. Заверенная копия.

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о морально-психологическом состоянии Л.З. Бодика — ассистента А.П. Довженко

г. Киев, 13 февраля 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР шестое отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 13 февраля 1941 года

нач[альник] 6-го отделения 2-го отдела УГБ ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

О Л.БОДИКЕ

Человек опустившийся. Раньше делал плохие картины, теперь остался на «вторых ролях» при СОЛНЦЕВОЙ и ДОВЖЕНКО. Испытывает большое унижение от ДОВЖЕНКО (тот его часто третирует совершенно бесчеловечно), но, тем не менее, держится возле ДОВЖЕНКО, явно подхалимничая.

О постановке, о перспективе своей совершенно не думает; если не ошибаюсь, СОЛНЦЕВА мне говорила, что БОДИК очень пьет. О постановке не думает.

Роль его возле ДОВЖЕНКО жалкая. Политнастроения — неизвестны.

Верно: [подпись]

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, л.52. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

 

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о кадровой политике А.П.Довженко на Киевской киностудии художественных фильмов

г. Киев, 13 февраля 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР шестое отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 13 февраля 1941 года

начальник отделения ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

Неоднократно в беседах со мной и другими работниками кино ДОВЖЕНКО делился мыслями о том, что несут для Киевской киностудии последние указания партии в области национальной политики. При этом ДОВЖЕНКО часто и охотно ссылался на свои беседы с руководством ЦК КП(б)У.

Приведу два примера:

1. Режиссер Киевской киностудии Н.Ф.САДКОВИЧ (член партии) был назначен на постановку фильма «Песнь о ДОВБУШЕ» (по представлению самого ДОВЖЕНКО).

Однако вскоре ДОВЖЕНКО передумал и решил передать эту постановку режиссеру КАВАЛЕРИДЗЕ. Мотивировал он это следующим образом:

«…Эта картина будет сниматься в Буковине, в Карпатах. Там русского языка не знают, там Киев — это Мекка. И вдруг приедет САДКОВИЧ, не знающий украинского языка, снимать фильм о гуцульском народном герое — ДОВБУШЕ. Это будет политически недопустимо. Я об этом говорим с секретарем ЦК КП(б)У И.Г.ЛЫСЕНКО и он абсолютно со мной согласился».

Об этом ДОВЖЕНКО говорил много раз. Один раз — со мной в Москве, в присутствии самого САДКОВИЧА.

2. На днях, во время моего последнего приезда в Киев, ДОВЖЕНКО рассказал (в присутствии А.Г.КАНТОРОВИЧА — работника Всесоюзного кинокомитета) о своем последнем разговоре с т. Н.С.ХРУЩЕВЫМ:

«…Мне Никита Сергеевич сказал, что все мои установки полностью верны. Студия должна ставить только украинские темы и работать должны украинские режиссеры. Я сказал Никите Сергеевичу, что меня обвинили в антисемитизме за то, что я не дал постановки нескольким режиссерам-евреям. Никита Сергеевич сказал мне: „Не слушайте никого, гоните их в шею, а если надо — ссылайтесь на меня“. Никита Сергеевич еще сказал, если сможете, завтра, когда я буду на студии, задайте мне вопрос на эту тему и я дам разъяснение всем режиссерам».

Надо сказать, что ДОВЖЕНКО, видимо, искажает установки, получаемые в ЦК партии. Доказательством может служить следующее: И.А.САВЧЕНКО (режиссер кинофильма «Богдан Хмельницкий») и А.Г.КАНТОРОВИЧ рассказали мне о том, что говорил тов. Н.С.ХРУЩЕВ на киностудии после просмотра фильма «Богдан Хмельницкий», а именно:

«Киевская киностудия, — сказал т. ХРУЩЕВ, — может ставить фильмы не только из жизни Украины, но и из жизни других народов СССР, но обязательно на украинском языке и с украинскими актерами. Так мы будем растить свои кадры. Вообще нам все равно, пусть и турок приезжает к нам на Украину работать, но обязательно, чтобы изучал и знал украинский народ и его потребности».

Это, приблизительно, одинаково сказали каждый порознь (САВЧЕНКО и КАНТОРОВИЧ). Отсюда вывод: ДОВЖЕНКО искажает при передаче получаемые директивы.

Верно: [подпись]

Примечание. Д[ело]-ф[ормуляр] Довженко. [Подпись]

Внизу первой страницы надпись красным карандашом: «Что-то другое! Видимо, здесь сведение личных счетов, т.к. Кавалеридзе ведь даже не украинец. [Подпись]».

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, лл.108-110. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

 

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о высказываниях А.П.Довженко по вопросам национальной политики

г. Киев, 13 февраля 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР 6-е отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 13 февраля 1941 года

нач[альник] отделения ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

Мне уже приходилось сообщать о том, что недавно в Москве Довженко у себя на квартире (кажется, в присутствии СОЛНЦЕВОЙ) сказал мне (приблизительно):

«Конечно, национальная политика теперь поворачивается правильно. Пришлось учесть урок бегства в Германию трехсот тысяч украинцев из Западной Украины. Пришлось менять политику».

Верно: [подпись]

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, л.111. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

Юлия Солнцева, Александр Довженко и Марина Ладынина. Фото: Российский государственный архив литературы и искусства

 

Письмо начальника 2-го отдела УГБ НКВД УССР Дроздецкого и начальника 6-го отделения 2-го отдела УГБ НКВД УССР Я.Герсонского заместителю начальника особого отдела ГУГБ НКВД СССР Петрову с информацией о Ю.И. Солнцевой и А.П. Довженко

г. Киев, 19 февраля 1941 г.

На №8354 от 10.ІІ-1941 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ЗАМ[ЕСТИТЕЛЮ] НАЧ[АЛЬНИКА] ОО ГУГБ НКВД СССР

капитану госбезопасности

тов. ПЕТРОВУ

В дополнение к нашему №60299 сообщаем, что СОЛНЦЕВА Юлия Ипполитовна, 1901 года рождения, уроженка г. Москвы, дочь потомственного почетного гражданина Георгия Ипполитовича СОЛНЦЕВА19. В своих анкетных данных указывает, что никаких данных о прошлой деятельности отца дать не может, так как с четырех лет жила при матери, которая с отцом развелась.

Мать СОЛНЦЕВОЙ — КИРОВА Надежда Павловна, 1874 года рождения, в прошлом также потомственная почетная гражданка; проживает в настоящее время в Москве по улице Герцена №47, кв.24.

С матерью СОЛНЦЕВА поддерживает близкую связь. Бывая в Москве, СОЛНЦЕВА большей частью останавливается у матери, а иногда в гостинице.

Мать часто звонит по телефону в Киев и, как видно из разговоров, очень интересуется всеми подробностями жизни СОЛНЦЕВОЙ.

Сама СОЛНЦЕВА до замужества жила постоянно в Москве, училась вначале в 3-й Московской женской гимназии (с 1912 по 1919 г.), а затем (с 1920 по 1923 г.) — [в] Московском институте музыкальной драмы. С 1923 г. по настоящее время работает в области кинематографии: вначале актрисой, а впоследствии режиссером.

СОЛНЦЕВА владеет хорошо французским языком, по-немецки и английски читает.

В 1930 году совместно со своим мужем, кинорежиссером ДОВЖЕНКО А.П., находилась в творческой командировке за границей, посетив Англию, Францию, Германию и Чехословакию.

СОЛНЦЕВА характеризуется агентурой как волевая, умная и мстительная женщина.

По натуре — интригантка, пользуется большим успехом среди мужчин.

В творческом отношении СОЛНЦЕВА посредственна, но делает карьеру как кинорежиссер благодаря поддержке мужа ДОВЖЕНКО, который всецело находится под ее влиянием.

ДОВЖЕНКО Александр Петрович нами активно разрабатывается как украинский националист.

В прошлом — петлюровец, благодаря связям избегнув наказания, сумел устроиться в 1921-22 гг. на ответственную работу в полпредстве УССР, сначала в Польше, а затем в Германии. Оставив в дальнейшем работу в полпредстве, поступил на учебу в немецкую художественную школу, по окончании которой вернулся на Украину. Впоследствии два раза был в заграничных командировках20, где тесно связывался с заграничными кинофирмами. Как видно из имеющихся документов, у ДОВЖЕНКО были переговоры с иностранными предпринимателями о работе у них.

В настоящее время СОЛНЦЕВА совместно с ДОВЖЕНКО находится на отдыхе в г. Кисловодске.

Более подробные данные о связях СОЛНЦЕВОЙ по Москве, очевидно, имеются во 2-м отделе ГУГБ НКВД СССР, в частности, ее хорошо знает агент 2-го отдела «АЛЬБЕРТ».

Прилагаем меморандум и просимый фотоснимок СОЛНЦЕВОЙ.

НАЧАЛЬНИК 2-го ОТДЕЛА УГБ НКВД УССР

КАПИТАН ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

/ДРОЗДЕЦКИЙ/

НАЧ[АЛЬНИК] 6-го ОТДЕЛЕНИЯ 2-го ОТДЕЛА

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

/ГЕРСОНСКИЙ/

19 февраля 1941 года

№162929

(Исп. Герсонский)

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.І, лл.24-25. Машинопись. Копия.

Опубл. частично: Череватенко Л. Довженко визволений // КІNO-КОЛО. – 2005. – Весна (25). – С.133.

Меморандум 2-го отдела УГБ НКВД УССР на Ю.И.Солнцеву

г. Киев, не позднее 19 февраля 1941 г21.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

МЕМОРАНДУМ

по материалам на СОЛНЦЕВУ Юлию Ипполитовну —

режиссера Киевской киностудии

№ 1

Источник и дата: «АЛЬБЕРТ». 28.VІІІ-1939 г. (агент 2-го отдела ГУГБ).

Сущность компрометирующих материалов:

Источник сообщает, что СОЛНЦЕВА рассказала ему о своей встрече с полпредом СССР в США УМАНСКИМ, который, по ее словам, является большим ее приятелем с давних пор. При этом она упоминала свою подругу Лидию (или Лялю) Михайловну МИРЦЕВУ, которая также знакома с УМАНСКИМ.

МИРЦЕВА работает в Исполкоме Коминтерна, живет в Москве.

СОЛНЦЕВА также рассказывала источнику, что «Ляля» была замужем за каким-то иностранцем, с которым впоследствии развелась.

От УМАНСКОГО СОЛНЦЕВА узнала очень много интересного.

№2

Источник и дата: «АЛЬБЕРТ». 21.VІІІ-1939 г.

Сущность компрометирующих материалов:

Источник сообщает о беседе [с] СОЛНЦЕВОЙ, которому она рассказала о своем увлечении одним партийным работником, имеющим много заграничных вещей.

№3

Источник и дата: «АЛЬБЕРТ». 25.І-1939 г.

Сущность компрометирующих материалов:

Сообщает, что СОЛНЦЕВА якобы дочь видного меньшевика или эсера.

В 1935 году у СОЛНЦЕВОЙ был какой-то близкий знакомый, крупный инженер в Москве.

Писательница Э.ШУБ передавала «АЛЬБЕРТУ», что СОЛНЦЕВА увлекается крупным инженером, который имеет свой особняк и машину. Этот инженер иногда надолго скрывается, потом снова появляется.

Источник характеризует СОЛНЦЕВУ как подозрительную с политической стороны.

В период постановки последних двух картин («Аэроград» и «Щорс») ДОВЖЕНКО — муж СОЛНЦЕВОЙ — и СОЛНЦЕВА имели непосредственную связь со многими крупными военными работниками. Впоследствии СОЛНЦЕВА неоднократно говорила, что она слыхала много интересного от этих военных.

СОЛНЦЕВА проявляет большое любопытство к слухам, ко всяким тайнам и сведениям, не подлежащим оглашению.

№4

Источник и дата: «АЛЬБЕРТ». 4.ХІ-1940 г.

Сущность компрометирующих материалов:

Источник посетил квартиру ДОВЖЕНКО в Киеве, где виделся с СОЛНЦЕВОЙ.

СОЛНЦЕВА рассказала «Альберту» историю своей встречи с генерал-лейтенантом ГГ.СОКОЛОВЫМ, который, по словам СОЛНЦЕВОЙ, влюбился в нее во время пребывания в Черновицах.

Знакомство произошло при получении разрешения на съемки в пограничной полосе.

Затем у СОЛНЦЕВОЙ был телефонный разговор с СОКОЛОВЫМ в Москве и, наконец, встреча в Киеве в вагоне поезда, когда СОКОЛОВ проезжал из Москвы через Киев в Черновицы.

В этой же беседе СОЛНЦЕВА говорила источнику, что СОКОЛОВ сильно увлечен ею.

Как установлено опертехникой, во время нахождения в Киеве полковник Леонтьев по поручению генерала СОКОЛОВА звонил со станцию на квартиру СОЛНЦЕВОЙ и просил ее прибыть в вагон.

ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ 2-го ОТДЕЛА УГБ НКВД УССР

СЕРЖАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

/СМОЛКИН/

«  » февраля 1941 г.

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.І, лл.26-27. Машинопись. Копия.

Александр Довженко

 

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о настроениях и высказываниях А.П.Довженко

г. Киев, 22 июня 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІІІ Управление НКГБ УССР

ІІ отдел____________отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 22 июня 1941 г.

НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

В день приезда в Киев, т.е. в субботу 20 июня, источник был у ДОВЖЕНКО А.П. дома; беседовали несколько часов на темы мирного времени, которые теперь отступают на задний план.

Единственное, что необходимо отметить: ДОВЖЕНКО с большой уверенностью говорил о том, что война с ГИТЛЕРОМ у нас будет в этом же году. Он знал о выезде генералитета КОВО из Киева ночью (в ночь с пятницы на субботу), кроме КИРПОНОСА.

Вчера, в воскресенье, источник почти весь день был с ним (с ДОВЖЕНКО) на студии.

При внешней правильности его поведения, источнику бросились в глаза резко отрицательные, пораженческие и др[угие] антисоветский нотки, а именно:

а) Весь день, в беседах с источником, с директором студии ЛИНИЙЧУКОМ Я.У., с оператором ЕКЕЛЬЧИКОМ Ю. и др. ДОВЖЕНКО подчеркивал страшные испытания, которые предстоят нашей стране: «ГИТЛЕР, — говорил он, — блестяще натренировал свои войска, это мастера смерти. На фронте сейчас плохо».

В выступлениях на совещании начальников цехов и творческих работников (особенно на первом) ДОВЖЕНКО в отвлеченной форме подчеркивал, что нам предстоят тяжелые испытания. Говорил он без пафоса, без подъема, утомленно, что не могло произвести хорошего впечатления. Оставалось чувство угнетенности. Ни разу он не упомянул имени [т. Сталина]; между тем, известно, что выступления ДОВЖЕНКО обычно, в частности на Западной Украине, когда он того хочет, носят зажигательный характер.

Упадочный тонус ДОВЖЕНКО бросался всем в глаза. ЛИНИЙЧУК Я.У. сказал источнику: «ДОВЖЕНКО что-то приуныл, надо его поддержать; он очень эмоционально все воспринимает».

б) ДОВЖЕНКО написал статью по просьбе газеты «Советская Украина» (из редакции к нему приехал сотрудник РОЗОВСКИЙ, который, кстати сказать, много болтал о разрушениях в Луцке, Львове, о том, что позиция Англии неясна и т.д.). Статья его, в общем и целом, как будто и правильная, но в ней нет ни одного разу упоминания ни о товарище Сталине, ни о дружбе народов СССР, а призыв «К оружию», обращенный к «бульбенкам, боженкам» и т.д., носит какой-то странный характер: взятый в отрыве от лозунгов Советского правительства, он неточен, отвлечен.

в) На телефонное предложение председателя Комитета п[о] д[елам] кино БОЛЬШАКОВА о том, чтобы ДОВЖЕНКО вместо «Тараса БУЛЬБЫ» взялся делать оборонный фильм, ДОВЖЕНКО 21/VІ ответил отказом, сказав: «„Тарас БУЛЬБА“ — тоже оборонный фильм». Потом он сказал источнику и ЛИНИЙЧУКУ: «Сукин сын, БОЛЬШАКОВ, неужели он не понимает, что „Тарас БУЛЬБА“ — оборонный фильм» (ЛИНИЙЧУК и источник опустили глаза).

г) На совещании творческих работников 21/VІ ДОВЖЕНКО выступил против того, чтобы вынести из здания студии пленку, находящуюся на территории монтажного цеха. Это он объяснил тем, что, мол, будет невозможно работать. Когда ЛУКОВ Л.Д. подошел к источнику и в странном волнении сказал: «Что он говорит? Ты слышишь?». Потом ЛУКОВ подошел к ДОВЖЕНКО (по совету источника) и уже мягче сказал: «А[лександр] П[етрович], нельзя в одном месте держать и негатив, и позитив; его уничтожат». Лишь тогда ДОВЖЕНКО согласился вынести пленку из монтажной.

д) В дописанных ДОВЖЕНКО (лично) сценах для заканчиваемой комедии «Годы молодые» ДОВЖЕНКО включил слова, где приезжающая с ВСХВ колхозница КИЛИНА ИВАНОВНА ругает украинский павильон на выставке, говорит, что он — без окон, темный, мрачный, а вот грузинский, армянский и др[угие] павильоны — хорошие павильоны.

е) На митинге работников студии по поводу объявления войны ДОВЖЕНКО не присутствовал, приехал к самому концу, объяснив поломками машины, разговором по телефону с СОЛНЦЕВОЙ и т.д.

ж) Сейчас, когда все режиссеры готовят короткометражки-агитки, ДОВЖЕНКО этого не делает. Больше того, он отвлекает их внимание от агиток, говоря: «Не надо делать стреляющие картины! Вот сатирические картины нужны, сатира — самое сильное оружие». Между тем, известно, что как раз в области сатирических фильмов кино совершенно не имеет опыта и не это теперь надо делать.

з) Необходимо отметить, что в субботу ДОВЖЕНКО, говоря с источником об угрозе войны, сказал: «Два-три года тому назад под Киевом начали строить тоннель под Днепром на случай, если выйдут из строя мосты. Теперь мне рассказывал зам[еститель] предсовнаркома РЕДЬКО, что этот тоннель был законсервирован, а сейчас его строят снова быстрыми темпами, причем один — с выходом  на 17-й км в дарницкие леса, а второй — в районе «Наталки». РЕДЬКО говорил, что возле Киева проходит четвертый (или третий) пояс обороны. Я просил РЕДЬКО стройматериалов для студии, а он сказал: „Ал[ександр] Петр[ович], Вы не знаете, что делается, все материалы — цемент, камни — все-все забирают на оборону“».

О взаимоотношениях с Комитетом, с М.И.РОММОМ не пишу; это отдельная тема «мирного» времени.

Верно:

Примечание. Пенкину

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, лл.239-241. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

Опубл.: Безручко О. Справа-формуляр «Запорожець»: нові документи про режисера Олександра Довженка // З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. – 2009. – №2. – С.350-352.

 

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о настроениях и высказываниях А.П.Довженко

г. Киев, 23 июня 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІІІ Управление НКГБ УССР

ІІ отдел _____________ отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 23 июня 1941 г.

начальник отдела тов. ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

Сегодня, 23 июня, источник был свидетелем трех антисоветских поступков А.П.ДОВЖЕНКО.

1. В присутствии ЛИНИЙЧУКА Я.У. (директор киностудии), ЛУКОВА Л.Д. (режиссер) и источника в ответ на слова о том, что директор группы БАБАНОВ С.Л. пошел добровольцем в Красную армию и просит принять его жену на студию, ДОВЖЕНКО зло и взволнованно сказал, почти крикнул: «Я не признаю добровольцев. Советская власть имеет достаточно силы, чтобы призвать всех, кто ей нужен».

На тактичную реплику ЛУКОВА о том, что судя по радиопередачам, добровольчество очень поощряется, ДОВЖЕНКО промолчал, потом сказал: «Вот БАБАНОВ уходит, а свою жену устраивает. Вы знаете, кто такой БАБАНОВ? Интендант. А интендант — это не человек, идущий кровь проливать».

На всех присутствующих это произвело угнетающее впечатление.

2. В присутствии того же ЛИНИЙЧУКА Я.У., зам[естителя] директора студии КОВАЛЕНКО М.М., начальника 1-го отдела Киевской студии (женщина, заменяет ХАЗАНОВА), источника и др. ДОВЖЕНКО потребовал себе на просмотр секретные материалы: списки взятых на спецучет, списки военнообязанных и др. Затем он потребовал, чтобы все режиссеры, операторы, ассистенты режиссера, ассистенты оператора, редакторы сценарного отдела были оставлены на студии на все время войны. В это число попадают его друзья и подхалимы: ВИНЯРСКИЙ М., БОДИК, ДОЛЬД Ю.П. и др. Поводом для этого требования ДОВЖЕНКО послужило то, что возник вопрос о забронировании за студией режиссера САВЧЕНКО И.А.

3. ДОВЖЕНКО сказал источнику наедине, что «дела очень плохи: немцы вторглись стальной колонной вглубь нашей территории и прошли уже Ровно». Источник заметил ДОВЖЕНКО, что этого говорить не следует, даже если это правда.

Несмотря на это, спустя часа два ДОВЖЕНКО, едучи в автомашине вместе с НАГОРНЫМ (московский журналист-сценарист, сегодня приехал), МАРЬЯМОВЫМ Г.Б. (также сценарист, москвич, сегодня приехал), своим шофером СМИРНОВЫМ П.С., заявил, что «положение тяжелое: немцы вогнали стальное колено в наши войска и вклинились больше чем на 80 км вглубь нашей территории».

Кроме того, ДОВЖЕНКО сегодня с особым удовлетворением отметил, что СОЛНЦЕВА Ю.И. достала билет в Киев из Москвы, прикрываясь его именем. ДОВЖЕНКО сказал с злой радостью: «НАГОРНЫЙ говорит, что СОЛНЦЕВА только тогда получила билет, когда сказала, что она жена ДОВЖЕНКО. Значит, знают ДОВЖЕНКО».

Тон и характер всех трех высказываний, кроме сути дела, явно антисоветские.

Верно:

Примечание. Пенкину. В Москву. [Подпись].

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, лл.198-200. Машинопись на бланке. Копия.

Мемориал Александра Довженко в Соснице. Фото: Сосницкий литературно-мемориальный музей Александра Довженко

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о высказываниях А.П.Довженко относительно военных действий, съемок оборонных короткометражных фильмов

г. Киев, 25 июня 1941 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

ІІІ Управление НКГБ УССР

ІІ отдел _____________ отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 25 июня 1941 г.

начальник отдела ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

В течение 24 июня ДОВЖЕНКО А.П., после встречи с СОЛНЦЕВОЙ, сильнее замаскировался, стал чаще говорить о бесспорном разгроме Гитлера и т.д.

