Что вы думаете о Борисе Акунине?


Акунин — то, что у Музиля в романе «Человек без свойств» называется государственный литератор. Он идеально точно попадает в это определение. На вопрос: «А кто у вас в России писатель сегодня?» должен следовать ответ: «Борис Акунин». Как и на вопрос: «А кто у вас режиссер?» — ответ: «Никита Михалков».

Акунин воплощает сразу несколько государственных установок путинской России. Первая и самая главная — стать конкурентоспособной страной. Акунин вполне конкурентоспособен. Он успешный менеджер: самостоятельно выбирает литературных агентов и, говорят, довольно жестко и прагматично относится к подписанию контрактов на передачу прав. Воплощает он и еще одну путинскую идею — сделать некий апгрейд России, которую мы потеряли. Для своих экзерсисов Акунин, как и Михалков, выбрали довольно интересный период русской истории — примерно с середины 80-х до конца 90-х годов позапрошлого века. В их эстетико-идеологической модели это есть то прошлое, которое должно стать нашим будущим. И главное, что в этом прошлом есть образ некой условно нормальной жизни, которая в то время как будто существовала.

Стиль Акунина — что называется, стиль Александра III (тяжелая мебель, псевдорусский стиль в архитектуре). При всем при том, он придумал пусть и фанерного, но Героя. Фандорина. Есть такое понятие в московском современном дизайне — «чеченский дизайн». Комбинация «Людовика XIV» и гипсокартона. Фандорин выстроен Акуниным в этом новомодном стиле. Офицер ФСБ, менеджер компании «Газпром» или агент по продажам компании «Боско ди Чильеджи» — главный социальный тип, на которого делает ставку путинский режим. Его прообразом, его небесным дедушкой, является Фандорин. Конечно, никакого госзаказа на такого героя не было. Но то, что Акунин его схватил — главная причина его успеха и популярности. Ну и, конечно, общая располагающая атмосфера евроремонтного Достоевского. Никакой «достоевщины», все подчищено и высветлено. Но какие-то бытовые, случайные элементы психологических образов нет-нет да и напомнят «продвинутому» читателю русскую классику 70–80-х годов позапрошлого века. Мелочь, а приятно.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: