18+

Подписка на журнал «Сеанс»

13 МАЯ, 2015 // Хроника

Зло по глупости

Режиссер Олег Сенцов — год в тюрьме. О чем думаешь, когда пишешь письма в «Лефортово», рассказывает Алексей Медведев.

Олег СенцовОлег Сенцов

Недавно — впервые за десять лет — я написал два письма от руки. Оба — в СИЗО «Лефортово», оба — поздравления с Пасхой и оба — людям, уж точно заслуживающим лучшей участи. Один из них — Олег Сенцов, украинский режиссер, автор фильма «Гамер», год назад задержанный ФСБ РФ в Симферополе по обвинению в террористических актах, направленных против внезапно ставшего российским Крыма.

Подробности дела тому, кто не в курсе, в любой момент готова сообщить Википедия. Обвинение построено на лжи — полной или частичной, это уж вам решать. Но Олег никогда не был членом «Правого сектора» (факт) и не мог участвовать в подготовке любых акций, способных причинить вред здоровью и жизни людей (мое личное убеждение). Двое друзей, пошедших на «сотрудничество со следствием», получили по семь лет. Олегу светит 20.

А теперь скажу от себя: если это случится, я не знаю, как жить дальше. То есть, понятно, что, скорее всего, так же, как раньше — с горькими сожалениями, смутными надеждами и благими намерениями, но все равно непонятно, как. Почему именно в связи с Олегом у меня появилось это чувство? Мне кажется, не (только) потому, что я закрывал глаза на другие подлости и бесчинства, а тут вдруг разволновался, потому что опасность угрожает человеку, которого я знаю и люблю. Власть в России дьявольски умная и хитрая. Она подла ровно настолько, насколько мы позволяем ей быть подлой. (И под «мы» я имею в виду всех — и «правых», и «левых», что бы это сегодня ни значило.) Вы, может быть, со мною не согласитесь и, скорее всего, будете правы, но для меня точка невозврата, граница, после которой — «дальше невозможно, больше нет, не надо», до сих пор не была пройдена. То есть, были подлости, конечно, но, так сказать, не нокаутом, а по очкам. Каждый раз есть какое-никакое, худое-перештопанное, но алиби, оправдание. А тут (для меня) оправданий больше нет.

У Бодлера есть стихотворение в прозе под названием «Фальшивая монета». Лирический герой со своим другом идет по улице и наталкивается на жалкого нищего. Друг подает нищему серебряную монету в два франка. Герой восхищен его поступком: «…после радости удивляться нет большей радости, чем самому вызывать удивление». «Это была фальшивая монета», — спокойно отвечает друг, как бы оправдывая свою расточительность.

Подлость налицо, но лирический герой — так уж он устроен — начинает искать оправдания. Ему кажется, что друг на его глазах запустил механизм судьбы и случайности. В конце концов, нищий не обязательно окажется в тюрьме — он может и разменять монету, и даже разбогатеть. Поступок друга, как кажется герою, может быть истолкован как бесчувственный, но справедливый в высшем смысле. И тут, прервав размышления Бодлера, друг произносит роковую фразу: «Да, вы правы: нет более приятного удовольствия, чем изумить человека, давая ему больше, чем он рассчитывал».

«Я встретил ясный взгляд его глаз и был потрясен, увидев, что в них сияет непоколебимое простодушие. И тогда я понял, что ему захотелось разом проявить милосердие и совершить выгодную сделку; сэкономить сорок су и завоевать сердце Бога; попасть в рай без особых издержек; и, наконец, бесплатно получить титул „благодетеля“. Я был почти готов простить ему то преступное развлечение, на которое только что считал его способным; я нашел довольно любопытным и необычным тот способ, которым он хотел опорочить бедняка; чего я никогда не смог бы простить, так это глупости его расчета. Мы не можем прощать злодея, но все же есть некоторая его заслуга в том, чтобы считать себя таковым; и самый непростительный порок — творить зло по глупости».

Простите долгое отступление, но это, чтобы было понятно. Если оправдывать и объяснять Крым флибустьерской романтикой и смутными соображениями о судьбах народов и пролитой русской крови, — давайте не забывать об Олеге, который уже год сидит в тюрьме. Если уж решили поиграть с русским народом в почву и судьбу, играйте по-честному. Если допустили нарушение законов и норм, не ссылайтесь на «самый справедливый в мире российский суд». Если рискнули и выиграли, отпустите врага по законам воинской чести. И никогда не пытайтесь расплачиваться с людьми монетами фальшивой гордости и фальшивого патриотизма — рано или поздно их не примут к оплате.

Олег мне ответил. Он бодр, много читает, занимается спортом, учит английский, пишет сценарий — о чем бы вы думали? — о героической обороне Севастополя 1941-42 годов. Если вам кажется, что толку в акциях и пикетах не осталось, напишите ему письмо, 111020 Лефортовский вал, дом 5, п/я 201, Сенцову Олегу Геннадьевичу. Не забудьте указать в адресной строке год рождения — 1976. Так принято, чтобы тюремный почтальон ничего не перепутал. И вложите в письмо сложенный конверт — если хотите, чтобы он вам ответил.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»