18+
10

Я не могу ничего больше отдать, только себя…

c Ренатой Литвиновой разговаривала Любовь Аркус

Она способна сделать несчастными многих мужчин.

— Есть такие тесты на подсознание: если бы у вac была белая стена, чтобы вы на нее повесили? Есть такие люди, они бы повесили свой портрет.

— А что бы Вы повесили. Рената?

— Я бы повесила портрет женщины. В ней были бы черты тех женщин, которыми я восхищаюсь.

— Это были бы Вы

— Не знаю… В ней должно быть нечто такое ослепительное. Она способна сделать несчастными многих мужчин.

Детство Ренаты. каким она его помнит и не любит…

(…) Про школьные годы я бы сделала фильм. Ничего хуже в моей жизни потом не было. Никогда уже не было так страшно, как вот именно в детстве. Беспросветное одиночество. (_.) Я помню, умер Брежнев. А мне рассказывали, что когда умер Сталин, все плакали и гудок гудел. И тут тоже загудел гудок. И я высунулась в форточку и жду, вот сейчас заплачу. И со мной не произошло этого.

(…) Что помню Тащусь с портфелем из школы, между домами старыми. Гудок этот помню. Еще были какие-то постановки по радио… И кажется даже, у нас телевизора дома не было. Хотя я точно знаю, что он был. Но я его не смотрела. (_) Подружки были. Дуры, глупые. Ну, и я, конечно Я им истории рассказывала. Ужасы всякие. Все время за мной кто-то ухаживал. Мальчишки, юноши. Еще была игра «Зарница». Ты должен ходить с погонами, отдавать честь. Я ее никогда не отдавала. Кстати, такое сочетание слов.

О любви, и не любви, и нелюбви, и «Нелюбви»

— «Любимая Рита, последняя с ней встреча», «Принципиальный и жалостливый взгляд Али К.» -уже по названиям понятно, что героиня, центральная женская роль — это для Вас главное…

— Это мой вгиковский период. С этим закончено.

— С героиней?

— Вообще-то мне про женщин писать интереснее. Если пишешь с любовью, то и выходит классно.

— «Нелюбовь» была написана тоже с любовью.

— «Нелюбовь» тоже о чувствах, и сильных.

— Что такое нелюбовь?

— В корне этого слова тоже есть любовь. Все остальные чувства, которые человек испытывает, их нельзя назвать любовью. Какие-то попытки.

— Есть два разных слова, два разных понятия: не любовь (раздельно) и нелюбовь (вместе).

— Это все раздельно, я не о написании, конечно, говорю. Я говорю, что это чувство сильное, одинокое, в одиночку. Оно оставляет такие же травмы. Это когда в любви нуждались, хотели ее, думали — любовь. А — нет, не вышло. Кстати, есть люди, которым вообще не дано любить. Некая тупизна души. Когда душа — прямо какая-то тряпочка тоненькая. Такие тоже мелькают на страницах. Куда от них денешься. Убогие. Но у них захватывающий рефлекс очень развит. Я не знаю, нужно ли их жалеть. Но фильм «Нелюбовь» не о них, не о таких людях.

— Героиня в фильме, какой ее сыграла Ксения Качалина, она похожа на Вашу героиню?

— Я Ксению очень люблю, хотя она и не запоминает тексты. И ее режиссер озвучил другим голосом. Фильм я не могла смотреть.

— Но надо же, Рената, понять, какая она — Ваша героиня? Вот Вы уже столько их написали, и сыграли еще теперь, и играете каждый день, даже и сегодня…

— Я все равно всегда буду только себя отдавать, я же не могу больше ничего отдать, только себя.

— Верно ли, что главные ожидания в кино связаны с появлением нового героя, новой героини?

— Если задаться целью сконструировать, придумать такую героиню, ничего не получится Это так случайно выходит. Вчера еще не было, а вдруг появилось.

— Это, вероятно, не в драматургии происходит.

— Но можно предчувствовать тип женщины, хотя бы представить себе приблизительно…

— Вы представляете себе приблизительно?

— Нет не представляю… И вот говорят, я читала: фригидная, фригидная.. Ничего не фригидная.

— Кто фригидная?

