18+
11 МАРТА, 2014 // Рецензии

Утка у тебя в штанах

Вторая часть «Нимфоманки» в кинотеатрах. Кому-то скучно, кому-то тошно, кому-то странно. Выход из неловкого положения ищет Василий Степанов.

Во втором томе «Нимфоманки» есть момент, который вроде бы ничем особенным не выделяется, но на мой взгляд кристаллизует в себе весь фильм. Точней всего его суть описал герой телесериала «Настоящий детектив»: «Время — плоский круг, все, что мы совершили или еще совершим, нам придется повторять снова и снова». На экране подрастерявшая былой тонус героиня, только что препоручившая бывшего супруга заботам ученицы. Она кружит по тесному, словно чужой носок, двору Селигмана, не находя выхода. Двор, и правда, примечательный. Это лабиринт: солнечный луч, попав в него, будет вечно рикошетить от стены к стене, угасая на лету, превращаясь в блик; зрителя сюда засосало еще в первой части, когда камера заглянула в темную, смрадную вытяжку, да так и осталась в квартирке рыболова-отшельника.

Ларс фон Триер только делает вид, что рассказывает историю. Из пункта «А» в пункт «Б», от начала к финалу. Главки расписал чинно, на загляденье: детство, отрочество, зрелость, — всего восемь штук, плюс введение с послелогом. То есть, восемь с половиной, получается. Но мы никуда не движемся. Все это время в комнате с мокрым потолком, сами с собой как на Солярисе, блуждаем взглядом по стенам: вот — мормышка, вот — кассетник с Бахом, вот — иконка, вот — зеркало, а еще пятно на обоях (Роршах разберет), еврейский рогалик, десертный прибор и этот мерзкий, мутный, как воды Темзы, чай с молоком. Хороший способ плести историю. Еще в «Подозрительных лицах» испытан. Ведь не просто так то и дело попадает в натянутую паутину повествования дорогой сердцу Джо Джером? Удивление Селигмана трудно не разделить: это «дж» неспроста. Докучливая муха ЛаБеф обречен нарезать круги по комнате: окна закрыты, а если бы и были открыты — все равно.

Мы наедине с Триером, или Триер наедине сам с собой? На одну руку надета кукла Джо, на другую — кукла Селигман, сидим, чаи гоняем.

Кадры из фильмов «Персона», «Антихрист», «Нимфоманка. Часть 2»Кадры из фильмов «Персона», «Антихрист», «Нимфоманка. Часть 2»

Можно негодовать и журить автора за идиотские шутки: Тарковский, Рублев, лисичка с указкой, снежинки, балкон, и мальчик на нем, — какого черта? Но все это только отвлекающее облако тэгов. Как и порно. Обсудите размер и количество членов. Отрезали? Не отрезали? Хотели порно? Оно тут во всем: рассуждаем о полифонии и Палестрине, иллюстрируем Бахом. (Мысль не моя, а Даниила Александрова, но точная). Но не о порно речь.

Вы разве не поняли, куда вас пригласили? Где заперли на пять с лишним часов? Добро пожаловать в тесный, словно домовина, мирок автора. Ожидается встреча как с божественным, так и с дьявольским. Проходите, садитесь. Можно было бы не шутить про «8 1/2», но слишком уж показательно Триер протаскивает зрителя «Нимфоманки» по всей своей фильмографии, как рыбу на леске тянут по реке. В полной мере это осознаешь, когда выходит на свет герой Джейми Белла с полным набором правил «догмы» и начинает аккуратно привязывать. Этого не надо, того нельзя… Вместо камешка в ботинке автор предлагает своему зрителю насладиться «молчаливой уткой». (Кто видел — тот поймет). Постойте, но ведь она же говорящая!

Кадры из фильмов «Антихрист», «Меланхолия», «Нимфоманка. Часть 1»Кадры из фильмов «Антихрист», «Меланхолия», «Нимфоманка. Часть 1»

Чтобы получить от этой картины удовольствие, нужно выйти из комнаты Селигмана, покинуть плоский круг времени. И тогда окажется, что Триер разговаривает не только сам с собой. Теснота этой истории (да и вообще всей «депрессивной» трилогии, как принято теперь называть «Антихриста», «Меланхолию» и «Нимфоманку») схожа с тем ощущением духоты, которое дарят три шедевра, снятые в 60-х Ингмаром Бергманом: «Молчание», «Персона», «Час волка». «Молчание» запирало героинь в иностранном отеле, «Персона» и «Час волка» сжимались до коттеджа на морском берегу и были закавычены обнажением кинематографических средств. «Меланхолия» кажется парафразом «Молчания» (две женщины, мальчик, предчувствие военного апокалипсиса), «Антихрист» ворошит жутковатый «Час волка». А «Нимфоманке», стало быть, достается «Персона», с ее запечатленной раздвоенностью, психотерапевтическими разговорами у постели, ужасом самоанализа и, конечно, эрегированным членом, вклеенным в самое начало фильма. Пересмотрите эти фильмы, и вы поймете, как переплетены мотивы, как уязвим диалог, который пытается наладить Триер.

Не надо говорить, что Бергман настоящий, а Триер притворяется. Скорее, он, как и его героиня Джо, зашел слишком далеко, забрался на самый верх скалы, где обнаружил дерево своей души и застыл в изумлении — так красиво ему ни за что не изогнуться.

 

Читайте также:

«Здравствуйте, меня зовут Василий, и я нимфоманка.»

3D
3D
3D
Полночь в Париже
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»