18+

Канны-2014: «Левиафан» Андрея Звягинцева

Каннский конкурс завершается показом «Левиафана» Андрея Звягинцева — в субботу будут вручены призы.

«Левиафан». Реж. Андрей Звягинцев. 2014«Левиафан». Реж. Андрей Звягинцев. 2014

На далеком севере коррумпированный мэр (Роман Мадянов) отнимает землю у талантливого и пьющего механика Коли (Алексей Серебряков); он вместе с женой (Елена Лядова) и сыном-подростком должен покинуть дом, который построил сам на берегу холодного моря. Товарищ Коли по армии, адвокат из Москвы (Владимир Вдовиченков), приезжает на помощь с папкой компромата. Заканчивается все плохо.

Первое, что удивляет в картине Звягинцева: почти до середины это комедия, причем комедия одинаково смешная и для русских, и для иностранцев; зал целый час стоял на ушах. «Мама, что такое грех?» — «А помнишь, как ты кошку поджег?».

Второе: этот фильм — сумма всех страхов российского кинематографа и русского общества; сюжет напоминает о «Долгой счастливой жизни» Хлебникова, тур де форс несправедливости и произвола — игровые картины Лозницы, на премьеру которого Звягинцев поехал чуть ли не с самолета; Алексей Серебряков, спрашивающий у священника: «Ну и где твой Бог?», — уже задавал похожий вопрос в «Грузе 200».

Но «Левиафан» — довольно мощное обобщение, в котором собраны ответы на многие вопросы о русской жизни, и обо всем говорится в лоб, чтобы не оставалось недомолвок. В суде скороговоркой зачитывают бесконечно длинные, составленные на кристальном канцелярите приговоры; в церкви священник машет кадилом перед благообразными рожами убийц с супругами в мехах. Долгий план — торпеда автомобиля, на ней три иконки и три наклейки с полуодетыми девушками; звучит «Владимирский централ». Россия — это патриархальный мир с криминальным провенансом, и все, что в ней ни есть, особенно власть, — от Бога.

«Левиафан». Реж. Андрей Звягинцев. 2014«Левиафан». Реж. Андрей Звягинцев. 2014

Серебряков, как и в «Грузе 200», строит свой утопический мир на выселках, хотя в этой роли у него есть и другие краски: тихая страсть к жене и любовь к сыну. Лядовой хорошо бы получить приз за женскую роль. Но страшнее всех Роман Мадянов: он сам — маленький пузатый Левиафан, который переходит от шипения к крику, и покинет свой пост, только когда «сдохнет сам или когда народ поднимет его на вилы».

Действие первых двух фильмов Звягинцева — «Возвращения» и «Изгнания» — происходило в предельно условном мире, «Елена» была шагом в сторону узнаваемой фактуры. «Левиафан» снят в необычном месте, и именно это позволяет окончательно примирить эстетику Звягинцева (и его оператора Кричмана) с видимой глазу реальностью. Самое распространенное у русских критиков определение «Левиафана» — это «энциклопедия русской жизни в 2014 году». Кто бы десять лет назад мог подумать, что подобные слова будут сказаны про Звягинцева.

Однако его склонность к универсализму никуда не делась: на пресс-конференции режиссер рассказал, что отправной точкой для сценария стала история возмездия, которая случилась в Америке. Звягинцев хочет быть художником, который из России говорит со всем миром на понятном языке, и у него каждый раз получается.

  • http://vk.com/id21659230 Денис Бобров

    Радует что сеанс не написал ура-патриоческую или патетически-либеральную оду как в некоторых других источниках. Сам сюжет картины не располагает к тому чтобы особо радоваться

  • Дарья

    Звягинцев – режиссер с претензией. Спасибо ему могут сказать только актеры – в его фильмах им есть что играть. Но Звягинцев – это тот случай, когда “король-то голый!” Что-то подобное уже было в истории кинематографа – “Комиссар” Аскольдова. Тоже с претензией фильм. Очень сильные актерские работы Мордюковой и Быкова. А необходимого градуса для пафоса (а кино, повторяю, с претензией) в фильме нет. Ромм, кстати, не поддержал фильм. Звягинцеву по-моему тоже надо было на “Возвращении” остановиться…

    В принципе, его последний фильм – это продолжение “Груза 200″ (Серебряков объединяет два фильма), только у Балабанова талантливее. Да, раздражает топорно, грубо представленное зло: мэр в законе – шансон, иконки, черная дорогая машина – ничего нового (как в известной фразе: первый, кто сравнил женщину с цветком был поэтом, второй – …); высокий духовный чин откровенно кощунствует, но его слов режиссеру почему-то мало, за спиной служителя располагается картина “Тайная вечеря” или бронзовая голова Христа. Зачем? Верно зрителя принимают за щенка, когда несколько раз подряд тыкают носом (на секундочку, фильм с самого начала рассчитан на эрудированную фестивальную публику, не на простого смертного). Киноаксиома: не надо откровенно иллюстрировать то, что проговаривается (и наоборот). Потому что получается не доходчиво. Получается плохо.

    А еще интересно, все критики как загипнотизированные повторяют про талантливого механика (герой Серебрякова). Где в фильме (не в аннотации), из какого эпизода становится ясно, что он даровит? Нет в фильме гениального механика, как не существует и гениального режиссера Звягинцева.

    Пора крикнуть: “Король-то голый!” И лучше если это будет “речь не мальчика, но мужа” (читай, уважаемого киноведа).

  • Дарья

    Звягинцев – режиссер с претензией. Спасибо ему могут сказать только актеры – в его фильмах им есть что играть. Но Звягинцев – это тот случай, когда “король-то голый!” Что-то подобное уже было в истории кинематографа – “Комиссар” Аскольдова. Тоже с претензией фильм. Очень сильные актерские работы Мордюковой и Быкова. А необходимого градуса для пафоса (а кино, повторяю, с претензией) в фильме нет. Ромм, кстати, не поддержал фильм. Звягинцеву по-моему тоже надо было на “Возвращении” остановиться…

    В принципе, его последний фильм – это продолжение “Груза 200″ (Серебряков объединяет два фильма), только у Балабанова талантливее. Да, раздражает топорно, грубо представленное зло: мэр в законе – шансон, иконки, черная дорогая машина – ничего нового (как в известной фразе: первый, кто сравнил женщину с цветком был поэтом, второй – …); высокий духовный чин откровенно кощунствует, но его слов режиссеру почему-то мало, за спиной служителя располагается картина “Тайная вечеря” или бронзовая голова Христа. Зачем? Верно зрителя принимают за щенка, когда несколько раз подряд тыкают носом (на секундочку, фильм с самого начала рассчитан на эрудированную фестивальную публику, не на простого смертного). Киноаксиома: не надо откровенно иллюстрировать то, что проговаривается (и наоборот). Потому что получается не доходчиво. Получается плохо.

    А еще интересно, все критики как загипнотизированные повторяют про талантливого механика (герой Серебрякова). Где в фильме (не в аннотации), из какого эпизода становится ясно, что он даровит? Нет в фильме гениального механика, как не существует и гениального режиссера Звягинцева.

    Пора крикнуть: “Король-то голый!” И лучше если это будет “речь не мальчика, но мужа” (читай, уважаемого киноведа).

Перформа
Sokurov
Tornatore
Beat2016
Московская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»