18+

Подписка на журнал «Сеанс»

' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Судьба Эрнста

Только неизлечимый авантюрист мог взяться за кинопроизводство и столь серьезно вложиться в безнадежную отрасль, дотоле пригодную у нас разве что для отмывки денег. Где еще этот авантюризм можно приложить? Да где угодно: от бизнеса до искусства. Мне, правда, кажется, что кино для Константина Эрнста — более, чем секундное увлечение.

Мне жаль, что нет такого кинорежиссера: Константин Эрнст. Волею судеб я слышал от него несколько идей, которые не воплощены. Исключительно сильные, качественные. Было бы действительно интересно увидеть эти фильмы. Возможно, какие-то из них он все же реализует, и не столь важно, кем он при этом будет значиться в титрах.

Есть люди искусства. Эрнст из этой категории. И даже не случись ему занять свой пост, думаю, он все равно стал бы продюсером. Удачливым продюсером художественных фильмов.

Я не вижу такого расклада, при котором Эрнст не стал бы кинопродюсером. Телевидение всегда — транзит. Кино — это остановка. Поэтому цель и средства в данном случае меняются местами. Телевидение — средство, кино — цель.

Он, что называется, энтертейнер. Прирожденный. И куда бы ни двигался, его место будет связано с индустрией развлечений.

А в индустрии развлечений все же пиковой отраслью является кинематограф. Будет совершенно логично, если Эрнст сконцентрируется именно на нем.

Есть такое модное словечко — креативный. Это про Эрнста. Уже передача «Матадор» выявила в нем мощное творческое начало. Удивительно, что оно не помешало своему носителю заняться бизнесом. Вероятно, телевидение — его стихия. Но вполне могу себе представить, что, когда все это Эрнсту надоест, он отправится, к примеру… Ловить бабочек. Энтомологом станет, как Набоков. А, может, как Петр I, примется точить баклажки на токарном станке. Он увлекающийся человек, а диапазон его возможностей, на самом деле, необычайно широк. Наверняка, он и режиссером мог бы быть. Но продюсер он действительно великолепный. Один из немногих у нас настоящих продюсеров.

Стал бы хорошим биологом, если бы мы его в свое время не сбили с толку телевидением. А если уйдет…Трудно предугадать. Костя человек столь разносторонний, что любого предсказателя поставит в тупик. В любом случае, я уверен, без поприща не останется и будет по-прежнему в центре внимания.

Думаю, что он останется продюсером, потому что напылесосил достаточное количество денег для продолжения этой своей деятельности. Грандиозных творческих успехов я, однако, не предвижу. Потому что Эрнстом уже пройдена огромная дистанция деградации. Примерно такая же, как между программой «Вокзал мечты», которую некогда вел Башмет, и нынешними беседами доктора Курпатова.

Эрнст не случайно стал тем, кем он стал. У меня еще во времена «Матадора» было ощущение, что этот парень лучше прочих понимает систему бытования кино. Мало кто у нас тогда вообще над этим задумывался. А он с большим знанием дела рассказывал, например, про студию «Миромакс», и было понятно, что для него это не просто разговор на отвлеченную тему. После убийства Листьева Эрнст вроде бы вынужденно должен был занять его пост. Но он оказался здесь человеком на своем месте. Смею предположить, что из него получится в полном смысле слова великий кинопродюсер. И не только благодаря тем огромным возможностям, которыми он сегодня располагает в качестве гендиректора.

Не нравится мне это «когда и если»…

Я с ним познакомился очень давно, и он уже был тогда телепродюсером. У меня нет ощущения, что это какая-то случайность в его биографии. В прежние, стародавние времена, он бы, получив университетское образование на биологическом факультете, стал бы кандидатом биологических наук. Потом доктором биологических наук. Потом профессором. И, наконец, академиком. Директором главного в стране института по биологии. Лауреатом многих престижных научных премий.

