Что вы думаете о Борисе Акунине?


Массовая художественная культура всегда отражает политические и социальные тенденции общества, в котором она существует. Об этом писали уже представители русской формальной школы — Эйхенбаум, Шкловский, Тынянов. Вслед за ними эту мысль развил Лотман.

Огромная популярность текстов Акунина объясняется, на мой взгляд, тем, что они отражают тенденцию в современной российской культуре, которую можно обозначить как пассеизм, то есть заинтересованный взгляд в прошлое, определенный культурный уход в прошлое. Именно это мы уже несколько лет наблюдаем в России пост-ельциновской эпохи. И гимн восстановили советский, и Сталин вроде как-то уже «ничего», и вообще «нельзя отрицать свою историю» …

Мне, как ортодоксальному ельциновцу (который мне дал свободу печати и издал «Указ о развитии психоанализа в России»), все это в высшей степени чуждо.

Я прочитал всего один роман Акунина — первый, «Азазель». Мне показалось, что его стиль, который многим очень нравится, чрезвычайно наивен, груб и вопиюще неточен. Этакий примитивный лубок под XIX век. Фигура Фандорина мне тоже не показалась удачной. По моему мнению, Настя Каменская Александры Марининой — персонаж гораздо более жизненный и перспективный. Я прошел через увлечение Марининой, как почти каждый российский филолог. При всей откровенной пошлости и вульгарной совковости ее стиля она сумела создать, как мне, во всяком случае, кажется, некий вполне цельный и теплый художественный мир, в котором хочется жить и который дышит настоящим. То же самое я могу сказать про сериал «Каменская», который — в отличие от акунинских экранизаций — мне нравится своей актуальностью и бытовой достоверностью, помимо добротной игры прекрасных российских актеров.

В общем, с Акуниным мы смотрим в противоположные стороны: он — в прошлое, в XIX век, а я все-таки рискую — в двадцать первый.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: