Фантомас


Он исчез внезапно, как внезапно и появился. Самый элегантный «Ситроен» мира выдвинул из технологических недр странные крылышки, и сооружение покинуло поверхность автобана, прочертив на белых широкоэкранных простынях прононсирующее Fin. Что, впрочем, концом не было. Остался след. Следы были повсюду. Наутро изрядный кусок земной поверхности оказался исписан, исчерчен, изрисован.

Нечаянно нас коснулось искусство, букв, passion de L’ Art. Граффити. Андеграунд, который с тех пор с нами. Коллекция в духе Найджела Риза. Хотя, неясно, что больше собирал Риз — изыски графики или блеск остроумия. Если первое — он был бы доволен. Последнее — увы!

Прессинг ложных литературных авторитетов и наша коллективная закомплексованность не позволили ему прочесть, к примеру, что «на стенах пишут все, кроме меня»*, или о том, что «у меня нет предубеждений — я ненавижу всех»**. Увы, но повсюду, на панелях зассанных подъездов, в обугленных лифтах, прокисших школьных коридорах, а главное — на стенах сортиров и («когда я вырасту, я буду писать на потолке»***) мы упрямо, словно речевку, словно параграф из физики твердили одно на всех и для всех:

«Мне нужен труп,
Я выбрал Вас,
До скорой и т.д.
Подпись.»

Пусть так. Мы благодарны ему и за это.


* 79 г. н. э., Помпеи.
** На стене в Сербитоне.
*** На двери туалета, Лондон.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: