В защиту МШНК


Существует и сегодня часто перебирается множество поименованных признаков фашизма, и один из них — истребление многообразия, отсечение спорного, слабого, странного. Падающего или предположительно падающего надо толкнуть, или замолчать, или не заметить.

К лету 2014 года, то есть к моменту появления первых работ студентов Московской школы нового кино, вокруг нее в профессиональном сообществе сложился негласный консенсус: у Дмитрия Мамулии нет своего метода; он не знает, куда движется; это секта; у них ничего не получится.

Правда заключается в том, что есть люди, которые идут к намеченной цели, а есть люди, которые путешествуют, — им очень трудно понять друг друга
и почти невозможно работать вместе. Но те, кто движется к результату, часто никуда не доходят, а те, кто пребывал в процессе, иногда добиваются результата (и уже потом, по итогам, приговоренный к рационализации человеческий мозг начинает ретроспективно додумывать «метод»).

В Московскую школу нового кино приходят люди, которые не боятся процесса, неизвестности, поиска, сомнения и не нашли другого места,
в которое им пойти. Кто-то из них останется в кино, кто-то — нет (как в любой из школ), но само существование этой лаборатории без целеполагания — факт сопротивления однообразию, диктату метода и давлению несуществующего «результата».


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: