18+

Подписка на журнал «Сеанс»

23-24

Мотай на ус
«Сматывай удочки»

На московских улицах — агрессивная наружная реклама, в желтой прессе — репортажи с премьеры в Лос-Анджелесе, в титрах — неизвестные актеры через запятую после Майкла Мэдсена, в названии — присвистывающий императив. «Сматывай удочки» звучит как приказ, причем рассчитанный на мгновенное исполнение. Есть время заглотить наживку, но вот подумать, стоит ли это делать, времени уже нет.

По продюсерскому плану, все у зрителей должно происходить стремительно и вдруг — как у двух главных персонажей, молодых людей без роду, без племени, которые отправились на ночную рыбалку и выловили в мутной воде кейс, а в нем миллион долларов. Парни поволокли баксы домой и развесили сушиться на бельевых веревочках. Утром за деньгами пришли другие парни — двое гангстеров с поросячьими глазками и в дорогих пиджаках, скрывающих татуировки на предплечьях и торсе.

Кода фильма построена на глагольных рифмах: пришел-ушел. Между ними болтается некиногеничный треп, радионяня для «поколения П». Проговоренные, а не сыгранные толком эпизоды связаны между собой очень смутной авторской логикой; настолько смутной, что, кажется, ее и нет вовсе, а есть монтажное выступление в произвольной программе. Минуте на двадцатой действие начинает буксовать — и дальше вяло передвигается в неизвестном, да уже и неинтересном направлении. Беспозвоночное, оно расползается на байки — вроде той, как однажды толстяку Семчеву «розочкой» ткнули в живот, а оттуда вместо крови брызнул шприцевый фонтанчик спирта. В кадр то въезжает кадиллак Элвиса Пресли, то вваливается девочка-подросток с базукой на плече, то случается еще что-нибудь эдакое, но глядеть на это изобилие тоскливо, и глаз оно не радует. Остановиться глазу практически не на чем. Разве что на эффектных цифрах бюджета в продюсерских сводках, но потрачены эти серьезные деньги не на сам фильм, а на его рекламу.

Олег Степченко десантировался на российский кинопрокатный рынок из шоубиза, где раскрутка — единственный гарант продаж и популярности. Его лихой проект «Сматывай удочки», безусловно, войдет в будущие учебники по истории российского блокбастеростроения — как пример самого дикого промоушна. Растяжки, оповещающие о завершении производства «гангстерского экшна», развесили по всей Москве чуть не за год до премьеры — раньше подобным образом «продвигали» только пушкинский юбилей и петербургское зоолетие. Однако масштабные вложения не возымели должного эффекта: «Удочки» не выловили обратно и треть средств, которые ухнули в омут.

Это единственный кандидат в новые российские блокбастеры, не оснастивший типовую американскую модель ни одной характерной недотыкомкой. Здесь все существует в режиме «так не бывает». Если тот же «Ночной Дозор», как к нему ни относись, предлагал актуальную повесть о чудесах, то в «Удочках» дурными россказнями угощает помирающий со скуки трепач: «Навру с три короба — хоть себя потешу».

В общем, мало приказать: сматывай удочки. И жевательная резинка вместо идеологии — тоже не вариант. И анекдот на полтора часа не растянешь — лопнет, как пузырь из упомянутой резинки. Анекдот, кстати, после фильма вспоминается — бородатый, но к месту. Пришел мужик на зимнюю рыбалку. Лунку просверлил, закинул удочку, сидит-ждет. Вдруг откуда-то сверху голос: «Здесь рыбы нет!» Мужик испугался, удочку смотал, пересел в сторонку. Голос опять: «Здесь рыбы нет!» Мужик — удочку под мышку и на новое место. А голос — опять. У мужика уже руки трясутся: «Да кто это?!» — «Говорит директор стадиона». Директора кинотеатров, увы, не так предупредительны к своим клиентам.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»