— Ну вот писали про «Нелюбовь», что Ксения фригидная. И теперь про меня тоже пишут. Я говорю: образ. Но я, конечно, не могу отвечать за режиссера, что он там натранслировал насчет фригидности. Я вообще не могу отвечать за то, какие смыслы вкладывают в мои сценарии, в мои роли, в мое лицо.

Про Офелию, безвинно утонувшую и любимую Ренатой.

— Если бы Вам пришлось сейчас экранизировать «Гамлета»…

— О, это моя самая любимая пьеса.

— Сколько тогда ему было бы лет?

— Все то, что близко мне. Мне сейчас нет тридцати. И ему не было бы тридцати. Потому что дальше я не разбираюсь.

— А он любил бы Офелию?

— Нет. Он не любил Офелию. Гамлет у меня был бы отрицательный.

— А Офелия его любила?

— Офелия желала любви. Вот, кстати, та же самая история. Офелия желала любви, а он этой любви ей не смог дать.

— А почему он сразу не убивает Клавдия?

— Мне это вообще не интересно. Я бы переписала эту историю. Я бы делала только про Офелию.

О безумии красивом и некрасивом

— Эти все героини из русской литературы и из нашего кино, они какие-то слишком нормальные. А меня завораживает безумие женщин. Сейчас они часто встречаются, потрясающие безумицы. Кто сейчас посещает театры, кино… Приду куда-нибудь, вгляжусь, ба, почти все безумные.

— Шкловский писал, что в психоз люди уходят сознательно, как в монастырь.

— Безумие и психоз — это разные вещи.

— Я думаю, что психоз — это слово такое было модное. Он имел в виду, конечно, безумие. Он имел в виду, что это такой род облегчения невыносимого проживания жизни.

— Конечно, облегчение. Прибежище. Женщин, которых я описываю, нельзя назвать сильными. И я испытываю к ним… жалость… Нет. протягиваю руку. Вот они такие, они не вступают в эту борьбу, когда надо каждое утро вставать, брать себя в руки и вести борьбу с жизнью. Они не собирают в себе силы агрессии для борьбы с жизнью.

— Ну пусть силы агрессии, хорошо, пусть не собирают. Они встают утром, пьют кофе, закуривают сигарету… И что?

— Идут по своим делам. Которые им интересны. Надо как-то точнее подумать. Они стараются. Но не очень. Не больше, чем могут.

— Вы думаете, что безумие женщинам более свойственно, чем мужчинам? 

— Нет, мужчин тоже полно безумных. Особенно из этих, из неудачников. Он неудачник, он не состоялся. И вот они становятся сразу бесполыми. Но это некрасивое безумие. И мне не нравится такое.

— Не нравится?

— Оно мне отвратительно

— Что, некрасивое безумие?

— Да, когда мужчины теряют пол, начинают пить, обсуждать свою внутреннюю жизнь на посторонних глазах.

— Так что право на безумие и на слабость Вы оставляете только женщинам?

— Я очень люблю красивых женщин и красивых людей.

О красоте

— Все, я поняла, да. Красота. Вдруг мне отвратительны бывают длинные черные волосы у женщин. Такие вот, знаете, черные, черные. И вдруг, я прямо чувствую, что меня сейчас прямо вырвет. Это бред какой-то. да? У меня однажды была подруга, она пришла ко мне домой и вымылась в ванной. И после нее на ослепительно белой ванной остались такие черные длинные закольцованные волосы И я испытала отвращение. А подруга была очень красивая. Так что я не знаю, как определить красоту — какая она близка тебе, а какая нет.

— Ну хорошо, есть разные типы красоты. Есть красота Марлен Дитрих, Греты Гарбо, Мерилин Монро, Софи Лорен…

— Софи Лорен не нравится точно и резко. И она все время публикует свои мемуары: как удалить волосы и ороговение с локтей, пяток и еще каких-то там у нее мест…

— А если бы она не писала эти свои мемуары?

— Она такая жгучая.

— То есть слишком определенная?

— Определенная, да. Все-таки пункт номер один в красоте это загадка. Даже некрасивая женщина, если она загадочная, превращается в красивую. Вот например.. Ну ладно, не буду говорить…

— Скажите, скажите.

— Да нет, просто не подходит пример. Потому что она все-таки некрасивая. Я забыла сейчас. Потом скажу.

Чапаев
Kansk
3D
Форсайт
Синяя птица
3D
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»