Я, к сожалению, плохо осведомлен о нынешней деятельности Эрнста. Но могу повторить старый испанский анекдот, процитированный Эйзенштейном в книге «Монтаж». Священник спрашивает крестьянина, почему тот не крестится на придорожное распятие, а тот отвечает: «Падре, я помню его сливовым деревом». Так вот я помню Костю Эрнста, когда он начинал программу «Матадор». Две передачи — о Фассбиндере и о Годаре — он делал непосредственно на территории Музея кино. И я тогда поразился его необыкновенной пластичности, а также его замечательному умению принимать облик и тон в соответствии с контекстом разговора. Умение преображаться выдавало в нем фигуру, во-первых, артистическую, а, во-вторых, политическую. Он проявился как человек, безусловно талантливый, энергичный, а главное — великолепно чувствующий контекст времени и обстоятельств. Потому меня не удивили впоследствии ни его карьера, ни его взлет, ни его пост. Как не удивит, если он вдруг станет политиком, или руководителем крупнейшего театра, или, может быть, организатором супермассовых зрелищ. Или кинопродюсером первой величины. Его поле вероятности огромно.

В любой области деятельности — политике, культуре, искусстве, науке, военном деле — оставался бы тем, кто исповедует принцип «сдать Москву, чтобы выиграть битву».

Кем бы стал, «если бы» — большой вопрос, на который пока нет и не может быть ответа. Эрнст — один из тех немногих представителей своего поколения, кто наломал достаточно дров, но продолжает оставаться в пути. Его персональное время — настоящее незавершенное. Слишком много амбиций, слишком много противоречий, слишком много разнонаправленных потенциалов.

Если бы он не стал генеральным директором Первого канала, он бы оставался творческим человеком. Надеюсь, если он уйдет с поста, он снова станет таковым.

Он — человек Возрождения. Труднее сказать, кем он не мог бы стать. Мог бы — кем угодно. Хоть космонавтом. Легко. Единственная загвоздка: трудно представить, чтобы он ушел со своего поста. Знаете, говорят: театр — МХАТ, поэт — Пушкин. Соответственно: Первый канал — Эрнст. Поэтому вопрос меня ставит в тупик.

Ну вы и вопросы задаете! Если бы Советский Союз не развалился, не начался капитализм, не началось новое телевидение, то, я думаю, Эрнст стал бы биологом, на которого он учился. Но коль скоро это все случилось, он все равно рано или поздно стал бы тем, кем он стал. Не обязательно при своей нынешней должности: в этом вопросе всегда есть элемент случайности. Но так или иначе оказался бы в области кино и медиа — сто процентов.

Мучительно хочется поиграть словами и сказать: «Матадором». На самом деле, нет, конечно. Он есть и останется криэйтером национального масштаба.

В нем творческое начало очень сильно, и он при любом раскладе стал бы творческим деятелем — это точно. Кому-кому, а Эрнсту есть чем заняться в этой жизни. Вне всяких сомнений, он продолжит работать с кино. Есть у него интерес и к издательскому бизнесу. Мне представляется также, что в нем еще не раскрыт талант писателя. Тем не менее я не думаю, что он скоро оставит свою должность. Телевидение — это сильный наркотик, а Эрнст — едва ли не главный телевизионный наркоман.

Если бы наркобароны в жизни были, как в фильмах Майкла Манна, — из Эрнста бы вышел отличный наркобарон: у него образная речь и хорошая, по всей видимости, интуиция. Если оперировать более реальными вакансиями, он, конечно, был бы главным редактором русского Newsweek или, хуже того — Playboy.

На этот вопрос ответить сложно. Телевидение — это мир, в котором ценится индивидуальность, любопытство, быстрая реакция и чувство реальности. И Эрнст здесь как нельзя более не месте.

Его кандидатская диссертация называлась «Динамика созревания мессенджер-РНК при созревании ооцитов млекопитающих in vitro». Не соблазнись он кино и ТВ, стал бы крупным ученым-функционером, директором какого-нибудь института. А если бы ему подвернулся Мефистофель — попросил бы сделать так, чтобы ему дали Нобеля.

Судя по специальности — биологом. По отставке с Первого канала — рантье или все тем же кинопродюсером, благо он любит это дело.

Телекинопродюсером Костя все равно бы стал, даже не занимая соответствующих постов на тогдашнем ОРТ, нынешнем Первом канале. Уже к началу 90-х ничем другим он не занимался и, конечно, в биологию уже вернуться не мог. Если Костя покинет пост гендира, я думаю, он продолжит продюсировать, — но, по-моему, скорее, кино, чем эфирное ТВ.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»