Однако антисоветских действий и высказываний он отнюдь не прекратил.

Приводятся три факта:

1) В присутствии ДМИТЕРКО Л.Д. (укр[аинский] писатель с Зап[адной] Украины) и источника ДОВЖЕНКО сказал: «Гитлер обратился к немцам с новой речью, в которой говорил, что подлый ЧЕРЧИЛЛЬ и сошедший с ума Сталин начали против германского народа новую войну, и что если ему, Гитлеру, не удастся победить, то он ввергнет весь мир в пропасть. Это, действительно, страшно».

2) В присутствии очень многих дважды ДОВЖЕНКО рассказал следующее: «Немцы сбрасывают на парашютах диверсантов, преимущественно украинцев. Такие случаи были и возле Дарницы, Одессы, Волочиска и др. Ловить их очень трудно. Один человек в милицейской форме босиком бежал в первый день войны из Киева и всем встречавшимся говорил, что Киев уже разрушен. Я хочу написать сценарий (короткометражку), в которой показать парашютиста-петлюровца, который спускается возле родного села в момент, когда его мать отправляет его братьев в Красную армию. Он пытается агитировать, но его убивают. Кроме того, я хочу, чтобы на студии был поставлен сатирический фильм, в котором вывести Гитлера в шаржированном виде».

ДОВЖЕНКО сказали, что Гитлера показывать в наших картинах нельзя. Тем не менее, он об этом говорил несколько раз. Директор студии Я.У.ЛИНИЙЧУК рассказал мне, что ДОВЖЕНКО утром предлагал ту же тему секретарю ЦК [КП(б)У] ЛЫСЕНКО, что он, ЛИНИЙЧУК, высказался против. ЛЫСЕНКО согласился с ним, но ДОВЖЕНКО обиделся и сказал, что показать сатирически Гитлера — надо.

ЛИНИЙЧУК сказал мне, что это предложение ДОВЖЕНКО его очень поразило.

3) В присутствии МАРКУСА [И.] (кор[респонден]т [газеты] «Кино»), ЛУКОВА Л. (режиссер), КОВАЛЕНКО М. (зам[еститель] директора студии), ДМИТЕРКО Л. (писатель) и источника разыгрался следующий возмутительный инцидент. Режиссер САВЧЕНКО поставил перед ДОВЖЕНКО вопрос о том, чтобы оборонные короткометражки выпускать сперва на русском языке, так как в Красной армии нет специальной украинской армии, и вся агитация ведется по-русски. САВЧЕНКО сказал, что ДОВЖЕНКО должен поставить этот вопрос перед ЦК КП(б)У, перед И.Г.ЛЫСЕНКО. М.КОВАЛЕНКО поддержал САВЧЕНКО, кое-кто еще поддержал. Но ДОВЖЕНКО с яростью и злостью начал кричать, что ему лично секретарь ЦК КП(б)У т. Н.С.ХРУЩЕВ запретил делать фильмы по-русски, и он не будет менять установки. САВЧЕНКО пытался объяснить, что речь идет о военном времени и о фильмах для Красной армии. Но ДОВЖЕНКО категорически возразил: «Я не буду по первому же поводу менять установку».

Потом, в присутствии ДМИТЕРКО, ДОВЖЕНКО сказал источнику: «То, что КОВАЛЕНКО поддержал это предложение САВЧЕНКО, показывает, что он дурак и неприятный человек».

Верно:

Примечание. Пенкину. В Москву.

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, лл.201-202. Машинопись на бланке. Копия.

Примечания:

1 Справка вписана от руки фиолетовыми чернилами.Назад к тексту.

2 Шпиковский Николай Григорьевич (1897-1977) — советский кинорежиссер, сценарист, журналист. Назад к тексту.

3 Шпиковская (Шпиковская-Феллер) Дора Борисовна — актриса кино, жена Н.Г. Шпиковского.Назад к тексту.

4 Строева Вера Павловна (1903-1991) — советский режиссер, сценарист. Назад к тексту.

5 Полонский Константин Андреевич (1906-1985) — организатор кинопроизводства; начальник Главного управления по производству художественных фильмов Комитета по делам кинематографии при СНК СССР.Назад к тексту.

6 Земгано (Юцевич) Игорь Федорович (1903-1967) — украинский театральный и кинорежиссер.Назад к тексту.

7 Ференц Теодозий Михайлович (1913-?) — выпускник Киевского ГИКа, ассистент режиссера Киевской киностудии. Жертва сталинских репрессий.Назад к тексту.

8 Сасим Николай Станиславович (1910-1938) — выпускник Киевского ГИКа, ассистент режиссера на Киевской киностудии. Жертва сталинских репрессий.Назад к тексту.

9 Н.С. Сасим был арестован 31 января 1937 г., Т.М.Ференц — 17 марта 1937 г.; оба по вымышленным обвинениям — как активные участники контрреволюционной троцкистской группы в Киевском киноинституте (ЦГАОО Украины, ф.263, оп.1, ед. хр.58835, т.1, лл.32, 40). Решением Особого совещания при НКВД СССР от 13.06.1937 оба лишены свободы сроком на пять лет в ИТЛ (там же, т.2, лл.151, 153). После вынесения Н.С. Сасиму второго приговора его расстреляли 14 августа 1938 г. (там же, т.3, л.14).Назад к тексту.

10 Лысенко Иосиф Григорьевич (?-1941) — украинский советский партийный деятель.Назад к тексту.

11 Вписано от руки синими чернилами, подчеркивание машинопись.Назад к тексту.

12 Так в тексте. Возможно, речь идет о И.И. Игнатовиче.Назад к тексту.

13  Бодик Лазарь Зусьевич (Александрович) (1903-1976) — украинский кинорежиссер.> Назад к тексту.

14 Здесь и далее в документе вертикальные и горизотальные подчеркивания сделаны синим карандашом.Назад к тексту.

15 Шейнин Лев Романович (1906-1967) — советский юрист, писатель, драматург, киносценарист..Назад к тексту.

16Официально в художественно-документальном фильме «Буковина — земля украинская» («Советская Буковина») А. Довженко был художественным руководителем, Ю. Солнцева осуществила разработку плана фильма и его монтаж. Назад к тексту.

17 Карасев Сергей — выпускник Киевского ГИКа, с конца 1930-х гг. — председатель треста «Украинфильм», начальник Управления кинофикации УССР.Назад к тексту.

18 Шмарук Исаак Петрович (1910-1986) — украинский советский кинорежиссер.Назад к тексту.

19 Так в тексте. По логике, должно было бы быть: «Ипполита Георгиевича Солнцева».Назад к тексту.

20Впервые — в 1929 г. в Германии по приглашению фирмы «Прометеус» для перемонтажа своих фильмов «Звенигора» и «Арсенал» (подробнее об этом см.: Куценко М.В. Сторінки життя і творчості О.П. Довженка. – К.: Дніпро, 1975. – С.65-66; Росляк Р. Деякі аспекти експортної політики Всеукраїнського фотокіноуправління // Науковий вісник Київського національного університету театру, кіно і телебачення імені І.К.Карпенка-Карого. – К., 2011. – Вип.10. – С.145-153), второй раз — в следующем году в Англии, Франции, Германии, Чехословакии. Назад к тексту.

21 Датируется по письму начальника 2-го отдела УГБ НКВД УССР Дроздецкого и начальника 6-го отделения 2-го отдела УГБ НКВД УССР Я. Герсонского заместителю начальника особого отдела ГУГБ НКВД СССР Петрову с информацией о Ю.И. Солнцевой. Назад к тексту.

BEAT
Косаковский
Manhattan
Proskurina
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»