18+
41-42

Война

Это была эпоха телесериалов. В России тогда еще не начали снимать свои многосерийные саги, то ли не умели, то ли не имели возможности. Мы потребляли продукт, произведенный в США и Латинской Америке. Первый русский телесериал оказался самым жестоким, грязным и кровавым из того, что нам показывали в те годы. Название ему так и не придумали. Кто-то говорил, что это «восстановление конституционного порядка», другие называли происходящее на экране «борьбой за независимость». Были и другие варианты — «кровавая мясорубка», «истребление и геноцид целого народа», «борьба за сохранение и целостность государства»… Но очень скоро появилось одно лишь слово, которое употребляли все, независимо от отношения к происходящему, и это единственное слово сразу же все объясняло. Чечня.

Премьера первой серии состоялась морозным, декабрьским вечером, с показа колонны бронетехники, двигавшейся по замерзшей дороге, мимо небольшого села. Смысл происходящего на экране понимали далеко не все, сюжет выглядел размытым, персонажи высказывались сумбурно и невнятно. Приближался Новый год, и миллионы телезрителей больше беспокоились о елках, шампанском и мандаринах.

Но именно в Новый год все изменилось. В городе Грозном, одном из главных мест действия нового зрелища, происходило то, что до этого показывали лишь в фильмах о Второй мировой войне. Сотнями гибли люди, горела бронетехника, рушились дома. В боях за железнодорожный вокзал чуть ли не целиком погибла целая мотострелковая бригада вместе с командиром. Но в праздники не принято показывать по телевизору страшное, поэтому пока одни умирали, другие сидели за праздничными столами.

Продолжение показали через несколько дней, и это было как удар обухом по голове. Зритель прилип к экрану и затаил дыхание. Автором и режиссером новой серии стал Александр Невзоров. В страшном сериале под названием «Чечня» появилась смысловая нагрузка и четкая позиция. Впоследствии режиссеры сериала менялись так часто, что у зрителя начала пухнуть голова: тот, кто вчера был героем, сегодня оказывался полоумным маньяком, и наоборот. Солдаты на экране выглядели то грязными и завшивленными подростками, которых лупят доблестные бойцы чеченского Война сопротивления, то доблестными псами войны, которые дают прикурить бородатым террористам.

От таких поворотов многие впали в ступор и перестали следить за событиями, но новый летний сезон, получивший подзаголовок «Буденновск», взбудоражил каждого. Отряд боевиков расстрелял городской РОВД, а потом захватил в заложники целую больницу. Рейтинги сериала взлетели до немыслимых высот. Несмотря на смешение жанров — от криминальной драмы до трагифарса (если вспомнить телефонный разговор премьера Черномырдина с полевым командиром Басаевым), — финал оказался трагическим. Полторы сотни убитых, в три раза больше раненых и злодеи, ушедшие от возмездия.

Зрители не успели еще отойти от Буденновска, а на экране шел уже новый сезон под названием «Кизляр». И хотя сюжет получился практически идентичным, рейтинг не падал. Через несколько месяцев ликвидировали самого главного телезлодея Дудаева. Наметилась развязка. Один из самых кровавых сериалов конца прошлого века подходил к концу. Война закончилась. Для одних — в виде телевизионного зрелища, пусть и страшного, но далекого и как будто не настоящего. Для других — реальная, с артобстрелами, трупами и сожженными танками на улицах Грозного. Ясно одно, людям, оказавшимся на войне по разные стороны телеэкрана, друг друга не понять никогда.

Кэмп
Линч
День кино
Олли Мяки
Аустерлиц
TIFF
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»