Медийные лица


Актер Сергей Безруков в роли Владимира Высоцкого

Актеры, наличие которых в главных
ролях опрометчиво считается залогом кассового успеха
фильма; лица, чаще всего появляющиеся в кино, сделанном по заказу к важнейшим государственным праздникам
и годовщинам: Новый год, Рождество, День Победы, Международный женский день; хедлайнеры ведущих жанров отечественного кино, как то: Доброе кино, Патриотическое кино, Великое кино о великой войне, Новое старое кино. Статус
м. л. либо приобретается актером в процессе стремительного творческого становления, которое объясняется хроническим страхом риска у российских продюсеров, либо
имеется ab ovo. Самый короткий путь на киноэкран — использование успеха в других медийных пространствах: на
телевидении (Ксения Собчак в «Ржевский против Наполеона»), в поп-музыке (Филипп Киркоров в «Любви в большом
городе»), в политике (камео экс-президента Дмитрия Медведева в «Елках»). Чес по следам успеха в параллельных областях шоу-бизнеса — распространенная продюсерская
стратегия, опирающаяся на такую устойчивую особенность
человеческой психологии, как нежелание перемен. Система
м. л. российского кино представляет собой редукцию голливудской системы звезд, но в отличие от последней является, скорее, формой общественного договора, распространяющегося на все престижные виды деятельности:
успех в кино гарантирует благополучие в смежных профессиях, например в политике (некоторые звезды российского кино являются членами партии). М. л. можно разделить
на четыре группы, в старой системе соответствовавшие
актерским амплуа: 1) шутники, мигрировавшие с телеканалов, КВН-шоу и капустников (Михаил Галустян и парни
из Comedy Club в «Самом лучшем фильме» и «Яйцах судьбы»), — они же клоуны, эксцентрики; 2) первые красавицы
а) с «белым» происхождением,  б) с трагическим прошлым
в советских или фашистских застенках, в) с сексапилом узкого диапазона, мотивированным бедностью сценарного языка, г) с биографией из сиквелов советских хитов (Елизавета
Боярская в «Иронии судьбы. Продолжение», Светлана
Ходченкова в «Служебном романе. Наше время») — они
же героини; 3) персонажи условной «Бригады», отвечающие
за маскулинность на российских экранах (Дмитрий Дюжев
в «Беременном», Владимир Вдовиченков в роли главы государства в «Августе. Восьмого»), — они же герои, первые
любовники; 4) звезды советского кино, приглашенные в сиквелы в рамках спецпроекта «до и после» (Лия Ахеджакова
в «Любовь-морковь 3»), — они же наперсники, харáктерные
старики. Показателем признания м. л. является его участие
в западных блокбастерах в роли плохого или странного русского, не доживающего до финала (Константин Хабенский
в «Особо опасен» Т. Бекмамбетова, С. Ходченкова в «Шпион,
выйди вон!» Т. Альфредсона). По мнению русских продюсеров, успех фильма прямо пропорционален количеству м. л.
на квадратный метр кадра. С этим связан эффект, известный
как «усталость материала»: спортивная драма «Матч», раскручивавшаяся за счет дуэта «Безруков — Боярская», не собрала в прокате и половины бюджета. Система м. л. исключает творчество и изобретательность продюсера: в старом
Голливуде лицо было капиталом, а созданная продюсером
звезда — ответом на зрительские ожидания. В отечественном мейнстриме предложение опережает спрос, формируя у зрителя тяжелый комплекс привыкания: посещение
кинотеатра становится равнозначно лежанию дома у телевизора. Но несмотря на все усилия индустрии, в современном отечественном кино по-прежнему нет актеров-звезд,
которые могут собрать кассу.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: