18+
37-38

«Говорящая фильма убила актера-иностранца…»

Рашит Янгиров (1954—2008)

Его авторитет среди историков кинематографа был непререкаемым. Автор более двухсот работ — исследований и публикаций, Рашит Марванович Янгиров вернул в нашу культуру целый пласт нашего наследия — произведений и судеб сотен российских изгнанников, участвовавших в съемках фильмов за пределами своей Родины.

Знаток российских и европейских архивов, он удивительно умело сочетал цитаты из своих бесчисленных находок с собственным авторским текстом. Режиссеры, актеры, статисты, продюсеры, журналисты — все, кто так или иначе был связан с кинопроизводством русского зарубежья, словно живые представали на страницах его работ.

Янгиров был одним из немногих исследователей, умевших не просто проследить какую-то отдельную биографию или историю того или иного события.

Рашит разворачивал целые полотна, умел дать мощный срез времени и эпохи. Именно поэтому такой резонанс имела его замечательная книга «Рабы немого: очерки исторического быта русских кинематографистов за рубежом: 1910–1930-е годы», вышедшая в московском издательстве «Русский Путь». Слишком многое он сумел в нее вместить, использовав фантастически огромное количество материала, найденного им во время работы в архивах и библиотеках. Такой панорамы истории кинематографа русского зарубежья, кроме него, не мог создать никто.

— Виктор Леонидов, историк, заведующий Архивом-библиотекой Российского фонда культуры.

 

Материалы прессы взяты из готовящейся к изданию книги Р. Янгирова «Хроника кинематографической жизни Зарубежья». Публикация подготовлена Зоей Зевиной.

 

После революции в Европе и в Америке обосновалось немало русских, по тем или иным причинам покинувших свою страну. Они сразу столкнулись с трудностями жизнеустройства. Во многих случаях у них не было профессий, которые могли бы обеспечить им и их семьям достойный быт.

Болезненный разлад с новым миропорядком и желание приспособиться к его нормам привели привилегированных представителей старого общества в киномассовку, где их собирали как типажей их класса и былого положения.

Международная кинопрактика сформировала уникальную специализацию русских статистов, которые в 1920–1930 годы стали одной из значимых реалий Зарубежья.

Число их в разных странах в разные временные отрезки колебалось. В начале 20-х годов важнейшим пунктом на путях русского послереволюционного рассеяния была Германия, переживавшая острый послевоенный экономический и социальный кризис. Тем не менее германские кинопродюсеры обратили внимание на интересные типажи сразу же при появлении русских эмигрантов в Берлине. Кинематограф стал неотъемлемой частью эмигрантского быта и пользовался особой популярностью у русских, покорив их доступностью и универсализмом.

В начале 20-х годов немало русских служителей сцены и экрана собралось и во Франции. Незаурядные внешние данные и актерские качества русских статистов были и здесь оценены сразу же.

Русский Голливуд складывался дольше, его история была более продолжительной, чем аналогичные эмигрантские сообщества Европы. Начиная с середины 20-х годов голливудские продюсеры увлеклись русскими сюжетами, что потребовало большого числа соответствующих типажей.

Таким образом, можно считать, что положение русских в зарубежной киноиндустрии упрочивалось и было вполне благоприятным вплоть до мирового кризиса конца 20–30-х годов, который совпал с тяжелейшим для искусства переходом от немого кино к звуковому. Особенно пострадали русские актеры, которым на несовершенной звукозаписывающей аппаратуре приходилось подтверждать знание иностранных языков.

Многим не удалось преодолеть этот барьер. Приход звукового кино поставил русских актеров и статистов на грань физического выживания. Начался отток актеров в другие, смежные специальности. Русские оказались успешными помощниками режиссера, осветителями, монтажерами, гримерами и т.д. Периодика тех лет сохранила немало свидетельств драматических судеб и событий.

Группа иммигрантов из России изучает английский язык в Университете Пенсильвании

Голливуд

«Революция в американской киноиндустрии, вызвавшая замену почти всех немых картин звуковыми, отразилась и на положении русских артистов. Возможности для них сильно сократились. Меньше других пострадали Ольга Бакланова, ее муж Н. Сусанин и М. И. Вавич. Бывший премьер московской оперетты укрепился в ролях злодеев. За последний год он был занят, в общем, 20 недель и получал по 700 долларов в неделю. Его очень ценит режиссер Л.Майлстоун. Подошли для говорящего фильма оперный предприниматель Л. Ф. Феодоров и Визаров. Они исполняют роли с акцентом. Ролей иностранцев в говорящем кино много, и это открывает доступ русским, обладающим сценическим опытом… Русский артистический клуб значительно привлек внимание американцев. Музыкально-театральные вечера, руководимые Вавичем, приобрели популярность и привлекают посетителей из Лос-Анжелеса. В клубе установлена радиосвязь с Хабаровском и Москвой. Американские кинозвезды охотно заглядывают в русский клуб».

«Последние новости». 1929, 17 мая.

Голливуд

«В связи с полным вытеснением немых картин звуковыми положение русских, работавших в кино, стало почти безвыходным. Из русских снимается теперь только несколько человек. М. И. Вавич, снимавшийся в картине „Веселый Мадрид“, подписал теперь контракт с Фоксом и будет играть в новой картине… О. Бакланова подписала контракт с Фоксом еще на одну картину. Хорошо работает И.Лебедев, снимающийся в студии Радио Пикчурз и имеющий долголетний контракт. Н.Сусанин снимается вфильме „Наедине с тобой“. М.Визаров в последнее время не снимался и открывает в Холливуде школу. Из остальных русских лучше всех устроился Яковлев-Гессе, служащий хористом в студии Бр. Уорнер. Остальные русские работают в лучшем случае десять недель в год. Мелешев снимается нечасто, но благодаря тому, что его жена имеет место секретарши у врача, имеет возможность оставаться в Холливуде. К.Юренев готовит постановку „Песни Песней“ с помощью американцев. В качестве технического советника больше других работает полковник Давыдов. Германов, Коновалов и другие снимаются редко. Из Холливуда русские уже бегут. Часть направляется в Сан-Франциско, часть едет в Нью-Йорк. В Холливуде существует еще два русских клуба. Русско-Американский Артистический Клуб два раза в неделю устраивает программу. В другом клубе, в котором председателем был Юренев, теперь главным руководителем — Варжинский. Фактически этот клуб — простой ресторан. Ресторан Ф. А. Лодыженского лопнул, и сам он разорился. Первый ресторан ему удалось создать, собрав с восьми служащих по пятьсот долларов. Как известно, эта затея кончилась поджогом, совершенным арендатором, который был осужден затем судом. Второй ресторан Лодыженский открыл на „пожертвования“. Чаплин дал ему чек на тысячу долларов и Мэрион Дэвис — на 6500 долларов. Все эти деньги были им израсходованы, а ресторан теперь закрылся. Сам Лодыженский из Холливуда уехал и собирается в Нью-Йорк. Имевший одно время кинематографическую контору А. О. Дранков открыл теперь близ Холливуда ресторан. А. А. Волошин и ген. Савицкий служат в ресторанах официантами».

«Новое русское слово». 1930, 26 мая.

Берлин

«Союз русских сценических деятелей является единственной в Германии профессиональной организацией с правильно функционирующей биржей труда. Союз русских сценических деятелей благодаря своему уставу имеет возможность предоставлять при посредстве Бюро Труда систематический заработок определенному количеству лиц, исключительно существующих на заработки от киносъемок… В громадном зале ресторана при Schausspielhaus`а с 5 ч. до 8 ч. вечера в чинном порядке, за правильно расставленными столиками рассаживается актерская громада. И, хотя актеров, так сказать, „довоенного“ производства здесь и немного, все же посетителями биржи являются лица, посвятившие себя кино и профессионально занимающиеся кинодеятельностью в некоторых случаях в течение десяти лет. Приблизительно до 80 русских статистов и статисток живут исключительно на доходы от киносъемок… Было время, когда русских, особенно женщин, предпочитали немецким статистам, якобы приевшимся уже публике, но в последнее время интерес к русским остыл и они снимаются наравне с немцами. Вообще, последний месяц на бирже царило затишье, кажущееся, между прочим, зловещим для русских, которых победное шествие тон-фильма может лишить и этого, таким тяжелым трудом достающегося куска хлеба… Самого председателя Союза А. А. Мурского, постоянно занятого ролями в кино, редко можно видеть в Союзе.

Над всем и во всем царит Н. Е. Швейдель, заместитель председателя, чья импозантная фигура ярко выделяется среди нескольких сот жрецов и жриц экрана».

«Руль». 1930, 16 января.

Берлин

Из интервью Ольги Чеховой: «Я думаю и чувствую, что звуковая фильма — это изумительное изобретение, дающее возможность актеру воплотить звуком то или иное переживание, поскольку даны условия для его передачи. Я сама актриса сцены, говорю на четырех языках, и поэтому зачастую в фильме, особенно в высших драматических моментах, меня огорчало то, что стон, вздох и т.п. не передаются одновременно с мимикой моих глаз. Моя ближайшая фильма будет частично звуковой. Это картина на русский сюжет под названием „Тройка“. Русские романсы в этой фильме я буду петь сама».

«Новое русское слово». 1930, 19 февраля.

Париж

Из интервью «Вице-мисс России 1931 года» Татьяны Яковлевой: «Пробовала сниматься в синематографе: все шло хорошо, пока не пришлось заговорить перед камерой „мувитона“. Режиссер пришел в панический ужас: вам, говорит, мадмуазель, надо было родиться на десять лет раньше, когда еще не было говорящего кино. А теперь постарайтесь избавиться от акцента и потом приходите».

«Иллюстрированная Россия». 1931, №7.

Париж

“Не только у русских режиссеров, но и у большинства первоклассных немецких и французских сложилось мнение о том, что русский статист для фигурации является самым первоклассным материалом. Многие, как, например, Марсель Л`Эрбье,открыто заявляют, что для создания надлежащего фона не инертной, а воодушевленной массы, для подлинности изображаемого ти- па русская фигурация незаменима. И в самом деле это так: кто, как не русский эмигрант (с болью, но и с гордостью нужно это констатировать!) может дать настоящий образ, сыграть самого себя в придворном мундире, во фраке банкира и светского джентльмена, в офицерской форме, в генеральских погонах?.. Кто, как не русские эмигранты могут быть величественны, горды настоящей родовитой гордостью среди «придворных дам», чаруя настоящими светскими манерами в гостиной?.. Далеко от желания уменьшить, обесценить достоинство французской фигурации, нужно признать, что в статисты, получающие в «массовках» до 60 франков в день, идут люди, которые в действительности никогда не переступали порога бального зала, аристократического клуба, светской гостиной. Откуда взять им тот лоск, ту изысканность жестов, то врожденное благородство, которое так легко в этом мимолетном сне пережить русскому эмигранту? Как обоснованы бывают нападки режиссера, который кричит им: «Как вы  держитесь, как вы кланяетесь, что за безобразие… Вы — на балу у министра, а не на бал-мюзетт». Бедные статисты, облеченные волей судеб и режиссера, в форменные сюртуки и придворные роброны, разумеется, несмотря на всю свою добрую волю и старание только смешны. И часто маленькая парижская мидинетка, которая идет на фигурацию в надежде, что судьба поможет ей быть замеченной и стать второй Долорес дель Рио, видит, что этот путь полон терниев. Не  то — русский статист. Каждый в тяжелой борьбе за кусок хлеба не утратил того, что дало воспитание, не забыл, как склоняют голову к ручке дамы, как ходят по блестящему паркету, как сидят в золоченых креслах… Не один, готовясь к съемке, надевая генеральский мундир, прикалывая ордена (зачастую свои собственные, заслуженные ордена!), переживает какой-то внутренний трепет… Мимолетный, яркий как действительность сон. Хоть день, хоть час — волей кино — он возвращается к своему прежнему «я». Пусть ярким светом жгут прожектора, пусть там, за освещенным квадратом, — чужие люди, чужая страна, чужая речь, чужие интересы… Сейчас — это мимолетный, но яркий незабываемый сон… И, когда режиссер, довольный, потирающий руки режиссер с удовлетворением восклицает: «са ва» и говорит себе, что русские — способный, внимательный народ, что с ними легко работать, вспоминает ли, знает ли он, что эта толпа внимательных, чутких людей переживает мимолетный сон своего далекого прошлого, сон, за который, в сущности, как-то больно получать в кассе свои 60 франков…

«Мир и искусство». 1930. № 5.

Берлин

«Кинематографический кризис, переживаемый ныне, в первую голову ударил по русским. В то время, как в  прошлые годы в это время работали десятки фильм, занимавшие большое количество русских артистов, в ны- нешнем году производством занято только три-четыре общества, ставящих исключительно звуковые фильмы, в которых, увы, нет места нашим соотечественникам. Из русских в звуковом фильме пока снимается только Ольга Чехова, имеющая вообще исключительный успех у немецкой критики и публики. Остальным русским киноартистам приходится очень туго. Среди них: А. А. Мурский, Н. П. Маликов, Ксе- ния Десни, А. П. Бондырев, Л. М. Триденская, М. Н. Мартов, В. Г. Гайдаров, Б.де Фаст, А. С. Полонский, М. К. Кас- сацкая, М. А. Разумный и мн. др. Некоторые сумели устроиться на немецкой драматической сцене, как например, Мих. Разумный, играющий, как и М. А. Чехов, у М.Рейнгардта. Иные открывают русские рестораны с прислугой в „боярских костюмах“ ит.д. Не лучше положение и русских режиссеров. В. К. Туржанский и А. А. Волков уехали из Берлина в Париж, Г. Г. Азагаров, В. Ф. Стрижевский и Н. П. Ларин пока ничего не ставят. Из художников и операторов — Андрей Андреев работает в УФА, там же, где и Константин Четвериков; в небольших немецких фирмах продолжают работать молодые операторы Александр Арнштам и Ларин-сын. Известный оператор Н. П. Топорков и помощник режиссера В. Ф. Барский пока без службы. Вобщем, положение очень тяжелое и вряд ли скоро изменится к лучшему».

«Возрождение». 1930, 18 июля.

Голливуд

Из интервью Александра Волошина, покинувшего студии после нескольких лет работы: «Русским давно уже было трудно в Холливуде, а в последнее время им там буквально делать нечего. Не верьте тем, кто говорят и  пишут, что они снимаются. Снимался когда-то и я. С появлением говорящего экрана русских, как и других иностранцев, берут только в качестве статистов. Изредка подвернется маленькая роль на 35 долларов в день, но работать приходится три дня в лучшем случае, а затем опять ждать месяц или работать по семь долларов в день. Если подвернется работа на 15 долларов в день, то это считается удачей. Английские артисты не могут найти работы, а русским и подавно не на что надеяться. И все-таки тянут и тянут в чаянии каких-то чудес. Изо дня в день группа русских статистов варится в котле, все откладывая неизбежный отъезд в Нью-Йорк».

«Последние новости». 1931, 24 апреля

Берлин

Показ прессе немецкой версии звукового фильма «Das Lied vom Leben (Песнь о жизни)» (реж. Алексей Грано- вский). Пр-во Filmkunst AG-Tobis. Из отзыва: «Вся эта картина сделана русскими руками, начиная с директора Ф.Дорльберга и кончая статистами. Внынешнее время и кинематографический рынок переживает полосу острого кризиса, а потому тем приятнее отметить, что усилиями русского директора, режиссера и артистов снова удалось создать фильм, о котором после предварительного просмотра осталось наилучшее впечатление. Среди русских в фильме заняты хорошо известные русской публике драматический актер М. А. Азаров, на сей раз выступающий в качестве заведующего продукцией, В. Тринклер, В.Тривас, любимец публики, тенор Л. Моносзон и очень много исполнителей небольших эпизодических ролей, равно как и статистов».

«Руль». 1931, 11 марта

Париж

Комментарий в связи с завершением французского киносезона 1930/1931гг.: «Русская кинематографическая деятельность в истекшем сезоне сказалась скупо и анонимно. Но будущий сезон обещает немало интересных русских работ… Есть, прежде всего, надежда на появление фильма с Ф. И. Шаляпиным. Над этим проектом усердно работает И. Н. Ермольев в сотрудничестве с Гомон. Очень солидное русское ядро образовалось в большом предприятии Оссо под дирекцией Н. М. Блоха. Руководящую художественную роль играет в этой группе В. К. Туржанский. В „ГлорияФильм“ господствует А. А. Волков при ближайшем сотрудничестве В.Стрижевского… Несколько лет тому назад русская кинематография за рубежом блистала силой простоты и правды, всегда составлявших главную черту русского искусства. В то время русское производство занимало почетное и особое место в кинематографии, благодаря этим своим художественно-честным качествам. Пожелаем нашим соотечественникам верности этой прекрасной традиции. Их деятельность достойна всяческого признания. Они не только поощряют в мастерских русский труд, но и дают возможность проявляться русским дарованиям и талантам».

«Последние новости». 1931, 24 июля

Мертвец Каро
Докер Каро
3D
Lendoc
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»