Рецензии

Озорно и лаяй


? Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть?. Реж. Джон Мур, 2013

Нью-йоркский полицейский Джон Маклейн, несмотря на былые подвиги, все ж таки остается обычным гражданином с простыми потребностями, вроде нас с вами. Очередной отпуск он проводит в компании близкого человека и за любимым делом: расстреливает мишени в подвале под доброжелательным взглядом Обамы с портрета на стене. Тут-то ему под недрогнувшую руку с пистолетом и сообщают, что с сыном приключилась беда. «Где он? В больнице? В морге?» — «Хуже. В России». Выясняется, что его сын Джек проходит по одному делу с опальным олигархом Комаровым, который что-то не поделил с политиком Чагариным — и бедному мальчику в лучшем случае светит пожизненное. Экранная минута-другая, и вот уже Маклейн растревоженной медведицей, заслышавшей хныканье детеныша, устремляется в Москву, в Москву.

? Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть?. Реж. Джон Мур, 2013

Назвать пятый «Орешек» хорошим фильмом, чтобы на нем умереть, было бы соблазнительно, конечно, но не вполне верно. Во-первых, ощутить, как, по академику Павлову, холодеют ноги, с большей гарантией можно «Сексе в большом городе-2». А, во-вторых, если иметь ценную оптимистическую привычку во всем подряд находить хоть что-нибудь хорошее, то и в новой картине некрепкого середнячка Джона Мура («В тылу врага», «Полет феникса»), оно сыщется, никуда не денется.

? Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть?. Реж. Джон Мур, 2013

Есть, например, голливудская дебютантка Юлия Снегирь, умнице-героине которой доводится не только не раз и не два останавливать на скаку старого коня Маклейна, но и врываться в горящую избу — причем на вертолете и в избу, набитую обогащенным ураном. Также предлагается наилучший способ перемещения по стоящему в пробках Садовому кольцу, который главный герой демонстрирует в лихой, но бессвязной (это ко всему сюжету относится) сцене погони. Впрочем, кинозрителям-автолюбителям в данном случае совершенно нечего взять на заметку — не только из-за того, что Маклейн катит по крышам других машин, но и потому, что элементарно не понятно, где же эдак ловко сворачивать. Центр Москвы, хоть и снятый в Бухаресте, похож на центр Москвы, однако сверять названия улиц оказалось выше творческих сил сценаристов Скипа Вудса и Родерика Торпа. Посему вместо конкретных Моховой и Якиманки герои, судя по табличкам, курсируют совершенно по-юрийантоновски. Шмальнут на какой-нибудь абстрактной Абрикосовой, стрельнут на Виноградной и на Тенистой улице взорвут заряд в тени.

? Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть?. Реж. Джон Мур, 2013

Еще из плюсов есть одна правдоподобная (что для боевика не так мало) сцена с таксистом — единственным, кстати, порядочным россиянином на всю историю. Она узнаваема для всякого, кому случалось ехать из гостей домой на частнике, мурлыкая что-нибудь любимое и, подмечая, сколь вальяжные конструкции плетет из местоимений и суффиксов бомбила, не самый уверенный носитель русского языка, который, может быть, первый день в Москве. В данном случае, правда, все наоборот, и это Маклейн излагает, куда везти: «Собираюсь шить гостинцы около поганского суда», а таксист, покивавши, затягивает синатровскую «Нью-Йорк, Нью-Йорк», под которую главному герою уже доводилось покидать аэропорт во втором «Орешке». Русские, что ясно из картины, вообще имеют таланты к искусствам, но так уж непросто складывается их русская жизнь, что реализовываться приходится в других сферах. Этот парадокс ярко, хотя и нескладно, объясняет один из злодеев, любитель моркови: «Хотел стать танцором, но кормить меня было некому. Люблю танцевать, однако убивать гораздо приятнее, чем работать в продуктовом магазине».

? Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть?. Реж. Джон Мур, 2013

Маклейн, между тем, работает по призванию, спасая Америку. Россия в «Крепком орешке» — чудище, которое обло, озорно, огромно, стозевно и непременно задаст западным партнерам качественный ракетно-ядерный лаяй, как только негодяя Чагарина всенародно изберут министром обороны. Задним умом сценаристы, наверняка, в курсе, что, пожалуй, хватили с суверенностью нашей демократии, и русские министры, в соответствии с мировой практикой, не избираются, а назначаются. После чего, не имея, боже упаси, маниакальных амбиций, принимаются потихонечку себе, по-людски пилить — причем не детонатор ядерной бомбы. Поэтому шаткость концепции защиты интересов США огнем и мечом на Абрикосовой улице призвана компенсировать родственная линия, получающая как никогда интенсивное развитие.

? Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть?. Реж. Джон Мур, 2013

В первом «Орешке» герой мог эпизодически приласкать сына, разве только скользнув взглядом по мутноватой семейной фотке. В последние годы удовлетворялся поверхностным знанием, что у Джека все более или менее ОК. Новая лента, несмотря на минимальный по меркам франшизы метраж, позволяет ему реализовать нерастраченную нежность в полном объеме. цээрушник-сын пошел не в Маклейна, действовать предпочитает не экспромтом, а по четко и логично прописанному, как это любят террористы и хорошие кинорежиссеры, плану. Поначалу шарахается от непрошенной заботы и закатывает глаза под мерное папашино брюзжание, что он вообще-то в отпуске, не выспался, давно не был в бане. Но потихоньку оттаивает и вот уже мелодраматическим манером, утайкой притулившись под автоматным огнем за бронетранспортером, жадно вслушивается, как отец изливает душу другому незадачливому родителю: «Я думал только о работе и мало ему помогал» и выражает надежду, что никогда не поздно отдать семейные долги.

? Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть?. Реж. Джон Мур, 2013

В общем, в следующей серии Маклейн вернет, наконец, машину, одолженную им в прологе второго «Орешка» у тещи.


Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: